Развитие интернета и появление соцсетей стало главным фактором, способствующим росту и популярности фандомов. Паблики объединили людей разного пола и возраста, желающих поделиться творчеством друг с другом, не боясь осуждения. В рамках спецпроекта о фанфиках на примере сообщества «Твои мужики» рассказываем, как живет культура фанфикшена в соцсетях.

Маша Филиппова

Админ паблика

Маша Кем

Админ паблика

Аня Иванова

Админ паблика, имя изменено по просьбе героини

Маша Шепп

Админ паблика

— Сколько вам лет?

Иванова: В среднем — за двадцать.

— Как вы пришли в фанатскую культуру?

Филиппова: Я помню, что смотрела «Шерлока», а потом наткнулась на паблик «Твои мужики», где тогда было еще 3000–4000 подписчиков. Была потрясена, что можно так шутить про персонажей! Мне зашло, вот я и осталась.

Подробности по теме
Все о фанфикшене — в спецпроекте «Афиши Daily»
Все о фанфикшене — в спецпроекте «Афиши Daily»

Иванова: У меня была идея фикс — создавать авторские комиксы. Рисовать получалось не очень, и я подумала: можно же брать какой‑то канон, использовать скриншоты и просто вставлять свой текст. Мне нравится, что такие комиксы можно рассматривать и с точки зрения понимания психологии героев. Постишь свою версию, а люди в комментариях могут возразить: «Нет, этот персонаж так бы никогда не поступил!» С одной стороны, непонятно, почему человек так загоняется, а с другой, фанаты, очевидно, воспринимают свой фандом близко к сердцу. Мне даже нравится, когда они агрессивно отстаивают свою точку зрения, потому что альтернативные мнения — это прикольно.

— Как появилась идея создать паблик «Твои мужики»?

Иванова: Мы с Машей Шепп и Машей Кем сначала вели вообще другой паблик — о музыкальной группе 30 Seconds to Mars. И подумали: «А может быть, как‑то расшириться?» Это был 2017 год, мы еще были молодые и не понимали, что из этого выйдет. Сделали другое сообщество, в котором разнообразили круг фандомов, и завертелось.

— Какие фандомы были первыми?

Шепп: «Шерлок».

Иванова: Да, мы как раз успели запрыгнуть в последний вагон — тогда выходил четвертый сезон.

Филиппова: Я помню, как мы начали вводить другие фандомы — Marvel, например. На нас вылилось много хейта. Люди писали: «Мы сюда приходим, вообще-то, за другим, а вы тут хотите добавлять новые фандомы».

Шепп: Заходишь в комментарии, а там спорят о том, чей фандом лучше. Такие распри идут до сих пор.

—Что вы постите в «мужиках»?

Филиппова: Известность к нам пришла после того, как мы стали делать мемы по любимым фандомам. Также у нас есть смешные подборки, посты из твиттера, иногда делаем фан-видео к определенным датам.

Шепп: Еще мы создаем комиксы на заказ.

Кем: Сделал комикс — и потом по нему можно генерировать контент еще месяц.

— Кто ваша аудитория?

Иванова: Если смотреть по статистике, большинство — женщины от 16 лет из Москвы. А если взглянуть на доли поменьше, то там кого только нет, и это немного пугает.

Кем: Я, кстати, до сих пор вижу в комментариях людей, которые были с нами еще в первом паблике. Они идут за нами, как жены декабристов.

Филиппова: Они даже устраивали сходки по разным городам! Но без нашего участия.

Иванова: Как‑то я написала пост о том, что желающие организовать сходку могут написать мне в личку. Пожалела об этом уже к вечеру, так как мне прислали больше 100 сообщений. Набралось 80 городов, где собирались подписчики. А в Москве в парке Горького сходку приняли за несанкционированный митинг.

О комиксах

— Расскажите, как вы создаете комиксы и кто покупает эти работы?

Шепп: У нас в комментариях постоянно просили сделать комиксы. В этот момент мы обсуждали, что одного из админов в семье называют «щедрый господин». И я говорю: «А что если мы возьмем и сделаем донаты с тегом #щедрыйгосподин?» Всем понравилось, и так появились заказные комиксы. Мы выставили небольшой прайс, который многим покажется приемлемым. Потому что рисовать нам не сложно, но хотелось бы получать от этого и какие‑то бонусы.

Иванова: Кстати, комиксы у нас покупают абсолютно разные люди.

Бывало, что комиксы заказывали и женщины 30+ со словами: «О! У меня зарплата будет!»

