Актеры и режиссер российских порнофильмов рассказали «Афише» о рабочем процессе, заработках и своем отношении к любви и сексу.

Алексей Филатов, порноактер

С 18 лет я занимаюсь свингом. Когда я познакомился со своей нынешней женой Ингой, сразу сообщил ей о своих предпочтениях. Оказалось, что она тоже любит всякие сексуальные приключения. Как-то раз, когда мы с ней отдыхали на нудистском пляже в Серебряном Бору, к нам подошел Александр Пистолетов (певец и порнорежиссер. — Прим. ред.) и предложил съемки в порно. Мы обрадовались и решили попробовать. Я о таких съемках мечтал лет с 15.

В русском порно сниматься очень весело и смешно. Студий как таковых у нас нет, киношный подход никто не использует. Сюжет придумывается буквально на ходу. Съемки в России почти всегда происходят в забавных условиях.

Однажды мы поехали снимать имитацию подглядывания. То есть мы с партнершей как будто случайные люди, которые решили заняться сексом на пляже, а оператор как будто ненароком увидел это и стал снимать из-за кустов. Перед нами тогда стояла задача изобразить секс именно на морском нероссийском пляже. В России порно почти никто не покупает, так как рынок переполнен пиратскими видео. Поэтому весь контент, который мы готовим, идет за рубеж. В Европе пиратского порно очень мало, европейцы привыкли платить. Накануне ночью мы с моей женой и по совместительству партнершей по съемкам полночи выпивали, а в восемь утра встретились со съемочной группой. Чтобы не ехать куда-то далеко в Карелию, отправились снимать на безлюдный пляж на Оку. Там жара стояла градусов 35. Оператор вышел на середину реки, а воды по щиколотку. Я спал на ходу. Оператор долго возился, не мог подобрать ракурс, потом воткнул посреди реки ветку с листьями, через нее вставил камеру — типа кусты. В это время параллельно накрыли поляну — водка, вино, шашлыки — все как полагается. И тут перед самой съемкой я наступаю на пчелу. К тому же за время приготовлений я обгорел. После всего этого ни о какой эрекции речи уже не шло и пришлось снимать имитацию — то есть мы просто изображали, будто занимаемся сексом, но на самом деле полового контакта не было. Когда оператор снимает издалека и крупных планов гениталий нет, это незаметно. Большинство съемок в России происходит примерно в таком формате: еда, алкоголь, шашлыки — и между делом снимается порно. Поэтому мне и нравится быть порноактером в России: денег этим много не заработаешь, но съемки всегда проходят в дружеской обстановке, с шутками и приколами.

Я с детства занимался актерским мастерством, одно время работал на радио. Съемки в порно мало чем отличаются от съемок в каком-нибудь сериале. Просто у нас ты без одежды, а там в одежде. Вот и вся разница.

Еще есть такой нюанс, что не вся Европа любит смотреть русское порно. Поэтому нам запрещено во время этих съемок для зарубежа говорить по-русски.

О заработке

Все режиссеры платят по-разному. В среднем по России проноактрисы за один съемочный день получают примерно 10 тысяч рублей. В последнее время в моду снова вошли натуристки (девушки с растительностью в зоне бикини). Все уже насмотрелись на бритые женские гениталии, поэтому на натуристок теперь спрос. Те, кто соглашается так сниматься, получают за день до 40 тысяч рублей. Эти доплаты вызваны тем, что пока в течение двух месяцев у девушки волосы отрастают, у других режиссеров она сниматься не может: большинству нужны все-таки девушки без волос в зоне бикини. Еще девушкам доплачивают за все, что отличается от классического секса: за элементы БДСМ, за анальный секс, за секс с несколькими партнерами и с выходцами из Африки.

Мужчинам в порно платят меньше, чем женщинам: они получают по 9 тысяч рублей за съемочный день, то есть за 9–12 половых актов. Мужчинам не доплачивают, потому что из желающих сняться в порно стоит очередь. Многие молодые люди готовы сниматься даже бесплатно. Правда, иногда мужчинам доплачивают за элементы женского доминирования и за секс с актрисами, которым за 70. В гей-порно иногда играют и натуралы за доплату.

Съемками в России даже не всегда заработаешь на полноценный месяц обычной жизни в Москве.

