Представляем новую рубрику, где будем исследовать конкретный жанр, явление или исполнителя и рассказывать, с чего начинать знакомство с ними, а каких произведений стоит сторониться. В первом выпуске — песни из фильмов про Джеймса Бонда, которые стали такой же частью фирменного стиля серии, как костюмы, гаджеты и «Водка-мартини».

Вначале не было слов. В первом фильме из официальной бондовской серииЧто это?Фильмы, которые созданы компанией EON Productions. В их число не входят «Казино „Рояль“» 1967 года и «Никогда не говори „никогда“» 1983 года. Их нет и в нашем списке. — «Доктор Ноу» — даже заглавная мелодия в исполнении оркестра Монти Нормана не звучала в знаменитой заставке с дулом пистолета (так называемая gun barrel sequence). Первая песня — «From Russia with Love» в исполнении Мэтта Монро — появилась в одноименном фильме 1963 года. Первая песня с голосом исполнителя на вступительных титрах — «Goldfinger» в исполнении Ширли Бэсси — появилась в одноименном фильме 1964 года. Так постепенно оформился канон. После первой сцены начиналась красочно оформленная заставка (танцующие женщины на фоне алмазов, пистолетов, огня или о чем там будет очередной фильм) со вступительными титрами и заглавной песней, написанной специально для фильма.

Как и в любом каноне, в бондовских саундтреках есть исключения. У фильма «На секретной службе Ее Величества» есть заглавная композиция — инструментальный трек Джона Барри — но большинство помнит балладу «We Have All the Time in the World» в исполнении Луи Армстронга. Во вступительной заставке к «Только для ваших глаз» в первый и последний раз появлялась исполнительница заглавной песни — Шина Истон. Песни к фильмам «Шпион, которого я полюбила», «Осьминожка», «Казино „Рояль“», «Квант милосердия» и «007: Спектр» называются иначе («Nobody Does It Better», «All Time High», «You Know My Name», «Another Way to Die» и «Writing’s on the Wall» соответственно).

У большинства саундтреков бондианы есть одна заглавная песня плюс куча инструментальных композиций (часто крутящихся вокруг одной темы). Тут тоже есть исключения. Во-первых, это саундтреки к обеим картинам с Тимоти Далтоном «Искры из глаз» и «Лицензия на убийство». Во-вторых, это «Золотой глаз» с красочной балладой французского композитора и сонграйтера Эрика Серра в конце (похожую он потом засунет в другой треш-блокбастер эпохи, «Пятый элемент») и «Завтра не умрет никогда» с прекрасным рок-боевиком k.d. lang на титрах. Были и другие, но эти особенно примечательные.

Иногда песни хоть и оказывались в официальных альбомах с саундтреком, но в фильм не попадали или попадали не в изначальном виде. Так было с «Mr. Kiss Kiss Bang Bang»: в фильме была только инструментальная композиция, а куда более эффектный номер с Дайон Уорвик на вокале остался за бортом. Так было с «Only Myself to Blame» Скотта Уокера: ей не нашлось места в «И целого мира мало», но на диске она в итоге оказалась.

Песни для Бонда записывали лучшие люди своих эпох: от Маккартни до a-ha, от Garbage до Мадонны. Но куда больше знаменитостей остались за бортом. Свои песни для фильмов о Бонде предлагали Blondie и Элис Купер, Pet Shop Boys и Джонни Кэш, Saint Etienne и Radiohead. Получив отказ, многие потом перерабатывали их уже для собственных альбомов.

Музыка менялась вместе с Бондом. В шестидесятые это были крунеры и поп-певицы, в семидесятые пришел софт-поп (с перерывом на Пола Маккартни), вторая половина восьмидесятых — это новая волна и соул, девяностые и начало нулевых — поп и альтернатива. Все изменилось, только когда Бондом стал Дэниел Крейг. Музыка к последним фильмам про разведчика хоть и записана важными статусными звездами момента, но никак этот самый момент не отражает, а последние три заглавных песни и вовсе слеплены по одному шаблону — трагичная рукозаламывательная баллада с оркестром. Смелости, с которой Мадонна и ее продюсер Мирвей кромсали старые оркестровые аранжировки, уже ни у кого давно нет. Возможно, она обнаружится у авторов саундтрека к следующему фильму про Бонда.

