Москва — город, где можно целый месяц ходить с детьми по музеям, паркам, креативным кластерам и развлекательным центрам и ни разу не повториться. Мы поговорили с создательницами лучших детских городских пространств о том, чего ждут от города современные дети и их родители.

Ольга Рокаль

Архитектор, автор пространства «Ателье» в «ГЭС-2»

Инициатором создания «Ателье» в 2020 году была экс-кураторка V-A-C Foundation Катя Порутчик. Изначально мы обсуждали пространство-мастерскую, похожую на дедушкин гараж. В нем обязательно должна была появиться зона для свободной игры. Так как фонд занимается современным искусством, решили, что делать это надо вместе с художником, — в рамках закрытого конкурса выбрали Свету Шуваеву. После чего мы втроем взялись за разработку проекта.

Я сама начала иначе смотреть на потребности родителей в городе, после того как стала мамой и ощутила дефицит пространств и социальную депривацию. Так что эта тема была мне близка.

Пространство «Ателье» создано по методике Реджио Эмилии. В его основе — проектная исследовательская деятельность, много творчества, обучение через окружающую среду и сотрудничество.

«Ателье» разделено на две зоны: мастерская, где дети могут поработать с разными техниками и материалами, и игровая — наш волшебный лес. Для нас было важно сделать все материалы и инвентарь максимально доступными; так появились стеллажи, где дети могут брать все, что хотят, и исследовать это самостоятельно.

Когда нет «правильно» и «неправильно» или четкой инструкции, как нужно делать, возникает удивительное чувство свободы.

Игровая — это еще одно пространство, где дети могут пережить опыт свободы. Там есть волшебные ветки дерева, а еще шары и палки, которые можно свободно перемещать. Они помогают создать пространство игры без четко определенных правил. Можно перетаскивать элементы, что‑то строить, сражаться на них — в общем, делать что угодно.

© V-A-C Foundation

Мне кажется, в Москве больше всего не хватает креативных пространств для самых маленьких детей, от рождения до 1–2 лет. Мы думали об этом, создавая «Лес»: там есть потрясающий безопасный и мягкий «снег», на который можно положить или посадить ребенка, который пока даже не умеет ходить. Он тоже сможет исследовать, перемещаться и открывать для себя что‑то новое.

Подробности по теме
Где гулять с ребенком: выбираем лучшие площадки в Москве
Где гулять с ребенком: выбираем лучшие площадки в Москве

В целом Москва — удобный город для жизни с ребенком: у нас большое разнообразие сервисов, много интересных мест, игровых площадок. За последние несколько лет город стал намного удобнее. Когда мой ребенок, которому сейчас пять, был младенцем, в разных пространствах уже появлялись пеленальные комнаты и столики. И сейчас я вижу, что их стало больше, — миллениалы-предприниматели сами становятся родителями и обустраивают свои пространства для детей.

Москва дает огромное количество вариантов разного досуга с детьми. Вчера, например, мы с ребенком ходили в «ГЭС», потом зацепили по бургеру, заглянули в магазинчик издательства «Самокат», где был спектакль, — посмотрели его, накупили книг. Так что, как говорится, check your privilege. У нас очень много альтернатив. В том же «Музеоне» можно пойти в музей, а можно лазать по крутой площадке от Berliner — это дорогое оборудование, которое мало где есть.

Ксения Будина

Директор «Зеленой школы» в парке Горького

В 2012 году у меня было двое маленьких детей. Я остро ощущала нехватку места, где бы мне самой нравилось проводить с ними время. Я не искала кружки, куда можно привести детей и оставить. Скорее думала о пространстве, где и мне, и моим детям будет интересно вместе. Так мне пришла в голову идея создания некоего детского центра, а в итоге получилась «Зеленая школа».

Успех «Школы» — в первую очередь заслуга команды, которая тогда перепридумывала парк Горького. Ребята поняли, что нужна какая‑то площадка, где дети могли бы изучать природу; они же придумали название «Зеленая школа». А что именно будет происходить внутри, предложили решить мне самой.

Мы все понимали, что в городе у детей очень мало соприкосновения с природой.

