Оставшаяся после зимних Олимпийских игр 1984 года в Сараево бобслейная трасса стала экстремальной велодорожкой для российского спортсмена.
Всеволод Большаков
Всеволод Большаков

Велосипедист

Мы с моим другом Даней очень любим красивые видео о спорте. Месяц назад мы решили снять то, что никто еще не снимал, и отправились в Восточную Европу, загадочный город Сараево в Боснии и Герцеговине.

Здесь в 1984-м прошла зимняя Олимпиада, после чего — гражданская война, в ходе которой были разрушены и заброшены почти все спортивные объекты. Мы решили снять видео об одном из них и проехать на шоссейном велосипеде по заброшенной бобслейной трассе.

Даня договорился с компанией — производителем видеоаппаратуры, а я — с производителями велосипедов. Так у нас появились необходимая профессиональная техника для съемок и аэродинамичный, ультралегкий велосипед.

Прилетев в Сараево и не без труда найдя саму трассу, мы удивились, как же тут красиво, уютно. Вроде совсем недавно была война, а теперь кругом жизнь и спокойствие. Словно какая-то глубинка в Италии или Франции.

Ожидаемо трасса оказалась сильно загрязненной и сырой. На ее очистку мы потратили около 4 часов, но после обнаружили сильные неровности. При первых попытках переднее колесо подскакивало на добрый сантиметр, а при скорости более 60 км/ч это очень опасно.
Отступать было некуда, пришлось снимать в таких условиях, надеясь, что обойдется без падений. Одно падение — и мне придется лететь вниз 4–5 метров, ведь трасса выступает над уровнем земли, но даже если я не пострадаю, я сомневаюсь, что карбоновый велосипед это переживет. Притом что второго у нас нет.

По трассе ходят довольно много туристов, красота тут невероятная. Но для нас это дополнительная ответственность. Я должен был быть уверен, что никого не собью. Нам помогают молодые ребята — мы им даем немного шоу, пару зачетных видео для их инстаграма, а они нам — контроль трассы, предупреждение прохожих.

Под конец дня у меня получается развить скорость в 65 км/ч и солидно заехать на стену. Удовлетворенные этим, на следующий день мы решили отдельно уже снимать кадры с опасными поворотами.

Новый день встретил дождем. На видео его не видно, но шины сильно скользили и кататься было очень опасно. Не буду описывать весь процесс, его вы увидите на видео, скажу только, что было страшно, настраивался я на каждый раз как на последний. А сколько мы раз это делали? Очень много — раз, думаю, 70.

День третий: мы снимали дополнительные кадры, перебивки, крупные планы. В общем, я почти не рисковал, но зато здорово рисковал Даня. Он пошел в лес, чтобы снимать через листочки, но много деревьев огорожено лентами «Mine Pozor». Да-да, в этих лесах все еще много неразминированных мин, которые остались после войны. И судя по нашему везению в прошлые три дня, нас ждет все возможное. Повезло? Думаю, да. Вернулись мы живыми.