О съемочном процессе

Порноактеры за съемочный день кончают всего раза два. Поэтому в остальные разы в тот момент, когда по сценарию должна быть кульминация, камеру останавливают, мужчине шприцом загоняют в уретру смесь из молока и крахмала, затем включают камеру — и он «кончает». Женщина на съемках часто испытывает оргазм, потому что порноактеры — умелые парни, которые умеют доставить удовольствие.

А еще девушки могут выбирать, с кем будут сниматься. Парни же обычно снимаются с теми, кого дадут.

Я снимаюсь в порно уже восемь лет. По образованию я радиоэлектронщик и системный администратор. Сейчас мой основной вид деятельности — фото- и видеосъемка корпоративов. У нас с женой свободные сексуальные отношения. Мы любим менять партнеров. После того как я стал сниматься в порно, мне стало меньше хотеться механического секса от новых знакомых девушек. Теперь в приоритете — дружба и общение, а секса за глаза хватает и на съемках.

Опыт работы в порно избавил меня от ненужных психологических заморочек, от чувства ревности и собственничества. Я стал уделять больше внимания девушке в постели. Для меня ее удовольствие в сексе стало важнее собственного.

Я нормально отношусь к тому, что моя жена тоже снимается в порно. Мне даже интересно смотреть ее видео. От ревности я избавился постепенно. Первое время ревность трансформировалась в азарт и специфический интерес, а потом просто испарилась.
Сейчас у нее есть постоянный любовник уже несколько лет, у меня — шесть любовниц. Но это все не случайные связи. Когда работаешь в порно или занимаешься свингом, вырабатывается избирательность и серьезный подход к выбору партнеров. Отношение к сексу перестает быть чем-то закрытым и интимным, но при этом становится более серьезным. У нас возникает ревность только к эмоциональному вниманию, к сексу — нет. Детей мы пока не планируем.

Секс — это всего лишь средство получения физического удовольствия, ни больше ни меньше. Секс и любовь — это абсолютно несвязанные понятия, их просто в свое время искусственно привязали друг к другу для соблюдения порядка. С тех пор у людей просто забиты мозги. Я решил не ограничивать себя одним партнером, но и не врать никому. Мои родители в курсе того, как я живу, и не возражают.

В России из порнобизнеса почти никто не уходит по причине того, что работа не нравится. Уходят обычно из-за появления постоянного партнера, который запрещает сниматься. Либо уходят из-за того, что основная работа занимает все время. На деньги, заработанные на съемках в порно, прожить сложно, потому что в России сейчас очень мало снимают и зарплаты у актеров маленькие. За месяц может состояться всего одна съемка. Лет 10 назад съемок было много, можно было за месяц отработать восемь раз. Все, кто сейчас работает в порно, совмещают это с какой-то основной работой. Многие девушки параллельно работают в стриптизе.

О том, как попадают в порно

Все порноактрисы, которым сейчас за 65, в 90-х были либо стриптизершами, либо проститутками. Парни попадают обычно по знакомству, а девочек режиссеры находят на сайтах знакомств. Вообще парень в порно практически не важен, потому что больше потребляют контент все-таки мужчины, а они смотрят на девочек.

О специфике российского порно

В Европе к съемкам порно относятся серьезно. В Чехии вообще была порностудия а-ля «Мосфильм». Там куча сотрудников, профессиональные операторы, гримеры, свои павильоны. В России такого нет. У нас все на кустарном уровне, из серии «в школе решили снять кино». Подход такой: «Ты умеешь гримировать? Отлично, будешь гримировать», «Ты камеру в руках держал? Отлично, будешь оператором». У нас редко снимают нормальным оборудованием. И даже те, кто пытался подходить к этому более или менее серьезно, выдают в итоге продукт, похожий на съемку детского утренника родителями на планшет.

У меня был только один знакомый, который серьезно относился к подготовке сценариев для порно. Он был в 90-е военным корреспондентом, в «Московском комсомольце» работал. Он в звании капитана принимал участие в боевых действиях в Афгане, освещал путч 1991 года, работал в Чечне. Потом он насмотрелся на все это, завязал с такой журналистикой и стал снимать БДСМ-порно. Вот он тщательно продумывал сюжет, создавал тематические фильмы и сериалы. У него были профессиональная аппаратура, гримеры, свет, звук. Но это большое исключение в российской порноиндустрии.