А парк Горького — это гигантская зеленая территория, больше 200 га в самом центре Москвы. Конечно же, именно здесь совершенно необходимо рассказывать и показывать городским детям, что такое природа и как с ней взаимодействовать.

© «Зеленая школа»

Сегодня «Зеленая школа» — место досуга, куда дети приходят круглый год в свободное от учебы время Здесь мы много говорим с детьми о том, что все можно сделать своими руками: можно научиться лепить из глины и сделать себе посуду, можно самому построить мебель, можно научиться выращивать овощи и готовить что‑то из них.

Подробности по теме
Посади дерево, сохрани свой поп-ит: объясняем ребенку, что такое углеродный след
Посади дерево, сохрани свой поп-ит: объясняем ребенку, что такое углеродный след

В этом году мы отпраздновали десятилетие и открыли новую площадку на территории «Музеона». В парке Горького продолжим развивать линию экологии, крафта, создания вещей своими руками, а в «Музеоне» сфокусируемся на занятиях, связанных с искусством.

У детей, которые сегодня растут в мегаполисе, меньше свободы, чем было у нас в детстве.

Родители уже не отпустят их гулять во двор одних так же смело, как нас. Самостоятельно, без присмотра, они могут побегать разве что на даче или в школьном дворе. В «Зеленой школе» во время летних каникул работает программа «Кампус» — это современный формат свободной прогулки и творчества. С детьми всегда есть сопровождающие взрослые, но никто ничего не навязывает. Они получают возможность расслабиться и отдохнуть: много общаться друг с другом, гулять и играть. В следующем году мы планируем увеличить количество мест в «Кампусе» и сделать смены двухнедельными.

Подробности по теме
Современным детям все еще нужны дворовые игры. Почему? Объясняет психофизиолог
Современным детям все еще нужны дворовые игры. Почему? Объясняет психофизиолог

Сегодня гаджеты — неотъемлемая часть жизни детей. Мне кажется особенно важным создавать пространства, где их не будет, предлагать какой‑то альтернативный вариант существования среди зелени и природных материалов. Это дает детям шанс просто побыть собой. Без больших идей, без ощущения, что ты кому‑то что‑то должен. Ведь современные дети постоянно кому‑то что‑то должны: учителям — выучить урок, родителям — принести хорошие оценки, социальным сетям — выдать какой‑то уникальный контент. «Зеленая школа» — это пространство, где дети никому ничего не должны и делают только то, что им действительно нравится.

Десять лет назад детских пространств в Москве было очень мало.

Конечно, сейчас ситуация совершенно другая. Теперь в каждой большой институции есть классный детский центр, в каждом районе — развивающие клубы, а в каждом ТЦ — игровые комнаты. Но говорить о перенасыщении я бы не стала, потому что качество заведений разное. Что у москвичей точно есть — это возможность выбора.

В Европе детские центры зачастую совсем не такие рафинированные, как московские; там детей меньше тренируют и обучают, а вместо этого дают им возможности испытать себя, нащупать свои границы. Например, в Берлине есть один детский проект, куда родителей вообще не пускают. Дети там могут свободно разводить костер, пилить дрова, сами строить из настоящих материалов серьезные сооружения: качели, мост, дом, куда можно зайти по-настоящему.

Все это сделано порой не слишком качественно, но цель именно в том, чтобы ребенок понимал, что он несет ответственность за то, что делает. Если он плохо сколотит качели, то может упасть, когда будет на них качаться. И ему позволят упасть, чтобы он понял, что вообще-то сколачивать надо посерьезнее. В Москве, думаю, такой проект не смог бы существовать, потому что московские родители не готовы к тому, что их ребенок построит качели, а потом с них упадет.

Наталья Потапова

Соосновательница музея «Экспериментаниум»

Мне кажется, что главная потребность детей, растущих в мегаполисе, — это живое общение с родителями. Им нужно место, где родители будут посвящать все время и внимание им, а не отвлекаться на решение рабочих вопросов. Наша экспозиция специально устроена так, что для работы большей части экспонатов нужны два человека.

© Музей «Экспериментаниум»

Современные дети остро нуждаются в среде, где можно попробовать все самому, на практике, провести собственное исследование. Их стало очень сложно чем‑то заинтересовать, они существуют в огромном количестве цифровой информации.

