1 июня в Петербурге и 2 июня в Москве выступят Panic! At the Disco. Единственный оставшийся в строю участник оригинального состава Брендон Ури рассказал «Афише Daily» о нежных чувствах к Фрэнку Синатре, шапито на сцене и опыте хождения на шпильках.

— Брендон, привет! Как вы?

— Привет, Хелен. Спасибо, я в любви и здравии.

— Отлично, помните ли вы август 2015 года? Что вы делали в это время?

— О, Иисус, что же я мог делать в августе 2015-го? Мне кажется, я заканчивал наш новый альбом. Наверное, как-то так, а может, и нет?

— А я помню. Panic! At the Disco должны были выступать на фестивале Kubana в Риге, но вы так и не приехали. Организаторы тогда сказали, что «приехать из Америки ради одного концерта невозможно».

— Мне сложно сейчас объяснить, почему мы не приехали. Потому что очень часто мы планируем выступления — и мы такие: «Да, да, все ок, мы прилетим». А потом прямо перед вылетом возникают какие-то проблемы — то с промоутером, то с самим фестивалем, который, например, могут вообще отменить. Часто бывает, что промоутеры набивают карман и потом начинают опрокидывать людей — и тогда мы такие: «Не, не, это очень нечестно как-то получается, и мы просто не хотим в такие мутные ситуации влезать». Поэтому, к сожалению, такое действительно периодически случается — мы хотим куда-то приехать, но в итоге все отменяется. Тем не менее вот в Россию мы скоро приедем — и я уже жду не дождусь.

— В прошлый раз вы с группой после концертов провели в российском аэропорту около 20 часов. Что это было?

— Нас попросили сойти с самолета, потому что на всех не хватало спасательных жилетов, и 12 человекам пришлось покинуть самолет. Так случилось, что этими 12 оказались ребята с нашего тура — группа, техники, все. Мы спустились, самолет взлетел и мы такие: «Ну супер, потрясающе!» Так мы и застряли, нам очень долго не могли организовать билеты, поэтому мы никак не могли улететь домой. Пара секьюрити с автоматами подошли ко мне и начали бычить, пытались выгнать, заставляли встать, говорили: «Здесь нельзя лежать», а сесть-то было некуда!

— Вы правда ездите в туры вместе с собачками и возите свой золотой микрофон?

— Мне просто нравится, как выглядит золото. Один парень продавал золотые подставки под микрофон, которые использовала Уитни Хьюстон. Это было уже после того, как она умерла. И мы такие: «Вау, ты их собираешься продавать?» И этот парень ответил: «Да, и, кстати, можете взять себе один». Он отдал нам позолоченную подставку под микрофон, и нам оставалось только найти сам микрофон, который подошел бы к подставке.

— Кажется, в этом есть что-то от золотой эры Голливуда, от Фрэнка Синатры. В клипе на заглавную песню с вашего нового альбома «Death of a Bachelor» вы даже похожи на крунеров тех лет. И эстетика соответствующая — все эти хрустальные люстры, гламур и черно-белое кино.

— Да, абсолютно. По какой-то причине, не совсем понятной для меня самого, мне всегда нравился такой лук. Даже когда я был ребенком, я смотрел старые фильмы, которые любили мои родители, — мюзиклы с Фрэнком Синатрой, Джином Келли и многими другими. Теперь я использую все эти влияния и образы, для того чтобы привнести этот дух в свои альбомы.

— Я знаю, что портрет Синатры у вас дома висит.

— Когда я был маленьким и ничего не знал о музыкальной теории, да вообще мало о чем знал, мне очень нравился его голос. Это была любовь с первого звука. Дальше я уже начал читать, смотреть, что же это за парень. Мне безумно нравятся все эти истории, когда он выходил из себя. С другой стороны, его участие в борьбе за гражданские права — я всегда восхищался тем, как он себя преподносит. Эта развязность… Многие пытались быть как Синатра, но он был такой один.

— Фрэнк еще часто в кино снимался.

— Я еще не работал в кино, но было бы круто. Я бы с удовольствием поработал над музыкой к фильму. А вообще было бы интересно попробовать, на что я способен в качестве актера.