Вечная классика

Мэтт Монро «From Russia with Love» («Из России с любовью», 1963)

Первая заглавная песня из фильмов про Бонда авторства Лайонела Барта (более всего известного как автор мюзикла «Оливер!»). Версия с вокалом лондонского крунера Мэтта Монро в картине сперва звучит по радио, а уже потом на финальных титрах. Втыкать потенциальный суперхит прямо во вступительные титры авторы бондианы додумаются только в следующем фильме.

Ширли Бэсси «Goldfinger» («Голдфингер», 1964)

Композитор Джон Барри для новой песни к фильму про болезненную одержимость золотом взял молодую валлийскую исполнительницу Ширли Бэсси, чьим недавним туром он занимался. Запись и релиз трека — набор анекдотов: вот Барри буквально за обедом придумывает грандиозное вступление, вот в студии работают Джон Мартин (уже занимающийся The Beatles) и Джимми Пейдж (еще не основавший Led Zeppelin), вот у Бэсси все никак не получается концовка, вот продюсер Гарри Зальцман ненавидит песню и хочет выкинуть ее из саундтрека. Не выкинул — и слава богу. У Барри и Бэсси получилась эталонная песня бондианы: в меру торжественная, в меру наивная, в меру трагичная, в меру дерзкая. Ее сотни раз перепевали, ее пародировали и цитировали (в том числе в самой бондиане, см. «Licence to Kill»). Ее вступление из двух аккордов — канон саундтреков шестидесятых. «Goldfinger» — такой же символ киносерии, как и появившийся в том же «Голдфингере» «астон-мартин».

Том Джонс «Thunderball» («Шаровая молния», 1965)

Песню к очередному фильму про Бонда снова должна была петь Бэсси, но в итоге не сложилось, а написанный для дивы «Mr. Kiss Kiss Bang Bang» в фильме остался инструменталом (а в альбоме с саундтреком ее не менее красочно исполнила Дайон Уорвик). А заглавный трек — написанный по лекалам «Goldfinger», но не проигрывающий ему в трагической эффектности — исполнил другой уроженец Уэльса, Том Джонс. Песня писалась в спешке, сам Джонс от переизбытка чувств чуть не рухнул в обморок во время записи. Но старания того стоили. «Thunderball», как и весь остальной саундтрек к фильму (прямо-таки бенефис Барри как кинокомпозитора), стал классикой киномузыки.

Нэнси Синатра «You Only Live Twice» («Живешь только дважды», 1967)

Одна из самых знаменитых мелодий шестидесятых. Вместо трагизма Джонса и Бэсси — порочная сдержанность дочери Фрэнка Синатры. Вместо пафоса и драматизма — умиротворенный заплыв на короткую дистанцию среди азиатских островов под медленно льющиеся струнные. Не зря потом мелодию из песни подрезал для своего «Millenium» Робби Уилльямс — тот знает толк в джентльменских страстях.

Ширли Бэсси «Diamonds Are Forever» («Бриллианты навсегда», 1971)

Ради возвращения Шона Коннери в бондиану продюсеры фильма взяли деньги у компании De Beers («Бриллианты навсегда» — их слоган) — гонорар шотландского актера в пересчете на нынешние деньги составил по итогу более 35 млн долларов. Ради возвращения Ширли Бэсси так стараться не пришлось, но соотношение затрат и результата тут более выгодное. Если Коннери будто бы играет на отвали, да и сюжет не блещет саспенсом, то «Diamonds Are Forever» — вечная классика, лучшая песня бондианы, эталон поп-музыки начала семидесятых. В ней идеально все: тревожное клавишное вступление, оркестровая сбивка с духовыми, голос Бэсси, улетающий куда‑то вдаль, неспешный ритм, миролюбивый припев. Этот бриллиант и вправду навсегда.