Сегодня научный музей конкурирует с виртуальным миром, в котором дети чувствуют себя привычно и уютно.

При этом не виртуальные, а физические объекты стали для детей чем‑то необычным. Их всерьез удивляет, что с нашими экспонатами нужно взаимодействовать, чтобы что‑то увидеть и понять. Наверное, именно за счет этого у «Экспериментаниума» получается быть интереснее, чем компьютерная игра. Мы стараемся увлечь детей исследованиями, предлагаем задуматься, как на самом деле устроен мир, и перестать воспринимать его как данность.

Дети, увлеченные процессом, могут даже сломать какой‑то экспонат. Такое случается во время экспериментов, и в нашем музее ребенка не будут за это ругать. У нас же нет смотрителей, которые следят за каждым шагом и запрещают дышать или облокачиваться на объекты! Наоборот, все можно и нужно потрогать, попробовать и испытать самому.

Детская возможность познавать безгранична, поэтому хороших мест никогда не бывает слишком много.

Сейчас мы надеемся возродить музей «Живые системы», который существовал пять лет и пользовался большой популярностью, но закрылся во время пандемии. Экспозиция «Живых систем» была основана на том же подходе, что и экспозиция «Экспериментаниума», — edutainment, то есть образование через развлечение. Это был интерактивный музей с коллекцией из более чем 200 экспонатов, которые помогали узнать и почувствовать, как устроены живые существа, а главным объектом изучения становился сам посетитель. Помимо этого, мы продолжаем работать над экспозицией «Экспериментаниума», разрабатываем новые музейные программы и готовимся к открытию научно-просветительского сезона.

Лиля Брайнис

Директор благотворительного фонда «Шалаш»

Москва — огромный город с парками, сотнями торговых центров и развлечений для детей с рождения. Но специальных мест для подростков здесь практически нет. Я недавно сформулировала почему: подростки в общественном восприятии похожи на бездомных. Взрослые часто относятся к ним предвзято, опасаются и не хотят рядом с ними находиться, потому что они шумные, мусорят, нарушают общественный порядок — в общем, по-разному проверяют границы.

Подростки отличаются от детей тем, что их нельзя заставить куда‑то пойти.

Они хотят проводить время отдельно от взрослых, но у них обычно нет денег, поэтому подросткам не очень рады в кафе или магазинах. Они могут где‑то собраться, но это не нравится окружающим. Поэтому их не ждут на детских площадках, где гуляют малыши. А специальных пространств для подростков, которые не хотят ходить в какой‑то кружок, в городах почти никогда нет.

В подростковое пространство «Шалаш.Спот» ребята приходят сами. Оно находится в ТРЦ «Вегас» в Москве, и чаще всего сюда приходят дети, живущие в соседних районах. Наше пространство открыто для всех, но обычно те, у кого есть альтернатива — деньги или другие места, где можно провести время, — в нем не задерживаются. Остаются те, кому это действительно нужно и интересно.

© Благотворительный фонд «Шалаш»

Поэтому наша задача — создать такую атмосферу и предложить такие способы провести время, чтобы те, кто действительно нуждается в помощи, захотели остаться. В этом суть «Спота»: быть альтернативой безнадзорному времяпрепровождению на улице или где‑то еще.

«Спот» бесплатный, красивый, светлый, там есть стол для настольных игр, есть две консоли PlayStation, которые нам подарили Sony, а «Спортмастер» подарил настольный теннис и настольный футбол. Это пространство, где можно хорошо провести время. С другой стороны, особенность «Спота» в том, что в нем есть правила и взрослые, которые следят за их исполнением. Взрослые — это обученные нами ведущие и волонтеры.

В целом наше пространство не рассчитано на большое количество ребят — не больше 30–40 в один момент. Но за месяц набирается около 1000 человек. А еще в «Споте» есть постоянные посетители.

Мы верим, что не существует трудных подростков. Но совершенно точно есть подростки, которым трудно.

Мы не стараемся их социализировать или развлечь — у них с этим все неплохо. Все, что мы делаем, — это учим их проводить время и вести себя по-другому. Трудное поведение — это в том числе и неумение выражать свои чувства конструктивно, и обычно человек, проявляющий трудное поведение, сам в первую очередь от этого страдает. Поэтому наша задача — научить ребенка выражать свои чувства и мысли разными способами. Например, словами: на самом деле далеко не все взрослые умеют корректно говорить о том, что им грустно.

