Звездочка футуристического R’n’B приезжает в Москву на интересном вираже своей карьеры — ее новый альбом, выпивший, по словам артистки, из нее все соки, вышел неожиданно тревожным, но вольнодумным. Читайте интервью Кило Киш и не пропустите одно из лучших музыкальных предложений московских выходных.

— Я пытался посмотреть что-то из ваших последних сетлистов, но ничего не нашел. Что вы будете играть? Новый альбом или что-то из более раннего?

— Да, это будет по большей части новый материал, но кроме того сыграю и несколько более ранних вещей. По большей части из «K+», немного из «Across», из моей первой записи, микстейпа «Homeschool» — в общем, это будет большой микстейп из всего.

— Раньше вы говорили, что ваш новый альбом — это по-настоящему ваш материал, а ранние песни вы не чувствуете своими. Значит, есть все же на ваших ранних записях какие-то песни, которые вы любите?

— Раньше эти песни были более тематическими, нежели персональными. Это не значит, что мне не нравятся мои ранние работы или же что они не показывают слушателю, кто я. Раньше в них было что-то около 30 процентов меня, что не так уж и глубоко. Поэтому я и говорю, что новый альбом получился более человечным, он — это все сразу, целый спектр эмоций. Не только счастье, но и какие-то более темные стороны, и вместе с тем в нем есть даже что-то комическое. И по большей части независимость — я бы сказала, что это одно из моих главных качеств. В других проектах есть какие-то проблески всего вышеупомянутого, но их становится все тяжелее и тяжелее исполнять. Я теряю с ними связь. Но мне позволено взрослеть и меняться, иметь объективный взгляд на то, что я создала, а не только говорить: «О, это звучит потрясающе, и так будет всегда».

— Сейчас вы говорите, что ваши песни создаются по следами всяческих записей, аудиозаметок. Продолжите ли вы использовать подобный метод или вы планируете его изменить?

— Вообще, многие мои песни созданы благодаря аудиозаметкам. Когда я жила в Нью-Йорке, я часто ела не дома и просто смотрела в такие моменты за людьми вокруг. То есть вот передо мной сидит пара — и я думаю, как написать песню с их точки зрения, о чем она будет. Это, конечно, сильно отличается от того, что я сделала на альбоме, потому что на нем я просто собрала вместе случайные мысли, которые приходили в голову, разные моменты, у меня всегда при себе был блокнот, в который я записывала строчки. В каком-то смысле «Reflections in Real Time» — немного сюрреалистический проект, в нем очень много случайного. И в то же время он немного продуман, потому что все это нужно было собрать воедино. Думаю, в будущем я буду меньше пользоваться таким копипейст-методом. Сейчас мне хочется писать музыку в более старомодной манере, когда люди собираются в одной комнате и вместе что-то придумывают. Ну и дальше все будет более светлым — все-таки последняя запись была слишком мрачной.

Kilo Kish «Locket»

— Последний альбом мне показался очень важным высказыванием о депрессии.

— Вы первый, кто мне это сказал. Не знаю… Думаю, да, в какой-то степени я была в депрессии. Много мыслей, много тревоги, много долгих размышлений. Я живу, думая об огромном количестве вещей, иногда эти мысли меня пугают, кажутся безумными, иногда это довольно мрачные идеи, которые сложно принять. В такие моменты ты можешь оказаться в депрессии, но я не хочу использовать настолько громкое слово. Но я могу думать: «Это лучшее место на земле», парой минут позже — «Я в полном дерьме».

— Сейчас ведется много разговоров о том, как много должно быть человека в его творчестве. Бейонсе выпустила «Lemonade», и мы не знаем, насколько это личная запись, — как вы думаете, до какой степени песни могут быть личными?

— Думаю, в 2016-м ты можешь позволить себе быть самим собой — и таким образом у тебя появляется новая возможность работать с публикой. Публика может быть очень критичной, иногда даже осуждающей, но сейчас можно быть разным. Никто не хочет, чтобы против него ополчился весь интернет, или стать мемом против своей воли, или чтобы над тобой смеялись из-за того, как ты живешь. Но отсутствие себя в творчестве — это какая-то бессмыслица. Чем больше нас будет в творчестве, тем меньше будет стена между тобой и слушателем. Сегодня быть открытыми — наша обязанность. Над нами могут смеяться, но мы должны не переживать по поводу этого, а что-то извлекать из этого.

— Если говорить о критике и прессе: вы что-то читаете о себе или вас это мало заботит?

— Иногда я что-то читаю. Но если говорить об интервью, то говорить с людьми мне нравится куда больше, чем перечитывать разговор. Я обожаю говорить по телефону, или, как мы сейчас, по скайпу, или вживую. Такой материал всегда становится интерпретацией сказанного, и я буду довольна любым прочтением и переводом моих слов. Очень важно, когда люди пишут тебе напрямую через соцсети, говорят о том, что думают по поводу моего творчества. Да, я читаю и негативные комменты. Но я училась в арт-школе, я знаю, как справляться с необоснованной критикой. Люди должны высказываться о чем-либо по-разному, а если этого не происходит и все в восторге, то становится скучно.

— С вами часто говорят о соцсетях, как часто вы сейчас там сидите?

— Все еще не очень много. Чаще всего я сижу в твиттере, слежу за звездами, ищу мемы, читаю статьи от кого-то вроде Harvard Business Review. Иногда захожу в инстаграм, но практически ничего не выкладываю. Вообще, разговор о социальных сетях я начала из-за того, что на альбоме это одна из главных тем. Хотя, скорее всего, некоторые песни связаны не с ними, а просто с тем, что происходило с тобой, — но ведь и они занимают в твоей жизни какую-то часть. В моей, правда, не очень большую, совсем небольшую.

