Как проблема социального влияния картофеля связана с Гарри Поттером: в сети стартовал флешмоб #‎harrypotterand. «Афиша Daily» попросила Якова Охонько, сотрудника философского журнала «Логос», объяснить, что все это значит.

В социальных сетях набирает обороты новый флешмоб. Его участники вписывают в названия книг и научных работ фразу «Гарри Поттер и…», чтобы получить заголовок, напоминающий романы из саги Джоан Роулинг.

Сначала в генерировании названий для несуществующих книг о мальчике, который выжил, упражнялись только англоязычные пользователи. Российские блогеры подтянулись после публикации преподавателя Высшей школы экономики Арсения Хитрова.

Для того чтобы принять участие, достаточно опубликовать снимок титульной страницы научной работы или книги, приписав над названием фразу «Гарри Поттер и…» и поставив хештэг #harrypotterand.

В итоге за сутки на свет появились «произведения» под названием «Гарри Поттер и симулякр счастливой жизни в постсоветском кино», «Гарри Поттер и структурный анализ активов предприятий», а также «Гарри Поттер и сибирская идентичность». Осталось только дождаться, когда за реализацию какой-нибудь из этих идей возьмется Джоан Роулинг.

Яков Охонько
сотрудник философского журнала «Логос» — о том, почему «Гарри Поттер» идеально дополняет название любой диссертации

Академическая культура в России сегодня переживает непростые времена. Число желающих увенчать свое CV ученой степенью растет экспоненциально с момента демократизации, обмирщения университетского знания в 90-е годы. И чем выше социальный статус человека, тем сильнее его стремление присовокупить драгоценную аббревиатуру «к.н.» или «д.н.» к какой-нибудь менеджериальной позиции. Психологически эту тенденцию объяснить несложно — научная степень в обыденном представлении служит подтверждением определенных умственных потенций, своего рода сертификатом интеллектуала. А значит, и должность, и материальный статус принадлежат ее обладателю по праву, служа лишь косвенным выражением общей социальной респектабельности.

Все это плохо сочетается с традиционными представлениями внутри самой академии о конкуренции за признание в погоне за научной истиной. Тихое недовольство сообщества со временем приобрело многообразные формы, от негласных — например, закрепления за регалиями определенных институций репутации второсортных и мусорных (самый яркий пример, пожалуй, РАЕН) до таких фабрик выбраковки, как проект «Диссернет». Впрочем, сугубая избирательность последнего и политический ангажемент также ставят под вопросом достоверность экспертизы или по крайней мере ее общезначимость.

За пределами этих партерных боев продолжается планомерная коммерациализация распределения академических статусов. Рынок плагиата (в худшем случае) или выполнения диссертаций на заказ (в лучшем) наряду с широким спектром промежуточных форм не стоит на месте. Не так давно знакомый получил радостное письмо, авторы которого предлагали при заказе одной диссертации вторую — бесплатно. Как и во всякой динамичной сфере здесь выявляются свои лидеры, слабые игроки выбывают, а удача сопутствует самым предприимчивым. Важным подспудным следствием становится именно рутинизация и легитимация рынка: коль скоро все признаки развитой инфраструктуры налицо (акции, скидки, персонализация услуг и т. п.), то сам он воспринимается как нечто допустимое и естественное. Мы оплачиваем образование, чтобы называться юристами или специалистами по связям со общественностью, так что же плохого в том, чтобы заплатить еще и за соответствующую ученую степень?

Породившая целый флешмоб шутка о присовокуплении к названию диссертации слов «Гарри Поттер и…» иронически отражает все эти тенденции. Диссертации — новая беллетристика, фикшн с низким порогом входа как для пишущих, так и для читающих. Диссертации — это мистика, иллюзия, шулерство, умение выдать одно за другое, пустить пыль в глаза, убедить всех в том, чего нет, — в научном достижении. Диссертации — это товар, стоимость которого определяется сугубо рыночными (маркетинговыми) факторами, а потому броский заголовок с аллюзией на масскульт лишь повышает их капитализацию и рентабельность научной деятельности.

Известный принцип фальсификации, сформулированный практически однофамильцем героя фэнтезийных романов — английским социологом и философом науки Карлом Поппером, гласит, что теория научна, если включает в себя условия собственной ложности. Принцип поттеризации мог бы звучать так: работа научна, если не выглядит абсурдной в сочетании со словами «Гарри Поттер и…».