10 песен «Кино», которые вы не помните, а зря

Текст: Сергей Мудрик
Редактор: Николай Овчинников

«Кино» — это не только «Группа крови» и «Пачка сигарет». Во внеочередном выпуске рубрики «Обратная сторона» Сергей Мудрик выбирает 10 хороших, но малоизвестных песен Цоя и товарищей.

Творческая антология «Кино» как самой популярной, значимой и влиятельной рок-группы постсоветского пространства за годы, прошедшие с моменты гибели Виктора Цоя, была детально рассмотрена тысячами преданных киноманов чуть ли не под лупой. Фанатское сообщество тщетно разыскивало неизданные альбомы, иногда выдавая за них сделанные в начале 1990-х записи последователей «Кино», попытавшихся скопировать стиль и интонации (вот явный тому пример).

Однако после выпуска Марьяной Цой в 1992 году сборника «Неизвестные песни» и массивного переиздания всей дискографии в 1996 году с ремастерингом, звучание которого со временем превратилось в каноническое (именно в этих версиях песни «Кино» зажили в цифровую эпоху), и наличием уместных (и не очень) бонусов незакрытых лакун в наследии Виктора Цоя практически не осталось.

К сожалению, ряд треков недоступен в стриминговых сервисах

Почти все, что находилось позднее, было концертными или черновыми вариантами уже опубликованных композиций (долгое время обладавший правами на песни «Кино» лейбл Moroz Records даже выпустил целую серию дисков в новомодном для середины 2000-х формате MP3-CD, где записей, качества которых было недостаточно для полноценных отдельных изданий, набралось на несколько десятков часов). Для дотошных фанатов список ниже не станет откровением, зато поможет тем, в чьей памяти Цой связан в основном с популярными хитами и знаковыми студийными пластинками.


10

«Железнодорожная вода»

(Кавер на «Аквариум»)

Цой практически не был замечен за публичным исполнением чужих композиций, благо своего материала у него всегда хватало. История оставила запись квартирного концерта, где Виктор Цой, еще в дуэте с Алексеем Рыбиным, исполняет песню старшего товарища Бориса Гребенщикова «Железнодорожная вода». К слову, БГ позднее не раз отдавал дань памяти Виктору: в сети можно найти исполнения песен «Камчатка», «Мама Анархия», «Я объявляю свой дом», «Алюминиевые огурцы» и вошедший в трибьют «Кинопробы» «Генерал».


9

«Раньше в твоих глазах…»

Переходный период «Кино» между нововолновой романтикой альбомов «Это не любовь» и «Ночь» и патетическим героизмом «Группы крови» оказался наиболее насыщенным материалом, на который публика не обратила должного внимания. Этому способствовал и сам Цой. Короткая и полная рефлексии атмосферная баллада «Раньше в твоих глазах…» вошла в короткометражный фильм «Конец каникул», первый актерский опыт Цоя, который ему и остальной группе сильно не пришелся по душе. Со временем остальные участники «Кино» к этому фильму оттаяли, он превратился в документ эпохи, а фигурирующая на пленке ива на берегу озера Тельбин в Киеве стала местом фанатского паломничества.


8

«Любовь — это не шутка»

Студийная сессия, записанная у Алексея Вишни в 1986 году, была отправлена Цоем в утиль по причинам как творческим (уже назревал совсем новый материал, который в итоге станет «Группой крови»), так и техническим (Джоанна Стингрей вскоре привезла музыкантам новую портастудию с совершенно иным техническим уровнем записи). В итоге альбом, который группа записала у Вишни, но так и не издала, оказался растасканным на сборник «Неизвестные песни» и бонус-треки к переизданию альбома «Ночь». Усилиями Maschina Records, Тихомирова, Каспаряна и сына Цоя Александра, запись недавно была-таки издана в исходном задуманном виде и названа по центральному номеру — напористому и резкому ироничному постпанку, продолжительный финал которого в концертной версии должен был превращаться в эффектный шумовой разнос.