Пол Маккартни и Wings «Live and Let Die» («Живи и дай умереть», 1973)

Насколько были ужасны почти все фильмы с Роджером Муром, настолько великолепны в них были саундтреки. И лучший из них написал Пол Маккартни. Изначально он не должен был его исполнять: продюсеры, заказавшие ему музыку, опять хотели позвать Ширли Бэсси, но Джордж Мартин настоял на том, чтобы автор песни и исполнил ее. Получился, наверное, самый бурный и сложный саундтрек к фильму про Бонда. Это одновременно и постбитловская баллада, и оркестровый бурлеск, и почти что регги, и грозный арт-рок.

Карли Саймон «Nobody Does It Better» («Шпион, который меня любил», 1977)

Временно подменивший Джона Барри на посту композитора Марвин Хэмлиш попытался добавить диско в саундтрек к Бонду. Вышло так себе, но заглавная песня, исполнить которую позвали популярную певицу Карли Саймон, оказалась одной из лучших баллад десятилетия. Текст ее кажется довольно архаичным по нынешним временам (суть его сводится к тому, что сильный мужчина тебя сбережет), но мелодия — на века. Это ценили многие: от создателей очередного фильма про Бриджит Джонс до Radiohead, бодро перепевших «Nobody Does It Better» в середине девяностых.

Тина Тернер «Golden Eye» («Золотой глаз», 1995)

Обычно из таких историй ничего хорошего не выходит. Боно и Эдж из U2 — авторы, Тина Тернер — исполнительница, Нелли Хупер (работал с Бьорк и Massive Attack) — продюсер. Слишком много важных персоналий, слишком много амбиций. Но в итоге получился шлягер, к которому не придерешься. Тернер старательно изображает из себя страстную диву и оказывается наравне с Ширли Бэсси, Боно и Эдж обнаруживают в себе умение писать постмодернистский поп без стадионного оптимизма, Хупер аккуратно инкрустирует в это все злободневный звук, который он уже обкатал на своих более рисковых коллегах. Идеальная песня для перезагрузки франшизы, которая после окончания холодной войны логичным образом оказалась в кризисе.

Нельзя пропустить

Ширли Бэсси «Moonraker» («Лунный гонщик», 1979)

Финальный выход дивы в самом дурацком фильме с Роджером Муром (Бонд летит на космическую станцию, чтобы предотвратить уничтожение человечества, а потом занимается сексом в невесомости!) — и одна из лучших вещей, когда‑либо исполненных Бэсси. Умиротворяющая колыбельная про звезды и космические полеты заслонена двумя другими большими хитами певицы из бондианы, а зря.

A-ha «The Living Daylights» («Искры из глаз», 1987)

На волне успеха песни Duran Duran из «Вида на убийство» продюсеры «Искр из глаз» хотели позвать на саундтрек Pet Shop Boys, но те не захотели ограничиваться только песней для титров (они свою версию песни для фильма потом переделали для альбома «Release»). В итоге для заглавной песни к фильму выбрали A-ha. Получился бодрейший диско-номер с оркестром, одна из лучших песен что в истории бондианы, что в дискографии норвежского трио.

The Pretenders «If There Was a Man» («Искры из глаз», 1987)

Фильмы с Тимоти Далтоном — недооцененные сокровища кино восьмидесятых. За 20 лет до Крейга Бонд казался не супергероем, не комиком с красивым оружием, а обычным человеком, который может страдать, злиться и спорить с начальством. Тогда публика и критики, увы, не оценили игру Далтона по достоинству.

Примерно то же и с саундтреками к тем фильмам: всем хороши, но прошли незамеченными, если сравнивать их с другими песнями из бондианы. А лучший номер далтоновской серии и вовсе спрятался на титрах «Искр из глаз». The Pretenders записали для фильма аж две песни: боевик «Where Has Everybody Gone» и вот эту красочную колыбельную, под которую завершался последний «Бонд» эпохи холодной войны. Все здесь хорошо: и душевный голос Крисси Хайнд, и аккуратные гитарные партии, и нежные клавишные. Одна беда: на стримингах этой песни нет.