— Какие мемы вам нравятся больше всего?

— Больше всего — мемы из черного твиттера, видео с маленькими зверятами в инстаграме, а также компиляции самых популярных вайнов.

Kilo Kish «Navy»

— У вас была пара выпусков видеоблога, где вы отвечали на вопросы фанатов, — не хотите ли вы повторить что-то и в этом году?

— Да, мне снова стоит этим заняться, я просто забыла об этом блоге. Забавно, что обычно меня спрашивают что-то вроде «C кем вы хотите поработать?», делают какие-то предложения о музыке, но огромное количество вопросов вообще с музыкой не связаны, это просто просьбы дать какой-то совет. Люди могут получить ответы на многие вопросы, просто слушая мою музыку, — поэтому многие вопросы, которые у них остаются, посвящены тому, как оставаться собой, как продолжать работать, как бы сложно все для тебя ни было на данный момент. На такие вопросы интересно отвечать, и их интересно получать — они помогают и мне самой, потому что через них я понимаю и саму себя. Я могу до бесконечности говорить о вопросах, которые важны и для меня, и для того, кто спрашивает, но чаще всего устаю от бесконечных «Вам стоит поработать с этим человеком» или «Какая у вас помада?». Ну кому какая разница?

— Можно ли назвать «Reflections in Real Time» новой версией этого блога — без вопросов, с одними лишь ответами?

— Этот альбом — это бессчетное количество тем, которые пришли мне в голову, и да, мои попытки ответить на какое-то количество вопросов. Не всегда я даю политкорректный ответ — в отличие, скажем, от этого интервью — это просто факты из моего дневника, и что-то из этого мне поначалу не хотелось включать. Иногда мне казалось: «Ну нет, это слишком, меня посчитают злобной. Но потом я подумала: «Ладно, это же тоже часть меня, да, она жесткая, но это то, что ты думаешь. Вау, ты не настолько позитивна, насколько могла бы быть». И вот ты идешь еще дальше и глубже, оставляешь все неприятные моменты и понимаешь — да, это честная картина того, что я чувствовала с 23 до 25. И это заставляет меня сесть и задуматься над тем, что я думала. Что кажется правильным, здоровым, работающим, а что нет. И это заставляет двигаться дальше. Думаю, я не смогу сделать вторую такую запись в ближайшие десять лет, настолько выжавшую из меня соки. Но для меня она была крайне, крайне важной.

— Сейчас выходит достаточно много необычных альбомов — и такие песни, как «Collected Views from Dinner» и «Existential Crisis Hour!» позволяют вспомнить об альбомах Уиллоу Смит и самых странных новых песнях Джеймса Блейка.

— Да, я думаю, мы нарочно пытаемся сделать песни такими. Но все-таки в первую очередь важна сама тема, текст — если я знаю, что хочу сказать и как углубиться в эту тему, то, конечно, после этого можно и поэкспериментировать. К примеру, песня «Hello, Lakisha» — она посвящена восприятию себя и расовому вопросу, но при этом она выбивается из всего альбома, поэтому и запоминается.

— Если говорить об «Existential Crisis Hour!», то Childish Gambino в ней… Кто? Он сам, просто друг, может быть, бог? Кто отвечает на эти вопросы?

— Я хотела, чтобы он просто был собой, потому что он один из немногих моих друзей, с которыми у меня может состояться такой разговор, как в этой песне. Мы решили сделать что-то вместе, и получилось просто идеально. Я решила, что он должен прислать мне некоторое количество «да» и «нет», сказанных совершенно по-разному. После этого я прислала ему свою часть, но, после того как порезала его запись, решила расставить эти «да» и «нет» в случайном порядке, так что у Дональда просто не было возможности ответить на все так, как он сам думает. С чем-то из этого я была согласна, с чем-то нет, но мне понравилось, что выбор ответов не зависел ни от меня, ни от него, получилось довольно классно, как мне кажется. По крайней мере, Дональд не сказал мне после этого: «Ого, вообще-то я согласен с этим, но ты заставила меня сказать нет». Люблю, когда в такие моменты люди дают мне право на свободу.

Kilo Kish «Existential Crisis Hour!»

— В интервью Saint Heron вы говорили, что делаете новую группу Mtn Neverest. Этим летом ее ждать уже не стоит?

— Не знаю. Сейчас мне хочется поработать над музыкой в течение довольно долгого времени. За последние пару недель у меня появились кое-какие наброски, и сейчас я жду подходящего времени, чтобы продолжить. Думаю, все выйдет осенью, но пока я только думаю о том, чтобы сделать что-то по-настоящему веселое. После такого альбома мне явно надо как-то развеяться. В то же время я сейчас работаю над одеждой, и этот процесс приносит немного стресса, поэтому прямо сейчас развлечься не помешало бы. Пока что у группы нет определенного жанра — просто будь что будет.

— Я очень удивился, узнав, что вы назвали группу в честь горы в Warcraft.

— В Warcraft есть такая гора?!

— Ага.

— Правда?! Ох черт, нам нужно срочно поменять название. (Cмеется) Нет, это просто игра слов, связанная с Эверестом, кто бы мог подумать, что кто-то уже решил ей воспользоваться. Если бы я поиграла в Warcraft хоть немного, я бы точно знала об этом совпадении. Может, такое название привлечет хотя бы немного фанатов этой вселенной. Им либо понравится, либо они будут меня бойкотировать. Что ж, тоже неплохо. (Cмеется)

Концерт
Kilo Kish (США), Mujuice, Kirill Ivanov
Подробнее
на afisha.ru
http://www.afisha.ru/concert/1321036/