7

«Ты обвела меня вокруг пальца»

Еще один пример свойственной для того творческого периода Цоя любовной лирики с фигой в кармане, положенной на модное сухое и минималистичное звучание. В этой песне основную роль играет бас — только пришедший в группу профессиональный музыкант Игорь Тихомиров, заменивший окончательно ушедшего в «Аквариум» Александра Титова, проявляет себя здесь на все сто.


6

«Бездельник»

(Live 1986 года)

В 1986 году группа в последний раз играет на электрических концертах часть композиций, которые не попадут в новую творческую оптику «Кино», дальше Цой будет исполнять их только на сольных акустических выступлениях. Например «Бездельник №1» звучит в живой версии 1986 года по-панковски разухабисто и громко — запись с концерта, получившего название «Счетчик гейгера», также вошла в делюкс-издание диска «Любовь — это не шутка».


5

«Двигайся, танцуй со мной/Give Me Some More of Your Love»

(С Джоанной Стингрей)

Джоанна Стингрей внесла неоценимый вклад в историю развития как «Кино», так и музыкантов Ленинградского рок-клуба в целом: обеспечивала их техникой, журналами, пластинками и видео, спродюсировала знаменитый зарубежный сборник советского рока «Red Wave», договорилась о выходе «Группы крови» в Америке и писала вместе с ними песни.

Детали творческого процесса можно найти в книжной дилогии «Стингрей в Стране чудес» и «Стингрей в Зазеркалье». Единственное совместное исполнение написанной Цоем для Джоанны динамичного номера «Двигайся, танцуй со мной» (который, кажется, Цой развил позднее в собственного «Прохожего») в ее англоязычной версии названной «Give Me Some More of Your Love», случилось на фестивале «Спасем мир». К счастью, эта запись сохранилась.


4

«Вопрос»

Ауттейк со «Звезды по имени Солнце», который был поднят из архива в 2000 году, в десятилетнюю годовщину со дня смерти Виктора Цоя. Песня изначально вошла в сборник «История этого мира», вышедший накануне трибьют-проекта «Кинопробы» и с помпой презентованный на «Нашем радио». Как оказалось, исходя из информации в недавнем переиздании от Maschina Records, в сборник в итоге взяли версию с черновика пластинки. В целом «Вопрос» — действительно наименее интересная композиция из тех рекорд-сессий, однако один цоевский ауттейк стоит многих иных дискографий.


3

«Муравейник»

(Demo)

Демоверсия «Муравейника», вошедшего в «Черный альбом», звучит с очевидным рефренсом к «Ласковому маю»: с учетом невероятной в ту пору популярности дуэта Шатунова и Разина, а также затронутых в тексте тем, это было остроумное аранжировочное решение. Встреча двух групп во время гастролей, судя по отзывам очевидцев, действительно случалась. Причем Цой испытывал к «Ласковому маю» большой интерес. Тоже играя на стадионах, он очевидно пытался осмыслить феномен популярности первого советского бойз-бенда.


2

«Смотри — это кино…»

Минутный отрывок-черновик, завершавший сборник «Последние записи», вышедший на Moroz Records в 2002 году, преимущественно состоявший из демоварианта «Черного альбома». Песня в чем-то схожа по настроению с «Раньше в твоих глазах…», однако в ее шести строчках чувствуется редкое для Цоя тревожное напряжение, созвучное свежим новостям («Те, кто был раньше, вставляли в их ружья цветы./В ответ на это свинец затыкал их рты»). Причем песня звучит как законченное произведение, несмотря на ощущение возможного поля для развития текста.


1

«Атаман»

Последняя песня «Кино», записанная за год до кончины Георгия Гурьянова в 2012 году, с грандиозной, в духе классических хитов, гитарной партией Юрия Каспаряна. Вокруг кассеты с записью исполнения песни построен документальный фильм «Цой — «Кино» гражданской жены и последней любви Цоя Натальи Разлоговой, которая до выхода фильма не давала интервью с момента гибели Виктора. После растянувшегося на годы (и благополучно выигранного) судебного процесса за права на песни «Кино», именно с релиза сингла «Атаман» началось переиздание бэк-каталога «Кино» лейблом Maschina Records, находящееся сейчас в самом разгаре и по итогам которого наверняка этот список можно будет расширить.