Анастасия Чередниченко, бывшая порноактриса

В юности я мечтала быть актрисой, но родители запретили и отправили на юридический факультет. Я отпахала там шесть лет, получила диплом и стала работать юристом. Мне это вскоре надоело, потому что офисная работа совершенно не мое, и я ушла. Создала свой юридический бизнес, год проработала, но тоже не пошло. Тут я поняла, что в свои 30 лет выгляжу на 16, поэтому решила стать фотомоделью. Набрав достаточно фотографий, начала выкладывать их на различных сайтах. После того как я согласилась сфотографироваться ню и выложила это в интернете, мне стали приходить предложения на фотосъемки в стиле ню с оплатой, а потом уже и предложения сняться в порно. На тот момент у меня не было постоянного мужчины — я меняла их как перчатки. Мне было скучно, и я хотела попробовать, поэтому согласилась сняться.

Первая съемка была в Питере, там мне очень не понравилось. Отношение к девушкам у них как к мясу. Сначала нужно было заполнить договор, указав, на что ты не пойдешь во время съемок. А в итоге что бы ты ни указал там, режиссер плюет на это и во время съемок заставляет делать то, что ему нужно. Для меня было важнее всего, чтобы мое имя нигде не светилось и чтобы не приходилось целоваться с партнерами.

В первый же съемочный день меня поставили на секс с англоговорящими выходцами из Африки. С одним из них мы подружились, стали общаться и даже разок переспали за кулисами. А второй был похож на робота. У него член был 25 см. Я когда увидела это в свой первый съемочный день, у меня аж глаза на лоб вылезли. Съемки проходили в арендованной квартире. В одной комнате была гримерная, в другой — съемки. Примечательно то, что снимали мы порно для американцев: на видео мы говорили исключительно по-английски.

Потом я работала в московской порностудии. Там режиссер не диктовал, как себя вести, — можно было импровизировать. К тому же мальчики там были по сравнению с африканцами человечнее. Они со мной общались, дружили и действительно пытались доставить удовольствие. Съмочный день длился с восьми утра и до восьми вечера, за это время мы успевали отснять где-то пять фильмов. За один фильм восемь лет назад платили 15 тысяч рублей.

А однажды у меня на съемочной площадке случилась любовь. Работал у нас порноактером один мальчик. Он работал раньше в стриптиз-клубе, до тех пор пока начальница не решила сделать из него гея и подложить под выгодного клиента. Он отказался, она его уволила, и он подался в порно. Мы с ним какое-то время встречались, а потом он мне надоел. Тем не менее мы даже успели снять романтический, совершенно непорнушный клип. В романтическом сексе нет женского крика и меньше крупных планов гениталий, больше поглаживаний и плавных движений.

Я в то время крутилась в мире свинга, мои друзья были в теме. Остальные, конечно, удивлялись. Потому что когда я работала юристом, я была такой паинькой, никто даже подумать не мог, на что я способна.

Говорят, что идеальная жена должна быть хозяйкой, подругой и шлюхой. Эта работа научила меня быть разной. Мой муж знает о том, что я раньше снималась в порно. Когда мы стали встречаться, он сразу запретил мне даже фотографироваться обнаженной. С мужем мы, кстати, и познакомились тоже отчасти благодаря той работе. Он искал модель, которая для съемок в клипе была бы готова оголить свое тело. Я откликнулась на объявление, так и познакомились. И вот мы уже шесть лет в браке.

В России на порно много запретов, поэтому хорошо заработать в этой сфере действительно почти невозможно. Правда, сейчас стали популярны так называемые съемки в частную коллекцию. Это, по сути, проституция на камеру. То есть мужчина тебя снимает, ставит в уголочке камеру и для себя снимает секс с тобой. Пару раз я этим занималась, но мне это совершенно не понравилось — мужчины к тебе относятся как к проститутке.

О том, зачем люди снимаются в порно

В своей практике я не встретила ни одной девушки, которая пришла в порно ради денег. Многие приходят ради интереса, провести эксперимент над собой, узнать, на что они способны. Некоторым девушкам эта работа действительно нравится. Что касается парней, то за редким исключением это одинокие мальчики, которым в реальной жизни никто не дает.

