Для проекта «Наследники мечты» фотограф снял заводские интерьеры и портреты жителей Уралмаша. Федор Телков рассказал «Афише Daily» о том, чем жил и живет сегодня культовый район Екатеринбурга.
Федор Телков
Федор Телков

Фотограф

© facebook.com/fyodor.telkov

«Данный проект должен был поддержать интерес к реконструкции Белой башниБелая башня Бывшая водонапорная башня в Орджоникидзевском районе Екатеринбурга, архитектурный памятник эпохи конструктивизма. В настоящее время заброшена. на Уралмаше (этим занималась арх-группа «Подельники» — и очень успешно: в 2016-м этот памятник архитектуры законсервирован, сейчас там мультмедиа-музей и арт-пространство). Та самая Белая башня — символ конструктивизма в Екатеринбурге, она ровесница завода «Уралмаш» и района, соответственно. Решено было сделать выставочный проект, который рассказывал бы о тех далеких 30-х годах XX века, о том наследии, что мы сегодня имеем, и о тех людях, чьи родственники все это возводили. Так вышло, что я родом из такого же района при заводе (район Вагонка при УВЗ в Нижнем Тагиле), а сейчас живу на Уралмаше, мне близка эта тема, мне очень понятна связь люди — завод — район.

Прежде всего, меня интересовали наследники первых строителей, тех, кто приехал сюда в 1930-е налаживать новую жизнь. За первыми контактами было решено обратиться в Музей УЗТМ, там нам очень помогли. Общаться и договариваться с героями мне помогала прекрасная Наталья Шипилова, без нее я бы не справился. Мы договаривались о съемке по телефону с людьми, приезжали, подолгу разговаривали. Нас интересовали вопросы о первостроителях, о том, чем для них были завод и район, а также мнение наших современников о том же самом.
Большинство людей охотно шли на контакт, ведь для них эта тема очень существенна, порой болезненна, то, о чем хочется поговорить, вспомнить, выговориться. Многие герои всю жизнь прожили в районе или даже проработали несколько десятилетий на заводе.

Сегодня Уралмаш — типичное постиндустриальное пространство, которое, я надеюсь, преобразится во что-то прекрасное в богатом городе. А пока историческая часть района ждет каких-то решений и затухает. В частях района более молодых идет активное строительство новостроек и торговых центров. На заводе, насколько я знаю, работают определенные цеха. Но процесс освоения территории искусством потихоньку происходит, про Белую башню я уже сказал, неплохо развивается ЦК «Орджоникидзевский» (это первый уралмашевский ДК, некогда имени Сталина), а также на территории самого УЗТМ в 2010 году проходила специальная программа 1-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства (гвоздем программы тогда стали расписанные местным рабочим-художником шкафчики для инструментов)».

Юрий Петрович Дударев

60 лет, слесарь-инструментальщик

«Дед любил рассказывать о том, что директор завода выдал его семье квартиру, очень гордился этим. Он всегда наставлял нас работать на заводе, а про свою жизнь и чувства никогда не откровенничал — настоящий казак. Недавно я переехал из дома на улице Кузнецова — мне выделили новую квартиру по Сибирскому тракту. Теперь чувствую себя вдали от родины. Тянет обратно».

Валерий Тимофеевич Олейников

74 года, заместитель начальника отдела вычислительной техники Свердловской железной дороги. Полтора года проработал на заводе после школы

«Мой отец, Олейников Тимофей Лукьянович, родом из села Светогорск. В возрасте 20 лет он приехал на стройку завода, они тогда уехали всей семьей — с женой, сестрами и братьями. Вначале он занимался строительством: дороги делали, бараки строили, а потом он стал работать на заводе, был бригадиром кузнецов. У отца орден Ленина, орден Трудового Красного Знамени, «Знак Почета».
Уралмаш был ему как родной дом, оно и понятно, ведь все с нуля строили: лес рубили, бараки ставили. Разговора никогда не было про то, чтобы уехать, тут все рядом жили, дружили, работали — и все на Уралмаше.
Для меня это как родной город, тут у нас хорошо! Тут музыка по утрам играла, на работу шли «демонстрациями». Но при этом завод остается и сейчас градообразующим предприятием.
Желания уехать у меня никогда не было, дети мои живут тоже на Уралмаше. Наоборот, удивляюсь, как уезжают жить в другие города, страны. Я лично боюсь срываться. Я на Уралмаше с рождения, тут все есть — и даже дача. Здесь нормальный уровень жизни!»

