Байкеры на «Уралах», стиляги на Невском и «Рок на баррикадах». Миша Бастер готовит фундаментальный труд — исследование о том, чем жила отечественная мода 1985–1995 годов. Нам он рассказал о субкультурах и молодежных движениях времен перестройки.
Миша Бастер
Миша Бастер

Куратор сетевого проекта Soviethooligans.ru о моде субкультур 1980-х Миша Бастер с коллегами-единомышленниками готовят к изданию книгу «Перестройка моды». Поддержать книгу можно здесь, посмотреть составленную Мишей Бастером специально для «Афиши Daily» обзорную галерею — ниже.

Игорь Мухин. Фанаты «Спартака», 1981

Заря фанатских столкновений и движений «первой волны», той самой, что удостоилась отдельной серии в детском киножурнале «Ералаш». Начало было положено так называемым «мясом», и дальше под давлением обстоятельств и уличного насилия стали проявляться «кони», «бомжи», «хохлы». Вскоре, несмотря на потепление ко всему неформальному в середине 80-х, фанатские группировки попали под прессинг. Вплоть до запрета проносить с собой клубную атрибутику на стадионы.

Александр Бойко. Стиляги на Невском проспекте, 1984

Заметное явление тогдашнего Ленинграда, когда на смену увядшей битломании и частично разогнанному, частично самоискоренившемуся битничеству пришла новая смена с винтажной и нью-вейверской костюмной эстетикой. Вокруг Антона Тедди (слева на фотографии) сформировался круг любителей «чистого стиля», и эта компания получила название «Тедди-бойз клуб».

Металлисты на Таганке, 1986 (архив Миши Бастера)

В Москве того же периода в более суровых условиях рождалось более жесткое явление, вошедшее в историю как «металлисты». Практически запретные и демонизированные компании поклонников тяжелого рока, долгое время обвиняемые в фашизме и сатанизме, нагоняли страх и ужас на впечатлительных комсомольцев и бабушек возле подъездов почти до конца 80-х.

Флаер прибалтийского брейк-фестиваля Breiks, 1987 (архив Миши Бастера)

Практически единственное из легальных субкультурных направлений в СССР, развивавшееся в канве спорта, скейта, аэробики и электронной музыки. Тема брейк-данса присутствовала еще в доперестроичном фильме «Танцы на крыше» и неоднократно возникала на центральном телевидении. С 1986 года началась типично субкультурная история пешеходного Арбата и прибалтийских танцевальных фестивалей в Риге, Вильнюсе, Паланге и Таллине. Фильм «Курьер» с участием брейкеров собрал рекордную для того времени кассу.

Андрей Безукладников. Концерт группы «Браво», 1988

Запретные в силу своей самодеятельности и не принадлежащие каким-то филармониям московские рок-группы середины 1980-х были приписаны к рок-клубам и лабораториям. Они получили телеэфир, концертные залы и резкую, небывалую в СССР популярность. Наиболее успешными оказались модные группы, близкие к субкультурным и богемным кругам. Группа «Браво» одна из таких. Их фанаты получили отдельную дефиницию в мире стиляг как «брависты».

Ярослав Маев. Возле плановой комиссии, 1988

В середине 1980-х идеологические запреты слегка подотпустило. На смену им пришло новое, стимулируемое системой явление «народных дружин» под культуристским флагом города Люберцы. Все это привело к волне уличного насилия, сериям столкновений с «субкультурными племенами» и финальной стрелкой на Гоголевском бульваре. На нее «дружинники» не явились, и после этого эпизода на имя главы МВД и в городской комитет народного контроля (на снимке как раз он) ушло коллективное заявление, что если грабежи московской молодежи не прекратятся, то улицы зальются кровью. Частично это обещание было выполнено в этот же год, и политика поддержки милицией будущих членов «спортивных» ОПГ резко изменилась.

Выезд ленинградских панков на съемки фильма «Без мундира», 1988 (архив Миши Бастера)

Не менее демонизированное явление панк-рока из-за своего вычурного вида и выходок пугало обывателя, но было очень привлекательно для советского перестроечного кинематографа. В таких фильмах, как «Взломщик» и «Без мундира», была засвечена тема панка. Как человек, принимавший активное участие в создании «Авария — дочь мента», могу ответственно заявить, что не попавшие в фильмы кадры с мест съемок могли потянуть на отдельные трагикомедии.

