Лидер Depeche Mode Дейв Гаан 12 ноября выпустил совместно с группой Soulsavers альбом «Imposter», на котором он перепевает песни разных людей с гитарами в диапазоне от Марка Ланегана и Нила Янга до Cat Power и Пи Джей Харви. Накануне релиза Николай Овчинников поговорил с Гааном о его слушательском опыте и любви к гитарной музыке.

— Одно из моих первых музыкальных впечатлений в юном возрасте — это вы выступаете сольно с альбомом «Paper Monsters». А у вас что было первым таким впечатлением?

— Ну, когда мне было совсем мало лет, я слушал отцовские джазовые записи: он был музыкантом и играл на саксофоне и кларнете в биг-бенде. А первый вокалист, который на меня произвел впечатление, был Дэвид Боуи.

— Да, вы же еще перепевали его «Heroes». А еще пытались как‑то повторять его — и Мика Джаггера — движения дома перед зеркалом. А что вообще формировало ваш музыкальный вкус в юности?

— Прежде всего радио. Особенно по вечерам. Было шоу Джона Пила, и он ставил всякую странную по тем временам музыку, ранний панк и так далее. Было телевидение, передача «Top of the Pops» по четвергам, и там были все мои любимые исполнители: Боуи, Roxy Music, T. Rex, Slade. Такое я слушал, когда мне было лет 12–13. Когда же мне исполнилось 14, я постепенно стал интересоваться панком. Тогда в моей жизни появились группы вроде The Damned, The Clash, Siouxie and The Banshees. Дэйв Вэниан из The Damned оказал на меня самое большое влияние как певец, как исполнитель, как фронтмен. The Damned были отличной концертной группой.

Дейв Гаан и Soulsavers перепевают «Metal Heart» Cat Power

— А ощущение, что, мол, революция свершилась, было?

— Было. Ну то есть как, скорее, революция личного характера. В какой‑то момент появилась куча музыки, с которой я мог себя идентифицировать, которая говорила как бы со мной. Да не только музыка. Это и люди, с которыми я тогда проводил время. Моя будущая первая жена Джоанна, например, как раз появилась в моей жизни, потому что мы вместе зависали и ходили на концерты.

— И что из этого вашего раннего музыкального опыта вы принесли на новый альбом?

— На самом деле не очень много. Это, скорее, тот опыт, что я получил впоследствии: когда начал петь в Depeche Mode, записываться с ними, а параллельно находить новых артистов, в которых я мог распознать что‑то свое. Вот эти годы оказали куда большее влияние на новую запись.

— При этом новый альбом получается очень американским по духу.

— Ну да. Soulsavers впитали в себя, будучи американской группой, очень много местной музыки: с блюзовой, с такой мрачной основой. Ну, и я слушал много подобного, пока был в Depeche Mode. Мне нравилось как изучать новые интерпретации блюза и госпела — как у Пи Джей Харви, Ника Кейва, Нила Янга и так далее, так и возвращаться к истокам. Например, к творчеству Джеймса Карра. Кавер на «The Dark End of the Street», которую он исполнял впервые, появился не просто так. Карр был замечательным соул-певцом, все в музыкальном бизнесе в какой‑то момент прочили ему карьеру нового Отиса Рединга. Надо понимать, что как бы ты ни интерпретировал чужую музыку, корни в ней прощупываются. И вот мы с Soulsavers пытались эти корни найти.

— Я в NME прочитал, что вам было куда легче сейчас исполнять песни, чем и на сольных записях, и в составе Depeche Mode. А почему?

— Ох, не знаю, не знаю, не знаю. (Небольшая пауза.) Знаете, я слушал [многие из песен, на которые сделаны каверы] больше 20–30 лет. При этом оригиналы этих песен мне очень близки и знакомы. Но я очень хотел что‑то с ними сделать сам. И я вышел к микрофону в студии, запел и четко понял, что я хотел сделать с песнями. И никто мне ничего не указывал. Это совсем не так [как раньше].

— У вас среди прочего на сборнике есть перепевки Пи Джей Харви и Cat Power, которые начинали свою музыкальную карьеру много позже вас. Почему вы их выбрали?

— Потому что я реально очень люблю их голоса. И записи, которые они сделали. И песни, которые они написали.

— И последний вопрос: объясните мне, почему «Exile on the Main St.» The Rolling Stones — великий альбом?

— А я не могу ответить. Понимаете, если он не производит на вас такое же впечатление, то вы не поймете. Но я могу ответить за себя. Это шедевр, который намного лучше любого другого альбома из тех, что Stones делали как группа. И на этой записи чувствуется лучше всего та химия, которая была между музыкантами. А я знаю, что это такое, я помню это ощущение в годы, когда я был в группе.

Надо сказать, что «Exile on the Main St.» долгое время не был в числе моих любимых альбомов The Rolling Stones. Лет 20 назад я бы сказал вам, что больше всего мне нравится «Beggars Banquet» или «Let It Bleed». Но в последние годы мое мнение изменилось. Я очень много играл «Exile» дома… Это как с Kraftwerk. «Computer World» — их лучший альбом. Мне нравятся и другие, но только здесь чувствуется, как музыканты собрались и выпустили этот шедевр.

Подробности по теме
Depeche Mode: гид по альбомам от худшего к лучшему
Depeche Mode: гид по альбомам от худшего к лучшему