Журналист и продюсер Марина Сагомонян решила стать поваром. Сначала она отучилась в школе Ragout, а после отправилась на каторжный труд в мишленовский ресторан. «Афиша Daily» публикует подробный дневник девушки, это первая часть — о том, как попасть на стажировку в крутой ресторан, и начале работы.

«Друзья, сегодня ночью я уезжаю в Барселону. У меня нет обратного билета, зато есть студенческая виза на 6 месяцев и контракт о стажировке с рестораном Hisop с целой мишленовской звездой». Этот пост и фото в новом поварском кителе я опубликовала почти два месяца назад, и он собрал рекордные для моего скромного фейсбука 400 лайков. Вообще-то, я журналист и продюсер, но, кажется, ни один мой репортаж или проект не вызывал столько интереса и одобрения. Оказалось, переезд и смена профессии — те самые теги, которые могут зацепить даже тех, кто обычно вообще ничего не комментирует.

Впервые о том, что можно просто взять и поехать в другую страну на практику в ресторан, я узнала на собеседовании в школе Ragout: менеджер рассказала историю выпускника, который несколько месяцев стажировался в Бордо. Как и у многих учеников Ragout, тогда у меня не было четкого плана вроде «через год открыть свой ресторан», а было ощущение выгорания на работе и желание научиться делать что-то не только головой, но и немного руками. Я стала думать о стажировке как о радикальной возможности пожить совсем другой жизнью. И твердо решила попробовать.

Найти ресторан через агентства или самостоятельно?

Так как амбиции вскоре получить собственную звезду Michelin в ближайшей перспективе у меня не было, страну и город для стажировки я выбирала по принципу «где мне было бы приятно провести несколько месяцев». Лучше всего под это описание подошла Барселона: город с идеальным для меня климатом, где говорят на знакомом языке (испанский я учила еще в школе).

Коллеги по Ragout рассказали, что в основном стажировки оформляют через агентства: те находят подходящий ресторан и помогают подготовить все документы. Но оказалось, что в случае с Испанией таких компаний совсем немного. В одной мне предложили заплатить €350 и только после этого узнать, в каком именно ресторане мне придется работать. В другой — €4000 за 2 недели практики в нескольких мишленовских ресторанах (правда, включая услуги переводчика). Я решила, что найти место, куда меня пустят поработать без зарплаты, я смогу и сама, и стала рассылать письма во все рестораны, которые казались мне достойными. Естественно, большинство просто ничего мне не отвечало. Некоторые писали, что мне необходимо разрешение на работу в Испании. В какой-то момент я почти отчаялась, но решила сделать последнее усилие и отправила партию писем в несколько мишленовских ресторанов. И через несколько часов мне ответили из Hisop: 1 звезда Michelin, только местные продукты, строгая сезонность меню, небольшая кухня, уважение к ингредиентам — словом, мечта.

Учебная виза

Я уже представляла, как шеф-романтик, обожающий родную каталонскую природу, блаженно улыбаясь, зарывается носом в горсть местных лисичек. А пока мне предстояло разобраться с документами: ресторан просил некий convenio de prácticas, и он же был необходим для учебной визы. Оказалось, что convenio — это трехсторонний договор между учебным заведением, рестораном и мной. Я нашла образцы в интернете, немного переделала их, попросила школу подписать и, волнуясь, отправила в ресторан. В тот же день шеф Hisop поставил на нем печать, и все было готово. Учебную визу с правом безвыездно находиться в стране шесть месяцев мне дали тоже без проблем: стандартный набор документов для туристической визы, convenio и мотивационное письмо «зачем мне это нужно».

Самым сложным делом перед отъездом был разговор с родителями. В семье, где все занимаются преподаванием и наукой, мое решение работать на кухне восприняли как, мягко говоря, странность. Для мамы готовка всегда была чем-то вроде мытья полов — занятием совсем не творческим и уж точно не приносящим радости. В итоге я решила преподнести свою поездку как длинный отпуск в солнечной стране. Договорились, что родители приедут в Барселону на Новый год, чтобы отпраздновать вместе.

Первый день: кроксы и крошечная кухня

И вот спустя неделю после переезда, с новыми кителем, фартуком, рабочими брюками и кроксами (это единственная обувь, которая помогает выдержать 12 часов на ногах) я пришла знакомиться с командой. Ориол Иверн, шеф, он же хозяин ресторана, оказался загорелым деловым мужчиной около сорока. Он угостил меня кофе и попросил подписать бумагу о том, что на кухне и в раздевалке установлены камеры, изображение с которых будет просматриваться только в случае пропажи денег. По меркам Москвы мера довольно мягкая: например, в одном из ресторанов, где я стажировалась, охранник каждый день осматривал сумки всех сотрудников на предмет кражи продуктов. Я ждала какого-нибудь инструктажа по гигиене или технике безопасности, но ничего подобного не последовало.

Шеф показал мне кухню, которая оказалась крошечной: горячий, холодный цех и мойка в одном помещении, уголок для кондитера и холодильники в другом, скорее похожим на проходной коридор, чем на кухню. На человека приходилось примерно полметра пространства, в которое к тому же с криком «Quemo!» («Горячо!») или «Voy detras» («Я сзади») постоянно вторгались. Тому, кто, как я, привык работать в просторном опенспейсе или дома, очень сложно привыкнуть к таким порядкам.

Особенно меня поразило, что в Hisop не было как такового ни бара, ни бармена. Вино и другие напитки хранились в обычных холодильниках с едой, простые коктейли типа джина-тоника готовили сами официантки, а кофе делали в капсульной машине Lavazza.

Зато еда была безупречна. Вообще, вкусы в Каталонии очень простые и консервативные. В меню среднестатистического бара или кафе для местных — жареная картошка, кальмар во фритюре, хлеб с томатной пастой и маринованные сардины. Естественно, все с майонезом. Это при огромном изобилии морской рыбы, морепродуктов, грибов и овощей. Несмотря на то что рестораны здесь есть почти в каждом доме, гастрономическая революция явно еще не случилась. Поэтому многие с сомнением относились к моей идее проходить практику в Барселоне: это, конечно, не Франция, хотя географически она очень близко. Команда Hisop же видит свою миссию именно в том, чтобы напомнить каталонцам о том, что растет на их земле и как наилучшим образом с этим поступать.