Наш основной инструмент — безопасное и предсказуемое пространство. Это значит, что там понятные правила, и ты знаешь, что их нужно соблюдать, чтобы в нем оставаться. Потому что часто подростки зависят от эмоционального состояния взрослого — сегодня оно одно, завтра другое, а ребенок вынужден подчиняться. Мы же создаем среду, где взрослый является гарантом исполнения этих правил. И только в таком безопасном пространстве у ребенка могут найтись силы на обучение новым навыкам и новому поведению. В будущем мы хотим создавать больше таких пространств, чтобы они были в разных районах города, чтобы дети и подростки могли применять новые навыки не только в «Споте», но и в жизни.

Александра Хейфец

Соосновательница проектной школы для подростков «Каскад»

«Каскад» я придумала вместе с Лидой Лобановой больше пяти лет назад. Лида тогда занималась психологическими исследованиями в образовательной сфере, а я — организацией образовательных фестивалей и программ. Весной 2018 года меня пригласили провести небольшой курс в одной московской школе, и я обратила внимание, что в старших классах активно вводится новая дисциплина — проектная деятельность, и мне показалось, что это может стать отличной точкой входа. В то же время мы с Лидой работали в Политехническом музее и видели, что подростки редко ходят на выставки. Мы окунулись в невероятное количество данных, но больше всего нас заинтересовали программы глубокого вовлечения, и мы решили создать свою альтернативу, которая бы объединила школы, музеи, галереи и подростков.

© Школа для подростков «Каскад»

В этом году вместе с региональными направлениям у нас выпустилось около 300 ребят. А общее количество выпускников «Каскада» за все время — 1000–1200 человек. У нашей программы два модуля. Первый — образовательный, где мы рассказываем об основах проектной деятельности. Второй модуль направлен на обучение через опыт. На занятиях у ребят повышается уровень свободы, одновременно повышается уровень самостоятельности, и фокус обучения постепенно смещается на реализацию их собственных проектов. Итогом каждого учебного года в «Каскаде» становится выставка, на которой могут быть представлены работы в самых разных жанрах — от традиционной живописи до саунд-арта. Также у нас есть программа для тех, кто хочет продолжить обучение, — второгодники получают уже более углубленные знания.

Сейчас в Москве много интересных проектов для подростков и молодых взрослых — почти у каждого музея есть своя программа для этой аудитории.

И это отрадно, потому что долгое время в этом возрастном поле ничего не происходило — были программы для маленьких детей и для студентов, а подростки были заброшены. За ними закрепилось клише сложных и инертных, а родителям было проще загрузить их репетиторами.

Мы в «Каскаде» долгое время верили, что любая библиотека, галерея или музей может стать для подростка «третьим местом» — пространством за пределами дома и школы, куда ему приятно прийти и заняться тем, что его вдохновляет. Но в прошлом году мы всерьез задумались о том, чтобы найти постоянную городскую локацию, где бы ребята могли работать как в собственной мастерской — над любыми идеями и в любое время. Нас поддержала и помогла найти то самое место Анна Трапкова, директор Музея Москвы — нашего главного партнера, где мы несколько лет подряд проводили итоговые выставки. Работы также выставлялись в галерее «Триумф», ЦТИ «Фабрика», Центре Вознесенского.

В июле в рамках летней резиденции «Каскад + digital» мы начали осваивать один из павильонов на ВДНХ, в котором в сентябре, надеемся, откроется наше постоянное пространство. На вопрос, каким оно будет, мы отвечаем вместе с подростками — их интересы на первом месте. Сейчас это просто пустая коробка, которую мы наполняем: участники резиденции вместе с кураторами придумывают архитектурный план, phygital-скульптуры, инсталляции и мурал, который появится на одном из фасадов павильона: одно изображение объединит разные художественные стили. Такая концепция будущего мурала транслирует основную ценность «Каскада» — внимание к индивидуальности каждого участника.