Филиппова: Да, и заказывали много. Бывали увесистые заказы, например, когда человек хочет увидеть развернутое продолжение историй про своих любимых персонажей. Три года назад комиксы заказывали каждый день, а сейчас — пару раз в неделю.

— Я правильно понимаю, что это не основная работа и вы делаете все на энтузиазме?

Филиппова: Да, но помимо «Щедрого господина» мы делаем комиксы просто так, когда есть вдохновение. То есть не только за деньги — но и потому что нам интересно.

— Как вы думаете, почему такие сообщества, как «Твои мужики», важны для поклонников фанфиков?

Иванова: Я часто сталкиваюсь с тем, что у многих подписчиков есть проблемы в семьях, и это страшно. Бывает заметно даже по сообщениям, когда девочка лет четырнадцати пишет: «Ребята, вы знаете, я хотела сброситься с моста, но! Я нашла ваш паблик, и теперь мне стало немного легче». Понимаешь, что человек не прикалывается, иначе зачем такое писать?

В одно время мы создавали большие конференции в ВК — видели, что там собираются подростки, и по их сообщениям понимали, как много из них… не то чтобы из неблагополучных семей, но из тех, где эмоциональная обстановка оставляет желать лучшего. Поэтому мне кажется, что функция поп-культуры в целом, не только нашего сообщества конкретно, — это помочь переключиться человеку с неокрепшей психикой.

— Уйти в эскапизм?

Иванова: Да. Я сама через это проходила. И наш паблик — это пазл большой системы. Я думаю, подписчики так сильно держатся за фан-культуру, во-первых, потому что мы существа социальные и хотим общения. А во-вторых, когда сталкиваешься с проблемами дома, с непониманием родителей, хочется найти место, где ты будешь услышан и где тебя не будут осуждать.

И я ненавижу, когда в твиттере пишут: «Ох уж эти тринадцатилетние девочки!» Пожалуйста, не трогай тринадцатилетних девочек. Они вырастут, накачаются и набьют тебе рожу. Потому что на этих тринадцатилетних девочках по большей части и держится поп-культура.

Шепп: Ты права. Я думаю, что фан-сообщества — это место, куда можно сбежать от суровой реальности.

— Чем отличаются паблики, связанные с фанфикшеном и пейрингами, от других пабликов? В чем ваша специфика?

Иванова: Если убрать комиксы, то мы не особо отличаемся от того же CLIQUE. Наверное, благодаря комиксам мы все-таки предлагаем альтернативу и пространство для фантазии. Мы улавливаем настроения аудитории и можем угадать, как бы лучше выглядело завершение того или иного сериала. Например, мы переписали абсурдный финал «Сверхъестественного» (по версии «Твоих мужиков», Кастиэль встретил Дина в раю, а не исчез в пустоте. — Прим. ред.) — и всем понравилось. Кстати, где‑то в 2018 году CLIQUE активно таскал у нас посты — только и успевали вотермарки затирать. Что и подтверждает, что мы с ними [двигаемся] в одном направлении.

Шепп: Продолжу тему Ани про альтернативные версии. Это, возможно, прозвучит немного пафосно, но мы придумали «Что, если…?» раньше продюсера Кевина Файги (мультсериал Marvel про альтернативные события оригинальной франшизы. — Прим. ред.).

— Мне кажется, «Что, если…?» точно опирается на фанатские комиксы. Когда я увидела анонс сериала, подумала: «Это точно оно». Они где‑то почитали фанфики и подумали: «О! Сейчас мы это утащим».

Иванова: Файги такой присел в «Твои мужики» и сразу вдохновился.

О фанфикшене в России

— В России — одно из самых больших сообществ фикрайтеров и поклонников фанфиков. Как думаете, почему фанфикшен так популярен именно здесь?

Иванова: У нас талантливые ребята.

Кем: Мне кажется, это еще связано с системой образования. Нас же с детства учат выражать свои мысли на бумаге, писать школьные сочинения.

Филиппова: Согласна. Еще пишут фанфикшен в основном по заграничным фандомам — Marvel, DC, актеры, аниме. У нас в России фандомы не очень развиты, ну кроме, может быть, «Майора Грома». И возможно, фанфикшен — это способ прикоснуться к движу, который происходит за границей.

Кем: Мы как будто дальше от него, и хочется дотянуться.

Иванова: Я еще вспомнила, что был году в 2013-м популярен паблик «Типичный фикрайтер». Он еще жив, но уже на ладан дышит. И там были соревнования не на жизнь, а на смерть, у кого более популярная работа. Мне кажется, многие фикрайтеры должны были стать писателями — и я не понимаю, почему при всех этих талантах у нас в России в «Читай-городе» такой отстой продается. Потому что иногда находишь фанатскую работу и понимаешь, что она действительно лучше, чем оригинал.

