Впервые за свою почти двадцатилетнюю историю God of War появился на PC. Если вы до этого не были знакомы с приключениями Кратоса, то, возможно, вам повезло. Именно на фоне его прошлых подвигов особенно заметны проблемы новой, «повзрослевшей» части саги.

God of War — хорошая игра. Боевой топор, послушно возвращающийся во властно выставленную ладонь Кратоса, — одна из лучших находок современных боевиков, в которых так сложно придумать хоть что‑то новое. В сюжете изящно обыгран один из классических мифов «Младшей Эдды» (спойлерПо наущению Локи слепой Хед убивает своего брата Балдура Испугавшись зловещего пророчества, богиня Фрея потребовала у всего сущего дать слово, что ее сын Балдур будет невредим. Узнав, что растение омела не поклялось, злокозненный Локи соорудил из его ветви оружие и обманом заставил Хеда убить Балдура.) — и на удивление органично вписан в общее повествование о грехах отцов, с самого начала бывшее основой драматургии God of War. Наконец, это однопользовательский блокбастер с бюджетом около $100 млн, созданный по оригинальному сценарию и в собственном сеттинге. Каким бы сильным ни был бренд God of War, Sony здорово рисковала, вкладываясь в такую разработку — гораздо экономнее и прибыльнее сделать что‑то онлайновое и с микротранзакциями. Игр, подобных истории Кратоса, с каждым годом становится все меньше.

Даже если вы ненавидите God of War, в ваших интересах, чтобы эта серия процветала.

Тем не менее God of War (2018) небезупречен, и сейчас мы бы хотели остановиться на двух его основных проблемах.

Это не игра, а только половина игры

Сюжет обрывается отвратительным клиффхэнгером, есть даже сцена после титров. Опасения авторов понятны: из‑за описанных выше рисков необходимо, чтобы викингский God of War стал как минимум дилогией, поэтому они не торопясь закладывают фундамент будущего эпика.

Вот только нам с вами от этого не легче. Грандиозная The Last of Us заканчивалась на такой пронзительной и страшной ноте, что о возможном развитии франшизы и прочем маркетинговом мусоре вы напрочь забывали, сидя с открытым ртом, пока по экрану бежали титры. Здесь же на прощание «поздравляют»: это была разминка, а вот настоящая игра будет потом! Какого черта я тогда 40 часов свинчивал рога одинаковым троллям и слушал пространные беседы, плавая туда-сюда на лодочке?

Такой подход плох не только предательством ожиданий игрока, но и вполне конкретным браком, похожим на эпизоды из фильмов с Александром Невским, в которых тот многозначительно куда‑то идет. Сюжетные пустоты заполнили заунывными диалогами, а геймплейные — однотипными битвами с врагами и локациями-филлерами. ПарадемоныТак в God of War выглядят темные эльфы. Дарксайда, пилоныА это инструмент прохождения пазлов с ключами и дверью. протоссов в «космическом корабле», порталы и лифты — атмосфера древнего сказания развеивается, вы перестаете верить в то, что это игра про скандинавских богов.

Оригинальная God of War тоже не могла похвастаться сфокусированным арт-дирекшеном, но на это не обращали внимания благодаря лихой постановке и постоянной бомбардировке вау-моментами. Теперь их гораздо меньше — и это уже не побочный эффект растянутого хронометража, а осознанное и, на наш взгляд, ошибочное решение геймдизайнеров.

Появление Тора припасли для эпилога, в самой игре его нет

Потеря идентичности

Кратос теперь солидный, обстоятельный мужчина, и игра при нем должна быть соответствующая.

Битвы с боссами куда‑то пропали.

Вот они все: половина — против одного и того же Балдура, плюс несколько драк с великанами-троллями.

Понятно, что теперь радостно вырывать из черепа единственный глаз Циклопа или ощипывать крылья гарпий нельзя — Кратос же хочет достойно воспитать сынишку. Но на замену старым композиционным решениям ничего внятного разработчики так и не нашли.

God of War всегда была своего рода Mortal Kombat версией фильмов про «Остина Пауэрса».

Кратос — непобедимый супермен, пользующийся головокружительным успехом у женщин и постоянно унижающий всех своих врагов. На героя Кормака МакКартиГлава разработки Кори Барлог в интервью подчеркивал, что главным ориентиром для нового God of War была «Дорога», натуралистичный, беспросветный триллер про путешествие отца и сына через постапокалиптическую Америку. На эту же книгу ориентировались и авторы The Last of Us., уж извините, он не тянет.

Sony Santa Monica проигнорировала этот факт, придав своему персонажу неуместной серьезности. Ничего плохого в переосмыслении серии нет — взгляните на уже упомянутый Mortal Kombat, который стагнирует много лет, принципиально не меняясь, — вот только в попытке облагородить героя авторы его же и сломали. Из дурацкого, но бодрого квазиэротического боевика получилась затянутая недо-RPG с калькой The Last of Us вместо сюжета.

Обзоры прежних частей God of War в англо- и русскоязычной прессе часто назывались «Старое доброе ультранасилие», отсылая к «Заводному апельсину». В этом же произведении есть и менее очевидная метафора того, что случилось с Кратосом: после того как главному герою привили отвращение к жестокости, он утратил личность, а следом за ней и волю к жизни.

Кратос вполне жизнеспособен — в этом году выходит новая глава его подвигов Ragnarok — но найти себя ему пока не удалось. Возможно, в грядущих продолжениях он завершит метаморфозу, окончательно оформившись в бога мудрости, а не войны, но пока он остается поскучневшим, некогда кровожадным Остином Пауэрсом, у которого появился сын, но пропало моджо.