— Я тут недавно читала, что вам нравится Райан Гослинг. Почему не Райан Рейнолдс, например?

— На самом деле сейчас очень много действительно хороших актеров, которые отлично выглядят. Кстати, да, я вчера пересмотрел «Дэдпула», и Райан Рейнолдс, конечно, прекрасный мужчина. Выдающихся, запоминающихся актеров довольно много, но вот фильм «Драйв» с Райаном Гослингом я считаю выдающимся, он очень там хорош. Обожаю этот фильм.

— Ваш новый альбом называется «Death of a Bachelor» — это про кого? Кто герой этой пластинки?

— Этот герой на самом деле стоит в одном ряду с Синатрой. Мое восхищение этим типажом очень хорошо помогает мне увидеть, кем я был и кем я стал. А я действительно изменился — и очень сильно. Со стороны, наверное, это не настолько заметно. Эти изменения происходили год за годом. Теперь я могу заниматься тем, чем хочу, и иногда это кажется опасным, но это захватывающая опасность, когда у тебя нет ограничений. Ты просто делаешь, что хочешь. И это то, что я хотел сказать новым альбомом. С одной стороны, смерть холостяка, а с другой — рождение нового человека. Вот что за всем этим стояло.

Я был в баре, и там был парень в женском — юбка, каблуки. Мы поспорили, кто пиво быстрее выпьет, и он выиграл. Пришлось остаток вечера гонять на каблуках

— Вы однажды заявили: «Этот альбом и есть я». Это что значит?

— При записи мне пришлось работать с гораздо меньшим количеством людей, как следствие, было гораздо меньше компромиссов. Получилось, что альбом записывал я сам. Конечно, тут и там периодически помогали друзья, подкидывали кое-какие идеи. Но написал я практически все сам. В смысле вовлеченности в процесс это был альбом действительно мой. Вот что это значит.

— В песне «Donʼt Treaten Me with a Good Time» есть фразы о том, как уверенно ходить на каблуках. Вы сами такое практикуете?

— Нет, но текст основан на реальной истории. Я был в баре, и там был парень в женском наряде — юбка, каблуки, все такое. Мы познакомились, затусили и поспорили, кто пиво быстрее выпьет, и он выиграл. Мне пришлось остаток вечера гонять на каблуках.

— Panic! At the Disco — это Брендон Ури и его голос. Вы как-то специально заботитесь о нем?

— Стараюсь заниматься голосом, сразу как проснусь: делаю дыхательные упражнения — это очень важно. Я также стараюсь соблюдать диету и есть здоровую пищу. Я не ем за 3 часа перед концертом, иначе могу заблевать всю сцену. Ну а дальше я просто поднимаюсь и начинаю орать в надежде, что сработает. (Смеется.)

— Концерты Panic! At the Disco напоминают цирк: на сцене могут появиться балерина или шпагоглотатель, а клоун на ходулях начнет вытворять всякие финты с карликом! Кто все это придумывает?

— Идеи мои, но я работаю со множеством людей, которые помогают найти танцоров, массовку и вообще понять, реально ли воплотить все эти причуды в жизнь. Я всегда придумаю какие-то сумасшедшие идеи и потом проверяю, могу ли, не знаю. Поджечь себя, например, и чтобы вокруг сто человек делали сальто назад. И вот все это и складывается в Panic! At the Disco. Для меня очень важно сохранять всю эту театральность

— Вы сами ходите на чьи-то концерты?

— Да, я обожаю ходить на концерты в свободное время, хотя у меня его не так много, к сожалению. Но если в городе концерт, я, конечно, стараюсь идти. Мне очень повезло — я был на Coachella месяц назад и увидел воссоединившихся Guns N' Roses вживую. Они звучат потрясающе. Я никогда не думал, что еще увижу их вживую после всех этих историй и драм из прошлого, — а тут такое!

Концерт
Panic! At the Disco (США)
Подробнее
на afisha.ru
http://www.afisha.ru/concert/1278933/
Купить
билет