Женщины получают оргазм на съемках очень редко. Потому что когда тебя час елозят туда-сюда, ты уже думаешь только о том, чтобы это поскорее закончилось. Хотя это зависит от режиссера, у которого снимаешься. В московских студиях были короткие акты — и мне бывало хорошо.

Американская техника съемки более красивая. А у русских в порно вечно дрожащая дешевая камера, как будто прохожего попросили, мол, друг, пожалуйста, сними наш секс. К тому же за границей порноактеры — это неудавшиеся актеры.

Я завязала со съемками в порно шесть лет назад, а предложения сняться получаю по сей день — мне это льстит, чего уж там. Но сейчас я примерная жена, занимаюсь разведением породистых животных и в порно ни-ни.

Боб Джек, бывший режиссер фильмов для взрослых

В юности я хотел найти такую работу, чтобы не ходить на работу. И профессия мечты нашлась — журналистика. Презентации, поездки, интересные люди.

Я учился в Санкт-Петербургском университете на журналиста, заодно подрабатывал в студенческой газете корреспондентом. Как-то раз мне дали номер домашнего телефона декана юрфака для большого газетного материала. Деканом был Собчак, к телефону подходили его домочадцы и в один голос заявляли, что «Анатолия Александровича» и «папы» нет дома. Я жутко этим возмущался и в итоге сам придумал все ответы декана, половину списал из книжки про индейцев и был горд собой, что смог представить моего собеседника таким умным. Но случился скандал, и вскоре из-за пары подобных случаев меня уволили из газеты, и я с моим другом-фотокорреспондентом решил сфотографировать одну нашу знакомую студентку без одежды. Результат меня воодушевил, и я решил продолжать.

Мы старались работать хорошо, делали все по-честному. Вообще, порно казалось мне таким миром грез: все не так, как в жизни. Более захватывающее, сильное, красивое, возбуждающее. Сегодня все смотрят порно, у каждого есть знакомые, которые там снимаются. Все знают, что это такое, а многие даже научились это делать. Романтика ремесла ушла.

Принято считать, что порно — легкая работенка, которая приносит миллионные доходы. Это туфта. Съемки для взрослых — настоящая пахота. По-английски это называется hard — «трудный, тяжелый, жесткий». Этим все сказано. Заработки здесь в сравнении с шоу-бизнесом или спортом просто копеечные. А так называемые порномагнаты — это сейчас обычные бизнесмены средней руки.

Эта работа научила меня честности. В порно никто никого не обманывает. Тебе было хорошо на съемках — значит, это понравится людям. Нет оргазма — нет успеха. Нет эрекции — нет коммерции.

Теперь я один из самых известных людей в Петербурге. Да и во всем мире тоже меня знают. И не только в лицо, но и по моим фильмам.

Я всегда снимал в своих фильмах только собственных жен и близких подруг: к ним всегда было самое трепетное отношение. Это все замечательные девушки, очень красивые. Правда, на кастингах попадались всякие, иногда жаждущие только одного — продать себя подороже. К счастью, в этой профессии они надолго не задерживались.

В России до сих пор не определены правила игры на этом рынке, все еще запрещено нелегальное распространение порнографии, а что такое «легальное», никто не знает. Да и самого определения «порно» по-прежнему нет. Поссорились друг с другом и ушли из бизнеса главные дистрибьюторы. Плюс обвал рынка DVD, пиратство, социальные сети, бесплатный контент, конкуренция с эксгибиционистами. У любого есть возможность получить такой контент через Snapchat и даже твиттер. Короче, даже не моральные или законодательные трудности, а элементарные бизнес-препятствия, экономические и технические. Порнографию убил iPhone, который перенес нашу виртуальную жизнь на мобильные платформы, в то же время официально запретив порно в App Store. Главное отличие порнобизнеса от других отраслей в том, что власти не слишком следят за индустрией для взрослых и не заинтересованы ни в оказании помощи, ни даже просто в определении правил ведения дела. Порно уже не флагман онлайн-видео, я ушел из этой сферы. Теперь я певец и художник, владеющий трафиком и передовыми технологиями пиара. Но я продолжаю делать то, что мне нравится, — красоту, хоть и более прикрытую, чем раньше.