Продолжаем совместно с Red Bull Music Academy публиковать лекции важнейших музыкантов нашего времени. На очереди — разговор с Жанель Монэ в 2018 году, не потерявший актуальности и сейчас. В нем певица рассказывает, как при помощи музыки рассказывает о полицейском произволе в США, сексизме, расизме и гендерной идентичности.

Чтобы включить русские субтитры, нажмите кнопку «CC» в правом нижнем углу ролика

О сообществе Wondaland

«Я хотела создать сообщество для маргинализованных групп людей, куда, как мне кажется, вхожу и я. Несмотря на мое нынешнее положение, на известность, я много работала, чтобы эти возможности появились. Но под макияжем, одеждой, именем Жанель Монэ, я все еще молодая афроамериканская квир-женщинаЖанель Монэ использует именно эту формулировку: «queer woman», появившаяся на свет в американской рабочей семье».

Об Атланте

«Это родина OutKast, лейбла LaFace Records, отсюда выходят новые Ашеры, TLC и Тони Брекстон. Местная хип-хоп-сцена всегда рождала настоящих суперзвезд. Самое классное в Атланте — то, что когда артисты восходят к вершинам, они протягивают руку и тянут за собой остальных. Так произошло с Dungeon Family и Outkast. Они все поднялись вместе»

О проекте «Dirty Computer»

«С этим проектом я хотела принять всю себя целиком. Я хотела открыто исследовать разные стороны своей личности. Некоторые люди в частном общении узнают эти стороны Жанель Монэ, и я подумала, что это важно. В каком‑то смысле это эгоистично. Я испытала чувство освобождения, когда стала открывать эти измерения, которые есть у меня, у женщин, у других людей. Я расту, и мне важно не оказаться в плену собственных представлений о себе»

О визуальном воплощении «Dirty Computer»

«Действие [клипов] происходит в месте под названием «Дом новой зари». Его сотрудники похищают «грязные компьютеры» и очищают их. Они стирают их идентичность и превращают их в «светочей», которые должны приглядывать за новыми «грязными». Вы проникаете в разум Джейн-57821, которую играю я. И вы видите все мои воспоминания, перед тем как их удалят. Каждая картинка, каждый клип — это воспоминание. В клипе «Django Jane» вы видите ее сон, когда ей пытаются стереть воспоминания и она борется с этим. Немногие знают об этом, но я вам дала подсказку»

О концепции

«Первые песни — это осознание. Представьте, что вас мужчина впервые назвал «сукой». Представьте, что вас впервые назвали «нигером», как темнокожего в Америке. Просто представьте любое унижение словами. В этом сообществе такие слова — «грязный компьютер». И первые четыре песни показывают, что в этом сообществе вы недостаточно хороши. И вас нужно очистить и перепрограммировать. Затем вы переходите к средней части альбома. И она восхваляет индивидуальность «грязных компьютеров» с песнями как «PYNK» и «You Make Me Feel».

О женщинах и «грязных компьютерах»

«Эти песни должны вдохновить таких женщин, «грязных компьютеров». Они должны дать вам с сексуальной точки зрения прочувствовать эту идею: «Я освобожденная женщина». И за это не нужно извиняться или оправдываться. А последние несколько песен — это заявление, возвращение себе прав на то, чтобы быть американцем. Это очень американский альбом и при том международный. И в этом проявляется связь между всеми нами. Я могла создать проект, только исходя из моей точки зрения, моего опыта. И там говорится: «Я — грязный компьютер, но при этом я американка. И пусть система сейчас работает против меня, но когда‑нибудь эта страна будет моей».

О гендерной идентичности

«Я не считаю, что женщины, у которых не может быть вагины, не должны считаться женщинами. Не обязательно иметь вагину, чтобы быть женщиной»

О Принсе, как вдохновителе

«Мне сложно выразить словами то, как много он значит для меня и для Wondaland. Без Принса без [основанного им лейбла] Paisley Park [Records] мы бы никогда не поняли, как далеко мы способны зайти в искусстве и что можно сделать с музыкой и с идеями. Он творил вне стереотипов, и он был исполнителем высочайшего уровня. И сложно даже пытаться построить карьеру по образцу Принса. Он гений сразу во многих областях. В коммерческой деятельности. Он виртуозный гитарист. Он [великолепный] и продюсер, и автор. Он — целый мир, который превращался в другие миры прямо на наших глазах»

Об Америке эпохи ТрампаВыступление Жанель Монэ состоялось в 2018 году

«Пока мы пытаемся развлекаться, тусить, заниматься сексом, ты понимаешь, что в любой момент в мире может начаться война. Какой пост в «Твиттере» может привести к тому, что на США скинут ядерную бомбу? Ты не хочешь об этом думать, но тебе приходится об этом говорить. Но при этом замечательно, что можно сказать: «Вы не хотите менять закон об оружииВторая поправка к Конституции США гарантирует право граждан страны на ношение и использование оружия. Либеральное к огнестрелу американское законодательство критикуется внутри страны. Благодаря тому, что пистолет можно купить в магазине без особых проблем, США лидируют по количество жертв огнестрельного оружия. Шутинги в школах, клубах и так далее — также преимущественно американское явление, напрямую связанное со второй поправкой.? Ок. Тогда мы зальем воду в ваши автоматы, превратим их в водяные пистолеты и раздадим на Рождество»»

О песне «Hellyoutalmbout», посвященной жертвам полицейского произвола в США

«Иногда я думаю, что кого‑то могут убить просто из‑за цвета кожи или из‑за толстовки с капюшоном… Трейвон МартинУбит 26 февраля 2012 года членом «соседского дозора» (неформальные организации в США для слежки за подозрительными лицами и действиями). Его убийца Джордж Майкл Циммерман был оправдан судом присяжных., Сандра Бленд: ее посадили в тюрьму, потому что она говорила с полицейским не так, как он хотел. Рекия БойдУбита 21 марта 2012 года полицейским Данте Сервином: он был не на службе, но приехал в парк, когда узнал о жалобах жителей на шум и вступил в конфликт с группой подростков, находившихся там (они, в свою очередь, заявили, что Сервин попытался купить у них наркотики). В результате возникшего конфликта Сервин открыл огонь по группе людей, ранил одного и убил Рекию Бойд. Впоследствии Сервина оправдал суд присяжных. . Список можно продолжать бесконечно. Мы [в песне] назвали очень много имен. Но таким образом мы облегчили душу многим включая себя. Мы думали, как помочь. Мы знали, что люди постоянно выходят на митинги. Эти люди действительно находятся на передовой. Я выходила не так часто, как семьи и друзья тех [погибших от рук полицейских] людей. И мы подумали: эта песня ваш инструмент, пользуйтесь, произносите имена любимых! Это мой вклад. Когда вы готовы опустить руки, когда вы устали, включите эту песню, возьмите с собой, пусть она вас лечит»