Программа «Каскада» призвана давать ребятам свободу самовыражения, поэтому довольно сложно диктовать им свои условия, ведь в большом городе подросткам очень важно найти место, где их не будут дергать взрослые и указывать, что им стоит делать. Единственное наше ограничение — правила безопасности.

Елена Шарова

Куратор просветительских программ Музея русского импрессионизма

Многие нынешние родители наверняка все еще помнят странную советскую парадигму: музей не место для детей. Им быстро становится скучно, на них строго смотрят и шикают суровые смотрители, запрещают бегать и трогать предметы.

Но сегодня всем понятно, что без детей современный музей просто невозможен.

Поэтому еще на этапе реконструкции здания, которое отводилось под Музей русского импрессионизма, здесь уже была запланирована детская мастерская. Это удобное пространство с разноцветной мебелью, которая легко трансформируется под разные форматы занятий; там дети могут рисовать, лепить, придумывать свои арт-объекты. Также для детей у нас есть мультимедийный зал, где можно посмотреть спектакль, послушать концерт и даже стать дирижером оркестра.

© Музей русского импрессионизма

У нас есть туалетная комната с пеленальным столиком и детские стульчики в кафе, и, если мама решит покормить малыша, ей подогреют еду. Мы всегда рады видеть мам с младенцами: пространство музея доступно — коляску можно взять прямо в зал.

Тем не менее, удобная инфраструктура — это скорее аргумент «за» для родителей. Что же делает музей интересным местом для детей?

Мы стараемся придумывать разные занятия, на которых можно говорить с детьми о музее, об искусстве, о кино, о театре на понятном им языке. Если ребенок хочет смеяться над автопортретом, к примеру, Александра Родченко, мы не будем его одергивать, а посмеемся над шуткой вместе. Если он высказывает невероятные точки зрения на происхождение восьми рук у модели на картине Давида Бурлюка, то мы поддержим его гипотезу и пофантазируем вместе.

Мы, наверное, первый музей в Москве, в котором купили разноцветные подушки и разрешили детям сидеть в залах возле картин и рисовать. Долгое время у нас проходили занятия по живописи прямо в экспозиции.

В целом понятно, что без музея ребенок сможет спокойно прожить, как и мы с вами. Но есть ощущение, что доступ к культуре и искусству с раннего детства — это самый верный способ сделать лучше не только каждого отдельного человека, но и общество в целом. Поэтому детям нужны музеи, а музеям нужны дети.

Если говорить откровенно, у нас все еще полно мест, где мало рады детям. Наши смотрители никогда не делают замечаний детям, но иногда их начинают одергивать посетители в зале. Недавно нам написали в книге отзывов: «давайте искусство будет отдельно, а дети — отдельно». Мы не разделяем эту точку зрения, потому что музей — место, которое делает людей лучше, толерантнее друг к другу.

Любое пространство, в том числе музейное, должно быть дружелюбным к ребенку и его маме, туда должно быть не страшно прийти. Даже памятник архитектуры можно сделать доступным для детей, не меняя его пространство.

Если вы не можете организовать доступную среду, то сделать пространство доступным можно через отношение к посетителям.

Можно провести тренинги для персонала, можно придумать и сделать бесплатные раздаточные материалы с интерактивными программами для детей. Например, в Les Collettes, доме-музее Ренуара в Кань-сюр-Мер, мемориальная строгая обстановка, но при этом есть квесты, которые они разработали вместе с детьми. А значит, это уже интересно, потому что сотрудники заметили и услышали тех, для кого они это делают. Это огромный шаг для музея.

В Москве очень много хороших просветительских проектов для детей: музей AZ, музей «Гараж», Музей Москвы, «Зеленая школа» в парке Горького. Но это все расположено в пределах Садового кольца. В паре станций метро от Кольцевой линии уже сложнее найти интересные занятия. С этим стараются справляться библиотеки, но часто желающих посещать мастер-классы и интерактивные программы больше, чем мест там. Поэтому важно, чтобы качественная образовательная и культурная инфраструктура была и у тех, кто живет не в центре. Это направление точно необходимо развивать.

Подробности по теме
12 детских книг о политике, дипломатии и борьбе за свои права
12 детских книг о политике, дипломатии и борьбе за свои права