Коронавирусная паника с каждым днем нарастает: с полок исчезают крупы, из аптек — маски и санитайзеры, а люди запираются дома. Петербургский художник Loketski на фоне массовой истерии на одном из заборов Парнаса создал инсталляцию «Спокойствие» из гречки, риса и туалетной бумаги. Поговорили с автором о пустых полках, дефиците и дезинфекции.

1 из 4
2 из 4
4 из 4

Loketski

Художник

В тот день, когда началась вся эта паника, я узнал о ней из пустых полок. Зашел вечером в ближайший продуктовый, а там на месте сахара, гречки, риса — пустота! Даже макаронные изделия остались только премиальных марок. Пошел в другой магазин, потом в третий, обошел их штук семь, и всюду одна и та же картина. Подходил к продавцам, спрашивал: «Что случилось-то?» Они мне все в один голос: «Новый год!» Оказалось, выручка продовольственных магазинов позавчера сравнялась с предновогодней. И если источник коронавируса — это змеи и летучие мыши, то источником «вируса» продовольственной паники в Петербурге, со слов продавцов и кассиров, стали самые незащищенные и одни из самых малообеспеченных, но активных слоев общества — трудовые мигранты из Средней Азии. Возможно, из страха остаться без работы и в случае заражения без медицинской помощи. Все мы знаем, как наше «эталонное здравоохранение» относится к собственным гражданам, то чего уж говорить о мигрантах. Я бы на их месте тоже, наверное, запаниковал. За ними уже пошли остальные, кто увидел, что полки пустеют, и испугался, что на них не хватит, — так и покатился снежный ком.

Как я к этому отношусь? Как ко второму параллельному «вирусу», имеющему не биологическую, а социально-психологическую природу. Но его-то как раз гораздо проще остановить. И я со своей стороны к этой задаче подключился. Мой лозунг из гречки и риса призван показать людям, что не нужно бежать сломя голову и скупать все на свете. Если не паниковать, то всем всего хватит: и бумаги, и спичек, и сахара, и всего остального.

Для своей инсталляции я смог купить в тот вечер только две пачки гречки — последние на районе, и штук восемь пачек разного риса, тоже из последних. Но и этого для «Спокойствия» оказалось мало. Пришлось выгребать из кухонных шкафов собственные запасы круп, и поэтому часть пакетов самодельные — в них я расфасовал домашнюю крупу, что была россыпью. Детскую площадку с качелями я выбрал в качестве фона для стрит-арта, так как она несет в себе ощущение безмятежности и спокойствия.

«Спокойствие» продержалось на заборе ровно 3 часа 15 минут. Как раз в тот момент, когда начался дождь и мог испортить продовольствие, к нему подошли двое местных дворников и осторожно, чтобы не повредить, срезали все пакетики с крупой и унесли к себе в подсобку.

Очевидно, для того, чтобы позже приготовить себе вкуснейший узбекский плов. У меня даже есть фото и видео процесса деинсталляции. Мне их прислали соседи по району, которые активно следят за моим творчеством.

Слово «спокойствие» для инсталляции я выбрал потому, что оно предельно точно передает суть моего сообщения обществу. Я выбирал из нескольких: «все будет хорошо», «спок», «спокуха» и «Ну, ничего!». Однако мои внутренние праймериз выиграло уверенное, полное достоинства и самообладания слово «спокойствие».

Я лично не боюсь ни вируса, ни продовольственной паники. Дома всегда держу двухнедельный запас провизии. К тому же гречке предпочитаю геркулес, а его паникеры не скупают. Однако не бояться — не значит не предохраняться. В общественнных местах появляюсь исключительно в маске. Купил домой бутылку водки и, придя с улицы, дезинфицирую ей руки в обязательном порядке каждый раз.

Подробности по теме
Коронавирус: актуальная информация, отмены мероприятий, новые случаи заражения
Коронавирус: актуальная информация, отмены мероприятий, новые случаи заражения