История не менее невероятная, чем очередной альбом «ЛСП»: две главные гитарные группы последних лет записали совместный диск, где звучит громкий альтернативный рок на два голоса с песнями о кризисе и поиске выхода из него. По такому случаю мы поговорили: в Москве — с Кириллом Городним из «Пасош», в Петербурге — с Алексеем Августовским из «Увулы».

Алексей Августовский
© Маргарита Смагина

Как и когда «Пасош» и «Увула» решили записать совместный альбом

«Пасош» и «Увула» долгое время были шапочно знакомы друг с другом, но при этом никаких совместных активностей у них не было. Другое дело, что всем было понятно: такие активности — вопрос времени.

Кирилл Городний, «Пасош»: Знакомство происходило поэтапно. Два года назад мы делали один из первых наших традиционных Garage Sale в Powerhouse. Тогда где‑то для меня фоном существовала некая группа «Увула», про которую я мало что понимал, но слышал лишь песню «Не для меня», где очень красивый саксофон. Петар [Мартич, вокалист «Пасош»] тогда позвал Лешу [Августовского] сыграть акустику, ему очень нравился альбом «Я думал у меня получится», тогда мы познакомились весьма шапочно. Потом «Пасош» и «Увула» играли совместный концерт в Nike Box в парке Горького, который совместно делали Nike и Андрей Алгоритмик.

Я к тому времени еще не сильно погрузился в их творчество, но концерт мне дико понравился, можно сказать, что я был в восторге. Где‑то год назад я расслушал наконец нормально их дискографию и стал периодически переслушивать их песни. И вот зимой, когда шла подготовка к запуску «Домашней работы», я столкнулся с Лешей в «Зинзивере», мы законнектились, и на тот момент я подумал, что было бы классно, если бы мы могли издать у нас какой‑то их релиз. И вот нормально, по-настоящему, мы познакомились именно тогда, когда встретились это обсудить.

Алексей Августовский, «Увула»: У нас было шапочное знакомство долгое время. Мы, конечно, знали друг о друге. Самое знаковое событие было, когда мы играли онлайн-концерт для МТС и после него решили продолжить вечер [с ребятами], хоть это и было во время карантина. И мы начали в шутку рассуждать на тему возможной коллаборации. А через некоторое время ребята сказали: «Что, если серьезно об этом подумать?»

Кирилл Городний
© Лена Цибизова

[У нас общее в лирике], потому что ушли бунтарство и самоуверенность. Теперь приходит осознание, что ты не понимаешь, что нужно делать. Из‑за этого происходит такой непрерывный круг — поток мыслей о том, как распорядиться своим будущим, своим сознанием, как жить. Видимо, поэтому мы с «Пасош» слились в едином порыве.

Как «Пасош» и «Увула» поругались в инстаграме

Релизу альбома предшествовала публичная разборка между «Увулой» и «Пасош» в инстаграме. Августовский обвинил Мартича в том, что тот за тачку был готов записать совместку, но не сделал этого. Городний назвал Мартича «гнилым фронтменом», а барабанщик группы Григорий Драч сообщил, что уходит оттуда в «Семинар» — проект Городнего и Расела Рахмана из «Спасибо». В ответ Мартич тегнул главные СМИ по части музыки (включая нас) и пообещал «разоблачения». Как выяснилось в итоге, никакого скандала не было, зато было самое странное промо совместного альбома. Вполне в духе «Пасош».

Городний: Это был прикол, который начали Петя с Лешей, и подключились мы, оператор Никита Зеленый, который ездил с нами.

Получилась шутка, вышедшая из‑под контроля, от которой нам всем было весело. В это время мы уже были в Петербурге и работали над записью альбома. По-моему, все началось просто с какого‑то видоса с репетиции, который Леша выложил себе в инстаграм на какой‑то вопрос про группу «Пасош», что‑то в духе «будет ли фит», и в ответ было видео, где мы репетируем, с подписью «Не знаю, спросите этих московских чертей».

Августовский: Просто школа Моргенштерна. Это было just for fun исключительно. Прикол оказался невероятно правдоподобным. Мне написали столько людей в духе «Мы с тобой, мы всегда знали, что они уроды». А я сижу, и мне стыдно, потому что люди так реагируют. Мы вообще не хотели, чтобы это [так зашло]. Я целый день генерировал этот продукт, у меня болели скулы, я до слез смеялся. Это была лестница абсурдных вещей. Мы неплохо повеселились, так взбудоражили публику. Никто при этом не понял, что мы готовим альбом! Никто не ожидал. Трек совместный — окей, все этого ждали: две главные гитарные группы наконец-таки что‑то сделали.