— Есть идеи, почему среди фанфиков так популярна всякая жесть, вроде инцестов и насилия?

Филиппова: Потаенные желания.

Иванова: Позволить себе хотя бы через произведения поучаствовать в процессе.

Шепп: Не знаю насчет потаенных желаний, но когда я познакомилась с фанфикшеном, было не очень приятно. Мне дали почитать слэшный фанфик по «Сверхъестественному» (фанфик, в котором описываются гомосексуальные сексуальные и/или романтические отношения между героями, которые не состоят в отношениях в оригинальной истории. — Прим. ред.). Он назывался как‑то про рагу, и во-первых, это был инцест, а во-вторых, там использовался баклажан. Потом я не заходила на «Фикбук» еще полгода — так была впечатлена. И я не знаю, как можно объяснить то, что люди пишут такие истории.

Филиппова: Слушай, мне кажется, людям иногда нравится треш. Какой культурный след оставил «Зеленый слоник»!

Иванова: Все же лучше, чем пиво в падиках пить.

— В массовом сознании фанфикшен воспринимается негативно и ассоциируется как раз только с таким трешем. Как думаете, почему?

Филиппова: Потому что Ургант на Первом канале дает читать актерам «Майора Грома» именно такое.

Актеры из «Майора Грома» читают фанфики (далеко не самые приличные) по фильму в «Вечернем Урганте».

Кем: Только хотела сказать. «Первый Канал» нормальному восприятию фанфиков вообще не способствует.

Иванова: На шоу Грэма Нортона то же самое было, когда ведущий Майклу Фассбендеру и Джеймсу МакЭвою предложил почитать, что там про них пишут. Еще и по ролям.

Кем: И сверху шутка про тринадцатилетних девочек. Вкусно!

Филиппова: Опять же стереотип о том, что фанфики пишут только тринадцатилетние девочки. Мне кажется, это ключевой момент: основываясь на этом факте, к фанфикам и фанатам относятся снисходительно.

Кем: Возможно, причина именно в мужском взгляде на ситуацию. По их определению, девочка подросткового возраста — не самое умное существо, даже не человек.

Считается, что [девочка-подросток] ничего крутого сделать не может. При этом та самая девочка-подросток стабильно приносит деньги в кинотеатры и магазины с мерчем. И серьезные взрослые дяди думают, что раз у них есть опыт и они прошли через киношколы, то создают искусство, их контент «правильный». А творчество подростков — «Ну это что такое?»

— Почему «Майор Гром» — первый российский фандом, который выстрелил?

Филиппова: Потому что это качественный контент. Есть российские фильмы не такого качества — например, те, которые BadComedian обозревает. И даже по ним найдутся фанфики! К тому же в МГЧД харизматичные актеры — это играет большую роль. После фильма люди заинтересовались комиксами, начали изучать их, делиться — и понеслось. Причем и создатели, и актеры относятся к фанатскому творчеству нормально, без стеба, в отличие от Урганта. Почти все актеры знают про наш паблик.

Иванова: Как‑то раз еще году в 2019-м к нам приходили из Bubble Comics и просили сделать мемы по «Майору Грому». Это было сложно: не было четкого визуального образа героя. То майор Гром качок, то майор Гром торчок — как ты выглядишь?! А из фильма мы знаем, что он выглядит как Тихон Жизневский. И вот перед тобой канон, и ты можешь лепить что угодно.

На самом деле это не первый российский фандом. На «Кинопоиске» стрельнули «Топи» — есть небольшое комьюнити по этому сериалу. И когда выходили «Движение вверх», «Союз спасения», все такие: «О-о-о! Мужики!» Фан-сообщества есть, просто они не настолько большие. С выходом нового качественного кино они разрастаются.

— Что должно произойти, чтобы фанфики начали восприниматься как полноценная часть культуры?

Иванова: Нужно, чтобы прошло время.

Шепп: И сменилось поколение.

Кем: Да. Отношение изменится, когда дяди из телека перестанут «гыгыкать». Для этого нужно, чтобы кто‑то их заменил. Потому что сложно научить старую собаку новым трюкам.

Иванова: Хорошо сказала!

Подробности по теме
Любовь, секс и Гарри Поттер: как фанфики изменили литературу и жизнь целого поколения
Любовь, секс и Гарри Поттер: как фанфики изменили литературу и жизнь целого поколения