Вместе с ярким окрашиванием City Beats от Redken мы начинаем серию интервью с теми, кто задает бит городу и не боится экспериментов. В первом интервью мы покрасили в розовый бармена Ирину Голубеву и поговорили с ней о барной культуре, коктейлях с запахом ладана и собственном баре с розовыми стенами.
партнерский материал

— Что сейчас пьют в барах? Как менялась ситуация за последние годы?

— Сейчас люди стали больше разбираться в гастрономии и напитках, развивать свои вкусовые рецепторы и даже пытаться делать коктейли дома. Я много путешествую и вижу, что Россия не отстает от других стран по качеству баров и ресторанов — она находится на одном уровне, а в чем-то даже превосходит. В любом приличном баре сейчас к выбору ингредиентов подходят очень тщательно. Это целая культура, и она постепенно развивается. Среди напитков очень сложно выделить хиты, так как сейчас люди в большинстве случаев знают, что и для чего хотят выпить, и понимают, что разные напитки подходят для разных случаев.

— К чему мы пока не готовы?

— К странным сочетаниям, техникам, подаче и самим концепциям заведений. В Лондоне есть молекулярные бары, где тебе могут отдать джин-тоник в виде тюбика с пастой. Или коктейли с запахом ладана — хотя и это уже не новая история.

США и Великобритания — лидеры барной культуры, и они задают моду. Там есть бармены, которые делают интересные вещи и прививают людям новые привычки. Я недавно вернулась из Лондона, и мне стало грустно: я начала проецировать то, что видела в барах там, на Москву, и поняла, что пока у нас люди не готовы воспринять такое. Но я уверена, что время рано или поздно придет — когда-то нам многое казалось нереальным, а сейчас в порядке вещей.

— Что самое радикальное?

— Например, мохито, который подают в виде горшка с «землей», в котором растет мята, на мяте — «роса» из рома. Но по правде говоря, это старая история. Сейчас в моде элегантная простота: никаких украшений, при этом, сложные сочетания, техники и нестандартная посуда — например, в Лондоне в некоторых барах сейчас начали подавать коктейли в очень маленьких бокалах по 50 и 70 миллилитров. Уверена, наша публика к такому пока не готова.

— Логично, всплеск молекулярной кухни и ее подобия у нас уже был. Сейчас многим хочется простоты.

— Сто процентов. Мне самой зачастую хочется очень простых вещей, как в еде, так и в коктейлях. Одновременно я очень люблю парфюмерию и серьезно ей увлекаюсь. Для конкурса Bar Ladies Only (первый женский конкурс барменов, прошел в прошлом году в Москве, все коктейли нужно было приготовить с Lillet Blanc. — Прим. ред.) я готовила парфюмерный коктейль, вдохновляясь своим любимым ароматом «Целлофановая ночь» Сержа Лютанса. Идея была в том, чтобы у гостя в момент подачи коктейля были задействованы все пять чувств: вокруг были спрятаны лилии, аромат которых к моменту моего выступления распространился по всему залу; букет был обернут в целлофан, и гость мог к нему прикоснуться и почувствовать текстуру. Я поняла, насколько это было круто, когда выиграла конкурс.

— Готовить что-то подобное в повседневной жизни ты бы хотела?

— В целом, наверное, нет. Я хочу делать для людей то, что сама люблю. А люблю я, чтобы напиток выглядел просто, без сумасшедших украшений — люди должны понимать, что они пьют. Мы будем экспериментировать в новом баре с интересными сочетаниями, но я бы не хотела акцентировать на этом внимание. Для меня самое важное — качество и эстетика подачи: замороженный бокал, хороший алкоголь, свежие ингредиенты, лед из качественной воды. Мне в этом плане очень импонируют японцы, которые подают виски одновременно просто и шикарно: выливают алкоголь на лед и сверху доливают содовой. Но! Виски очень качественный, бокал дорогой, лед сделан своими руками. На мой взгляд, важно не то, насколько коктейль изобретателен, а то, как он сделан. И так во всем.

— Ты сказала, что не все готовы к экспериментам, но ты сама явно готова экспериментировать. Как ты относишься к подобным переменам во внешности? Легко решилась покраситься в розовый?

— В юности у меня разве что не было дредов. Было и выбрито, и косички были. В школе и в институте на меня в Ульяновске очень странно смотрели. В какой-то момент я остановилась и захотела отрастить волосы своего цвета. Часто с волосами хочется что-то сделать весной или летом, особенно когда погода нас не радует.

— Сама выбрала цвет?

— Да, методом исключения — я не хотела ни зеленый, ни синий. Интересно, что розовый я ненавидела с детства, но недавно начала любить. А самое забавное, что этот цвет последнее время окружает меня повсюду: мне дарят розовые цветы, у меня стала появляться розовая одежда, розовые боксерские перчатки, розовый телефон, даже стены нашего нового бара — розовые! Мне кажется, это очень добрый цвет. А я верю, что волосы — это энергетика.

— Расскажи подробнее про бар с розовыми стенами. Открытие собственного места — это сложное решение?

— Мы с Виталием давно об этом думали (Новое заведение открывают бармены Виталий Бганцов и Ирина Голубева.— Прим. ред.) и в какой-то момент начали искать помещение. Рискованно, но надо пробовать. Свое место — это совсем другое отношению к делу. Ты понимаешь, что сейчас будешь делать все только так, как хочешь сам. Здесь же возникает повышенная ответственность. Захотел дорогой бокал — пофиг, лучше себе что-нибудь не куплю. В общем, как в «Футураме»: «Когда-нибудь я открою свой бар с блекджеком и шлюхами». У каждого, конечно, свои пункты. Мы, например, планируем начать открытие с розового шампанского.


Узнать больше о салонном окрашивании City Beats можно здесь.