© Маргарита Смагина

Что Кирилл Городний думает о Петербурге

Обе группы четко ассоциируются с городами, где они проживают, и в целом их музыка имеет четкую геолокацию. «Увула» — это туманный стон, северный дрим-поп с надрывом, ленивая печаль. «Пасош» — это посттусовочная рефлексия под американизированный инди-рок, песни вечно спешащих и вечно усталых людей.

Я отношусь к числу людей, которые приезжают в Петербург на три дня, и в первый вечер такие: «Ну тут так классно, почему я не приехал, например, на неделю, надо найти такую возможность, ничего тут не успеваешь нормально». А на третий день ты мчишь на вокзал с мыслями «Ноги. Моей. Здесь. Больше. Никогда. Не. Будет».

Мне нравится и не нравится в Петербурге его расслабленность. С одной стороны, если ты привык к сумасшедшему ритму, не всегда необходимому и зачастую бессмысленному и дискомфортному, который навязывает нам бесконечная централизация нашей чудесной и прекрасной родины, оказавшись в Петербурге, если ты сильно к этому привык, чувствуешь себя, конечно, намного свободнее в каких‑то вещах. Жизнь идет, но размеренно.

С другой стороны, тут иногда создается ощущение, что где‑то это заходит слишком далеко.

Петербург хорош в зарождении идей, чему способствует культурный бэкграунд города, и не очень хорош в их воплощении.

Есть ощущение, что город не очень ладит с дисциплиной и работой, без которых воплощение проблематично, иногда это может раздражать. Но в итоге реализовали мы идею совместного альбома именно в Петербурге, попробовали произвести некоторую инверсию.

© Лена Цибизова

Что Алексей Августовский думает о Москве (и Петербурге)

Я рекомендую кататься на МЦК по кругу, мимо ЗИЛа. Что касается заведений, есть бар Veladora во дворах, куда не могут зайти разные личности с улицы. И это сохраняет идиллию. И там есть абсолютно разрушающие напитки, после которых можно отлично провести время.

Мы сохраняем петербургскую идентичность. И хочется, чтобы с нами олицетворяли город в целом. У нас совершенно иная культура в плане досуга и самоощущения, чем в Москве. Питер для того, чтобы быть никому не нужным, отдыхать, в понедельник найти кого‑то, с кем выпить, и не думать, что завтра на работу. В Питере есть залив, куча водички, которой мне очень не хватает в Москве. Там нет возможности бросить все и уехать на залив, на озеро — куда угодно. У нас низкий уровень концентрации и при этом более простой и менее сдержанный уровень личных границ, чем в Москве.

Какие песни Августовский и Городний любят друг у друга

Августовский: Песня «21» — самый правильно построенный и отличный хит, перед которым я снимаю шляпу. Гармонически он меня больше всего цепанул. А так, я всегда знал о существовании «Пасош» и уважал их вклад в современную реальность независимой музыки, они были проводниками в тот мир больших медиа и «Вечернего Урганта», который нас не принимал.

Городний: «Ты и твоя тень», «Верь мне», «Не видимся», «Nothing Is Funny», «Нам остается лишь ждать».

© Маргарита Смагина

Как четырем харизматикам записать альбом и не разругаться по-настоящему

Совместный альбом «Увулы» и «Пасош» — редкий случай подобного коллаба, который удался. Самая большая проблема супергрупп и схожих по типу с ними проектов — слабый выхлоп при завышенных ожиданиях. Как правило, люди весело проводят время, получают удовольствие, и непонятно, зачем делиться с публикой результатами (как будто ты смотришь фотографии с чужого отпуска, которые вызывают у тебя отвращение). Тут особый случай. Да, это действительно прежде всего альбом, записанный удовольствия ради. Но при этом он не проигрывает по сонграйтингу последним работам и «Увулы», и «Пасоша». Это очень крепкий, очень бойкий инди-рок, где два голоса по-разному поют о личных маленьких катастрофах. Кстати, другой пример хорошей супергруппы — «Семинар», где тоже играет Кирилл Городний.

