Сначала муниципальный депутат Басманного района Москвы грудью защищала пятиэтажки от сноса, а теперь запустила в ютьюбе шоу о гуманной наркополитике. Героем первого выпуска стал Сергей Шнуров.

В пилотном выпуске Штейн расспросила Шнурова о том, что он думает о декриминализации наркотиков (спойлер: водка лучше), наказаниях за их употребление в России и мире, «кокаиновой музыке» и наркокарательной работе Евгения Ройзмана. В качестве бонуса — грустно-смешные истории Шнурова о последствиях употребления веществ.

Важно: мнение автора видео может расходиться с мнением редакции.

Зачем говорить о наркополитике на ютьюбе?

Люся Штейн
Муниципальный депутат, наркоактивистка

Однажды мне рассказали о том, как [бывший мэр Екатеринбурга] Евгений Ройзман под эгидой «лечения» издевался над наркозависимыми в своем фонде «Город без наркотиков», а потом это насилие героизировал. И все поверили. Я написала об этом пост, после чего Алексей Венедиктов пригласил нас с Ройзманом в студию «Эха Москвы» на дебаты. Ройзман согласился, но несколько раз переносил эфир: в итоге он до сих пор не состоялся, но формально не отменялся.

Пока я готовилась к эфиру по материалам из открытых источников — международным медицинским исследованиям, статьям авторитетных наркологов, докладам Глобальной комиссии по наркополитике и так далее, я погрузилась в эту тему и поняла, насколько она важна.

В России сейчас вообще не говорят о наркополитике в публичном пространстве. Я поняла, что даже если эфир состоится — этого будет мало. Нужна была площадка, где можно свободно и много говорить об отсутствии информирования населения о наркотиках и проблемах, связанных с ними. Такой площадкой стал ютьюб.

В первую очередь я решила пригласить интересного аудитории бесстрашного человека (не все готовы вслух говорить про наркотики в России), который способен круто и ярко излагать свои мысли, а главное — не ссать. Сразу подумала про Шнурова. Написала ему напрямую — он тут же согласился.

Подробности по теме
Люся Штейн встала грудью на защиту домов, попавших под снос
Люся Штейн встала грудью на защиту домов, попавших под снос