Андрей Безукладников. Рокеры в Лужниках, 1988

На снимке мототусовка в Лужниках периода своего расцвета, когда количество мотоциклов, собиравшихся по ночам в центре Москвы, достигало 500. Из практически неуправляемого движения, возникшего на дрожжах деградировавшего ДОСААФ, уже выделились свои модники и свои лидеры, ездившие на чешских мотоциклах и мотороллерах. Отдельные умельцы переделывали тяжелые «Днепры» и «Уралы». Удивительным образом вся эта вольница, носившаяся колоннами по пустынным ночным улицам города, серьезных хлопот блюстителям порядка не принесла.

Показ альтернативных мод на Кузнецком Мосту, 10, 1987 (архив Миши Бастера)

Показ альтернативных моделей в цитадели советских мод, ОДМО на Кузнецком Мосту. Мероприятие, которое представители Дома мод до сих пор вспоминают с ужасом. Из запланированного показа «альтернатива против официоза» он превратился в концерт с участием групп «Среднерусская возвышенность», «Прощай, молодость» и «Звуки Му». Мероприятие удобным образом проходило напротив Дома художника на том же Кузнецком, из которого молниеносно подтянулась толпа богемы, снесшая чахлую охрану у дверей и устроившая форменный балаган.

Виктор Грицюк. Очередь на фильм «Асса», 1988

Гигантская очередь в сравнительно небольшой ДК МЭЛЗ. Сюда испуганные контролеры из кинотеатра «Зарядье» экстренно перенесли премьеру фильма «Асса», несмотря на повышенный спрос и очевидный интерес. Испуг был вызван не самим показом кино, а тем, что в рамках премьеры были запланированы рок-концерт, показ альтернативных мод и выставка. В те времена подобные события редко обходились без эксцессов и скандалов, и власти, видимо, решили не рисковать.

Виктория Ивлева. Фонтанка, 145 (первые техно-вечеринки Ленинграда, на фото Алексей Хаас), 1991

Первые вечеринки начала 1990-х в известном сквоте на Фонтанке. Новое явление, начавшееся в конце 1980-х с «новых композиторов» в ленинградском планетарии в виде творческого объединения «Научная фантастика». В Прибалтике это началось с тандема Westbam-Eastbam, а в Москве — с попыток провести первые советско-голландские acid party в ДК Горбунова. В 1991 году это были уже полноценные ленинградские техно-вечеринки, которые в декабре этого же года были монетизированы в Москве в виде «Gagarin Party» на ВДНХ.

Петра Галл. Фестиваль мира в Лужниках, 1989

Московский фестиваль мира в битком набитом стадионе «Лужники». Эпохальное общесоюзное событие для 1980-х, несмотря на несколько попыток провести крупные рок-фестивали в столице и Подмосковье. Знаменито не только тем, что в Москву приехала целая плеяда звезд на пике популярности, но и тем, что с советской стороны в комплект к тяжелому року был выставлен эстетически неблизкий «советский нью-вейв». Фестиваль также запомнился пафосной вступительной речью чиновника о вреде наркотиков перед практически угашенным стадионом.

Петра Галл. Качалка в Лужниках, 1989

Интерьер советской качалки 1980-х. Несмотря на то что ассоциации с подобными заведениями в субкультурных легендах закреплены люберами, в реальности все обстояло несколько иначе. Многие качки были настроены прозападно и слушали ритмичную рок-музыку, а в конце 1980-х в одних и тех же залах и секциях занимались и рокеры, и любера. Культуризм и самостоятельные секции карате, которые на рубеже 1970–1980-х попали под запрет как увлечения буржуазные и чуждые, были легализованы в 1986 году фестивалем в подмосковной Кубинке.

Сергей Борисов. Баррикады у Белого дома, 1991

Александр Липницкий и «анархическая» баррикада у Белого дома во время путча. Наименее кровожадное событие из серии подобных в 1990-х, когда масса бездельников и интеллигентов собралась на три дня на этих самых баррикадах, где был устроен почти стихийный музыкальный фестиваль «Рок на баррикадах». Что было бы с этой раздурачившейся публикой, если бы путчисты оказались готовы к жестким действиям, неизвестно. Тем не менее история случилась такой, какой и случилась: СССР прекратил свое существование, а на смену рок-истории пришел рейв.

Подробности по теме
Книги
Перестройка моды: панк-кутюр 1980-х, советский Playboy и клубные показы 1990-х
Перестройка моды: панк-кутюр 1980-х, советский Playboy и клубные показы 1990-х