Мадонна «Die Another Day» («Умри, но не сейчас», 2002)

Мадонна и ее тогдашний соратник, французский продюсер Мирвэ Ахмадзай, радикально переделали аранжировку композитора Мишеля Коломбье. Результат — самая необычная песня бондианы. Минималистичная электроника, оркестровая мелодия, порезанная на семплы, едкий вокал Мадонны, будто выплевывающий слова по слогам. И тогда это было слишком радикальным для весьма консервативной франшизы, и сейчас трек Мадонны обычно оказывается на последнем месте в топах песен из фильмов про Бонда — слишком странный, слишком неформатный. Но в этом и его достоинство. Если отбросить все предрассудки, то мы слышим идеальный танцевальный трек начала нулевых и один из последних удачных синглов Мадонны.

Джек Уайт и Алиша Кис «Another Way to Die» («Квант милосердия», 2008)

Еще одна песня, которую многие считают одной из худших в истории бондианы. Не очень понятно, чем обосновываются такие эмоции — разве что, как и с Мадонной, радикальному расхождению «Another Way to Die» с каноном саундтреков к Бонду. Вместо душевности под клавишные или трагедии с оркестром — страсть и дерзость. Из всех саундтреков к фильмам с Крейгом этот — лучший. Грязный аналоговый ритм-н-блюз от двух звезд рок- и поп-музыки нулевых идеально подходит к самому приземленному, злому и безнадежному фильму франшизы.

Адель «Skyfall» («007: Координаты „Скайфолл“», 2012)

Почти пять минут неподдельной драмы от Адель и продюсера-сонграйтера Пола Эпуорта. Наверное, главная песня в карьере самой певицы — и лучший саундтрек к лучшему фильму про Бонда со времен «Лицензии на убийство». «Оскар» за лучшую песню из кинофильма. Потом методы Адель пытались повторить Сэм Смит и Билли Айлиш — вышло ужасно.

Ценнейший раритет

Скотт Уокер «Only Myself to Blame» («И целого мира мало», 1999)

Написанная Дэвидом Арнольдом и Доном Блэком и исполненная Скоттом Уокером песня должна была озвучить трагический роман Бонда и Электры Кинг (ее играет Софи Марсо). Но режиссеру Майклу Аптеду эта песня показалась слишком мрачной, и в итоге на ее месте в фильме звучит другая композиция. А трек Уокера остался только на диске с саундтреком. И очень зря: кажется, не было мелодии более элегантной в истории бондианы. К тому же это редкий для девяностых и нулевых выход Уокера как крунера, а не экспериментатора.

Подробности по теме
Мантия, которую ты носишь: памяти Скотта Уокера
Мантия, которую ты носишь: памяти Скотта Уокера

Можно послушать

Джон Барри «On Her Majesty’s Secret Service» («На секретной службе Ее Величества», 1969)

Инструментальный бенефис главного композитора бондианы из вступления к единственному фильму с Джорджем Лазенби.

Лулу «The Man with the Golden Gun» («Человек с золотым пистолетом», 1974)

Сексапильный рок от популярной тогда британской певицы. Лучшее в этом треке — медленный проигрыш в середине.

Шина Истон «For Your Eyes Only» («Только для ваших глаз», 1981)

Трогательный софт-поп от британской певицы и будущей актрисы («Полиция Майами», озвучка мультфильма «Все псы попадают в рай» и т. п.). Автор саундтрека к «Только для ваших глаз» Билл Конти хотел, чтобы песню спела Дасти Спрингфилд или Донна Саммер, но продюсеры из United Artists настояли на кандидатуре Истон. Не прогадали.

Рита Кулидж «All Time High» («Осьминожка», 1983)

Миловидная баллада с саксофоном и восхитительной кодой, записанная для одного из лучших фильмов про Бонда с Роджером Муром.

Эрик Серра «The Experience of Love» («Золотой глаз», 1995)

Французский композитор и сонграйтер с традиционной для него гитарной балладой о всеобщей любви.

