Артисты Эдуард Шарлот и Тимур Самедов (Thrill Pill) почти одновременно раскритиковали политику лейблов, с которыми они работают, — Sony Music и Warner Music соответственно. Рассказываем, что произошло и что это значит.

Что случилось у Thrill Pill и Warner?

Вечером 19 мая Thrill Pill удалил с ютьюба клип на «Грустную песню», исполненную им совместно с Егором Кридом и Моргенштерном. Свой поступок он аргументировал тем, что «вся эта лейблская ***** [фигня] чисто **** [обман], чтоб большие дядьки зарабатывали миллионы на твоей музыке, а ты сидел посасывал. Молодые артисты, не ведитесь на авансы и прочую ***** [ерунду], никогда не жадничайте бабок на юристов». Трек «Грустная песня» вышел осенью 2019 года, к маю 2020-го у него уже было 55 миллионов просмотров.

Warner Music, лейбл, на который подписан Thrill Pill, перепубликовал видео на канале WOW TV, а затем выступил с кратким заявлением: альбом артиста выйдет летом на этом же лейбле. К вечеру 20 мая появились дополнительные пояснению. Как пишет Warner в своем заявлении поступившем в редакцию «Афиши Daily», музыкант не удалил клип окончательно, а только ограничил к нему доступ, артисту заплатили все положенные авансы, права на песню принадлежат не ему одному. И хоть Thrill Pill нарушил законодательство, по мнению лейбла, судебного разбирательства не будет.

Thrill Pill опубликовал новую версию клипа, сделанную в «Майнкрафте» и с издевательской пометкой в адрес лейбла

Рэпер на этом остановился. Сперва он выложил версию клипа, сделанную в «Майнкрафте», а потом записал видео, в котором заявил: у него в сумме 110 млн стримов, лейбл дал авансом 3 млн рублей, а в сумме, как посчитал Thrill Pill, лейбл заработал 10 млн рублей. «Где мои деньги?» — задает вопрос артист.

Все немного не так, поправляет музыканта Warner в очередном ответном заявлении, большая часть прослушиваний и, соответственно, доходов приходится не на альбом «Откровения», а конкретно на «Грустную песню». А ее пел не один Thrill Pill, а еще и Крид с Моргенштерном, так что деньги делятся на троих. Поведение артиста лейбл называет «публичной клеветой».

А что случилось у Шарлота и Sony Music?

Вечером 20 мая Шарлот сперва у себя в инстаграм-сторис, а затем в соцсетях заявил, что не может выпускать новую музыку, что лейбл Sony Music заключил с ним невыгодный контракт, что он заключен «в документальные цепи». «Я являюсь автором своего творчества и не могу даже его выложить — если я выложу в «ВКонтакте», его удалят, потому что оно принадлежит им. Даже ненаписанное», — заявил он.

В Sony Music пока ситуацию не комментируют. Шарлот в интервью The Flow заявил, что лейбл организовал ему тур, где он работал «за еду», он почти не вкладывался в промо. Кроме того, по словам музыканта, у него подписаны некие документы с лейблом, на «половине из которых даже нет печати». А обязательства по выпуску песен только для Sony Music, по словам Шарлота, у него появились, потому что он получил аванс, иначе ему было бы не на что жить. «Все деньги, которые мне падали со стримов, я отдавал в рекуп, материальную отработку в счёт вложений с их стороны. Я был обязан взять аванс, чтобы хоть как‑то жить в Москве. Я написал две песни, мне выплатили первую часть аванса. Сказали, чтобы получить вторую, я должен написать альбом. Это манипуляция, я считаю», — заявил артист.

Представители лейбла Sony Music отказались прокомментировать ситуацию с Шарлотом.

Был еще третий конфликт за сутки — исполнитель Lil Krystal удалил со всех стриминговых сервисов альбом «No Label» и отписался в соцсетях от всех участников объединения «РНБ-клуб», в котором он до последнего момента состоял. Никаких комментариев участники истории пока не предоставили.

Что вообще происходит?

Пока остается только высказывать предположения. Кабальные условия контрактов с российскими лейблами обсуждаются с прошлогодних разногласий между Black Star и его бывшими артистами. Тогда выяснилось, что в контракте может быть и право лейбла на имя артиста и его творчество — и это как бы нормально.

С одной стороны, есть речи в духе «избалованные мальчики не умеют читать контракты». Ну и общее ощущение — вокруг кризис, людям нечего есть, а один из артистов тут обижается на неуплаченные миллионы. Не зажрались ли?

Возможно, так. С другой стороны, уже второй раз за месяц мы сталкиваемся с серьезной проблемой. Артисты умеют писать музыку, но совершенно не умеют функционировать в рамках бизнес-среды: они не умеют говорить с медиа, их не учат читать контракты, хорошо, если их опекает хороший и любящий продюсер — а это не всегда случается. На всю страну — одна профильная институция, где этому учат, но одного ИМИ на всех мало.

При этом у артистов появился способ коммуницировать напрямую со слушателями и выступать с громкими заявлениями. Но есть ощущение, что в некоторых случаях не хватает человека, который бы эти заявления хотя бы привел в норму, отредактировал, проверил на предмет соответствия фактам.

Лейблы — символ капитализма. Они и артистами, и поклонниками воспринимаются как однозначное зло и машина по зарабатыванию денег. Однако чтобы бороться со злом, нужно иметь соответствующую подготовку. Беда индустрии в том, что почти никто этой подготовкой заниматься не хочет.

Подробности по теме
LʼOne сообщил об уходе с Black Star. Это конец эпохи и плохой пиар для лейбла Тимати
LʼOne сообщил об уходе с Black Star. Это конец эпохи и плохой пиар для лейбла Тимати