Городний: Мы вернулись из Сербии, где сочиняли новый материал для «Пасоша», в конце марта. В апреле возникли идеи по поводу этой записи, мы хотели встречаться и что‑то делать в конце месяца, но, в силу ряда причин, Леша безвылазно карантинился дома. Мы постоянно обменивались простейшими демо в GarageBand, пытаясь понять идеи друг друга. Позже мы начали с Лешей собираться у меня дома, чтобы достраивать эти демки в нечто с песенной конструкцией. А в начале июне создали конфу в телеграме на четверых — я с Лешей, Петар и Гриша, — закинули восемь получившихся демо туда и чуть ли не на следующий день отправились их играть вчетвером. Несмотря на двойной нейминг пластинки, это альбом группы из четырех человек. Насколько я понимаю, у Леши в «Увуле» довольно единоличный режим правления корпорацией, и в случае каких‑либо фитов группы «Увула» — это просто сам Леша.

Августовский: В таком процессе спасает ощущение саппорта ближнего, когда ты честно пытаешься понять, что до тебя хочет донести человек. В результате такой коммуникации все делается на очень наивных и непринужденных желаниях и вырисовывается в картинку, где каждый друг за друга и где у вас нет цели что‑то собрать, что‑то кому‑то показать или дать пинок под зад культуре. Это просто удовольствие от совместной работы.

© Лена Цибизова

Кайф случился, когда я начал приходить к Кириллу домой, мы устраивали акустик-сессии и начали собирать треки потихоньку. Я чувствовал определенное давление, потому что мы работали в формате «три к одному». Мы были в Москве, и дублировать инструменты не хотелось, два баса я на сцене не вижу, синт мог быть, но процесс репетиционный пришелся на Москву, и было сложно как‑то еще кого‑то вписывать, когда мы набрали определенный темп. Парни из «Увулы» не ревновали, был интерес с их стороны, кто‑то хотел поучаствовать и приложить свои силы к этому, но исключительно в силу того, что это было в таких несерьезных условиях…

Почему вообще такие альбомы должны появляться

Даже если бы «Снова возвращаюсь домой» оказался провалом, его стоило бы выпустить. Большая проблема музыкального комьюнити — отсутствие не общения, но совместных работ, сделанных ради проверки самих себя и для помощи друг другу.

Городний: Мне кажется, по крайней мере, для нас, что этот альбом — это история про выход из зоны комфорта и нахождение какой‑то внутренней свободы в себе самих, попытка сделать себя более свободным. Чувствую я себя, сделав этот альбом и поучаствовав в нем, лучше, чем я чувствовал себя до этого. Вообще, в этом году мы занялись горизонтальным развитием — и связанным с «Домашней работой», и с другими проектами, помимо наших основных групп. Это может звучать претенциозно, но в какой‑то момент много наших мыслей начало крутиться вокруг того, что мы так замечательно существуем в некоем комьюнити и так его любим, и так жалуемся на тему разобщенности и отсутствия консолидации в нем, так какого черта мы ничего для этого не делаем?

© Маргарита Смагина

Мне кажется, история с COVID-19 напомнила людям про кучу простых и важных вещей… От многих своих друзей и знакомых, причем в основном работавших в пострадавших отраслях, я слышал, что это лето было лучшим в их жизни. В частности, в случае с музыкальной артистической тусовкой очень быстро она стерла эту поверхностную бесполезную конкуренцию на тему того, кто, сколько и куда билетов продал, кто получил или нет какое‑то внимание — какая, в конце концов, разница. Люди за это время посмотрели вглубь себя, и этот альбом — плод этой эпохи.

Августовский: Коллаб — это попытка отвлечься от своего творчества, попробовать жанровые штуки. Такие слияния всегда ждут слушатели. Всем хочется воображать на тему «Что, если два моих любимых артиста сыграют вместе». Такие проекты нетипичны, они сделаны на коленке, ты получаешь удовольствие не от своей работы, в которую так углублен, а от внезапной истории, которая начинается с пары сообщений в телеграме.

Я еще раз с удовольствием посижу у Кирилла дома с гитарой. [Будет ли что‑то еще], вопрос в фидбэке. Для нас это в любом случае важные воспоминания.

А теперь можно и альбом послушать

Подробности по теме
«Продаю свою машину, чтобы сделать мерч»: интервью с лидером «Увулы» об инди и бедности
«Продаю свою машину, чтобы сделать мерч»: интервью с лидером «Увулы» об инди и бедности