Duran Duran «A View to a Kill» («Вид на убийство», 1985)

Первая — и крайне удачная — попытка продюсеров фильма сделать злободневный саундтрек. На переднем плане теперь не оркестр и не архаичный рояль, а бодрая новая волна от главных ее хитмейкеров. Отметим, что у A-Ha вышло получше.

The Pretenders «Where Has Everybody Gone» («Искры из глаз», 1987)

Бодрый рок с оркестром для самых напряженных моментов лучшего фильма про Бонда в восьмидесятых.

Глэдис Найт «License to Kill» («Лицензия на убийство, 1989)

Сонграйтеры Нарада Майкл Уолден, Уолтер Афанасьефф, Джеффри Коэн и певица Глэдис Найт — с аккуратным ремейком «Goldfinger». Полуночный соул из самого нервного и самого странного фильма франшизы: Бонд вместо борьбы с мировым злом мстит за лучшего друга.

Патти ЛаБелль «If You Asked Me To» («Лицензия на убийство», 1989)

Примерно то же, что и у Глэдис Найт, только более умиротворенное. Как раз для финальных титров. Красивое прощание со старым Бондом времен холодной войны.

k.d. lang «Surrender» («Завтра не умрет никогда», 1997)

Странно и грустно, что умеренно мрачная песня канадской певицы в итоге осталась в финальных титрах (и ее мало кто помнит), а заглавным треком продюсеры выбрали безделушку от Шерил Кроу.

Garbage «The World Is Not Enough» («И целого мира мало», 1999)

Одна из главных альтернативных групп девяностых неожиданно хорошо сочетается с оркестром. Наряду с песней Скотта Уокера и злодеями, сыгранными Софи Марсо и Робертом Карлайлом, «The World Is Not Enough» — редкое светлое пятно в постмодернистском кринже, которым стала бондиана под конец девяностых.

Крис Корнелл «You Know My Name» («Казино „Рояль“», 2006)

Ветеран гранжа играет (в) пауэр-поп в компании оркестра. Стоит слушать хотя бы из‑за демонстрации вокальных способностей Корнелла в концовке.

Можно пропустить

Дайон Уорвик «Mr. Kiss Kiss Bang Bang» («Шаровая молния», 1965)

Пусть и красочное, но повторение истории с саундтреком к «Голдфингеру». Уорвик очень старается, но вся беда в чрезмерном пафосе мелодии. Уже не страшно, а смешно.

Нина «Do You Know How Christmas Trees Are Grown?» («На секретной службе Ее Величества», 1969)

Нина Ван Палландт с дежурной рождественской балладой. Как и большинство рождественских баллад, скучно и невыразительно.

Луи Армстронг «We Have All the Time in the World» («На секретной службе Ее Величества», 1969)

Чересчур слащавый саундтрек к одному из самых печальных сюжетов кинофраншизы.

Rage «Make It Last All Night» («Только для ваших глаз», 1981)

Совершенно никудышный диско-номер из саундтрека под управлением Билла Конти.

Тим Фихан «Dirty Love» («Лицензия на убийство», 1989)

Максимально дурацкий пауэр-поп от канадского исполнителя в богатом на хорошие песни саундтреке к «Лицензии на убийство»

Шерил Кроу «Tomorrow Never Dies» («Завтра не умрет никогда», 1997)

Довольно нелепая попытка изобразить порочный поп шестидесятых от популярной в девяностые певицы. Натужная чувственность и картонное ретро.

Сэм Смит «Writing’s on the Wall» («007: Спектр», 2015)

Сэм Смит и соавторы пытались написать максимально типичный бондовский саундтрек и заодно повторить успех Адель трехлетней давности. Получилось мучительно больно. Как и сам фильм, песня к нему страдает излишней серьезностью и от этого звучит скорее комично.

Билли Айлиш «No Time to Die» («Не время умирать», 2021)

Главная проблема песни в исполнении Билли Айлиш — в том, что певицу пытаются усадить в аранжировку будто из смитовской песни, оставив при этом ее типичную полушепчущую манеру пения.

Подробности по теме
«Ленивый прием»: зрители устали от злодеев со шрамами в бондиане
«Ленивый прием»: зрители устали от злодеев со шрамами в бондиане