Маргарита Григорьевна Важенина

78 лет, руководитель клуба «Модница» в ЦК «Орджоникидзевский», раньше работала на заводе «Уралмаш» старшим инженером в отделе мощностей

«Мой отец, Григорий Михайлович Коваленко, дважды лауреат Сталинской премии, работал на «Уралмаше» с самого начала. В 1935 году он окончил ФЗУ по специальности «кузнец». Работал он кузнецом свободной ковки в 38-м кузнечном цехе.

Родители отца родом с Украины, сам же он приехал на «Уралмаш» из села Называевск Омской области. Мой отец всегда гордился тем, что он рабочий «Уралмаша», что работает на прославленном заводе. Вся наша семья работала на «Уралмаше»: мать работала крановщицей, а я пришла на завод в 1955 году. Отец построил здесь деревянный дом для всей семьи.

«Город Уралмаш» разросся и стал красивым, построили новые дома, здесь много зелени.

Мы любим Уралмаш, мы гордимся им! Сущность, зерно у людей здесь остались».

Протоиерей отец Георгий Коротков

54 года

«Моя бабушка, Табакова Анастасия Ивановна, родом из Пензенской области. Она строила «Уралмаш», а потом работала на заводе с самого его открытия, с 1932 года по 1958-й. После завода бабушка работала в коллективе пионерских лагерей.

Анастасия Ивановна относилась к «Уралмашу» положительно. Советское время — это время трудовых подвигов, когда страна поднимается, то все радуются. Но это время все равно было атеистическое.

Первая икона у меня от бабушки, она ходила в церковь. Бабушка меня и воспитывала.

К «Уралмашу» я отношусь с горьким сожалением: завод разрознен, жаль, ведь это градообразующее предприятие. Но это везде сейчас так, вы знаете — раньше шел целый поток людей на завод, сейчас это жидкие ручьи. Район — мой родной, я бывал здесь почти везде, нет мне родней родного края, и погоды тоже нет… Район Уралмаш, в общем-то, живой и стал теперь православным».

Наталья Михайловна Скрипова

67 лет, заведующая научно-исследовательской лабораторией в отделе главного конструктора горного оборудования (тот же отдел, где работал ее отец)

«Мой отец — Михаил Александрович Скрипов. Он был заместителем главного конструктора горного машиностроения. Родился он в Сарапуле. Закончил Воткинский индустриальный техникум. После окончания, в 29 лет, приехал сюда с мамой по распределению. Начинал со строительства завода. Уралмаш стал его родиной».

Борис Моисеевич Рейшер

87 лет, пенсионер, до пенсии работал прорабом

«Мой отец, Рейшер Моисей Вениаминович, родом из Троицка, там он окончил гимназию. Окончив, уехал в Томск, где вначале учился на медицинском, но потом перевелся на архитектурно-строительный курс, параллельно занимался репетиторством. Оттуда уже уехал в Новосибирск. Когда началась индустриализация, его отправили на «Уралмаш», так он и приехал сюда в 27 лет, проектировщиком. Отец был главным архитектором завода, при этом он никогда не жил на Уралмаше. Отец ходил на работу пешком от Макаровского моста, раньше даже дороги там не было. Четыре раза он «отдыхал»на Ленина, 17, там располагалось КГБ. 4-й раз за то, что кто-то увидел в очертаниях оконных проемов Белой башни крест, если идти со стороны леса, но его всегда отпускали. Отец промышленным строительством занимался, и «Уралмаш» — его детище.
Если бы не было «Уралмаша», что бы с нами было в Отечественную войну? Что строили в пятилетку, то строили по уму… Сказать, как к району Уралмаш я отношусь теперь, я не могу, ведь очень давно там не был».