В специальном выпуске рубрики гастрономический следопыт Светлана Кесоян, физически находящаяся на Бали, попробовала и исследовала местную достопримечательность – кофе, которым гадят милые зверушки.

Что такое копи-лювак?

В переводе с индонейзийского — «кофе-лювак». А лювак, опять же по индонезийски, — тот самый зверек, который ест ягоды с местного кофейного дерева (это не арабика и не робуста), и с его фекалиями выходят не =переваренные зерна. Кал животного собирают, моют, сушат и обжаривают.

Как кофе вообще попал в Индонезию? Какова вкратце история вопроса.

По легенде, первыми есть кофейные вишни и листья стали козы в Эфиопии, чье возбужденное поведение пастухи наблюдали по ночам. В XII веке население Аравийского полуострова варили свой кофе из сырых зерен. В XVI веке Османская империя стала готовить кофе по-восточному — из жареных зерен с кардамоном, гвоздикой и корицей — и была своеобразным монополистом на рынке, в том числе и европейском. Первая кофейня в Италии открылась в Венеции в 1647 году, в Париже — в 1686 году и далее везде, в том числе в Вене и Лондоне. В России первым кофейным гиком прослыл Петр I, открывший в 1703 году кофейный дом.

В середине XVII века кофейное дерево попало в Южную Индию, в начале XVIII века ушлые голландцы провезли саженцы в Индонезию — на острова Ява и Суматра, и, что примечательно, уже оттуда кофе мигрировал в Южную Америку. Так закончилась арабская монополия, и за следующие сто лет кофейное зерно стремительно поглотило все подходящие для себя территории. На сегодняшний день кофейный лидер — Бразилия (40% мирового производства). Остальной выращивают в Колумбии, Индии, Мексике, Вьетнаме, Эфиопии и Индонезии — она на третьем месте.

Как придумали копи-лювак?

Индонезийскому бизнесу с копи-люваком не больше семидесяти лет. Главные плантации находятся на острове Суматра — именно там люваки вольным образом объедают кофейные кусты. В свое время местные жители, что называется, посмотрели себе под ноги и увидели этакие спрессованные кофейные зерна — кал циветт выглядит даже не противно (вообще они им метят территорию). А в дальнейшем самые предприимчивые суматранцы поставили сбор какашек на поток, построили систему обработки и сбыта.

© Arief Priyono / Gettyimages.ru

А что за зверь — лювак?

Индонезийцы называют его люваком, все остальные могут употреблять еще кучу слов: циветта или малайская пальмовая куница, мусанг или виверра. Последний термин — обозначение всего семейства животных, родственных куньим и кошачьим, которых добывают ради меха, мяса и мускуса. Это маленькие зверьки с темно-серым густым мехом и белыми полосками на мордочке, живущие в Южной и Юго-Восточной Азии. Днем лювак спит, ночью охотится. Виверры не вегетарианки — они всеядны, но любят спелые кофейные вишни (осуществляют селекцию за человека). Живут на деревьях тропических лесов, рядом с которым могут располагаться кофейные плантации.

Мусанг возится с кошкой

Как его производят?

Арабику или робусту человечество собирает в виде кофейных вишен. Затем ягоды освобождают от мягкой оболочки сухим (сушат на солнце или в теперь уже заменяющих солнце машинах) или мокрым способом (урожай помещается в протирочный агрегат, где он избавляется от большей части мякоти, затем массу отправляют в ванны, и там это дело бродит 2–3 дня). В результате зерна теряют часть протеинов, что улучшает их вкус и характер. По окончании ферментации бобы промывают еще раз и сушат. Темперамент кофе окончательно усиливается в процессе обжарки.

Главный фокус копи-лювак в том, что все манипуляции с бобами совершаются во внутренностях виверры. Зверек заменяет собой целый сельскохозяйственный процесс: сбор урожая, избавление от мякоти, ферментация происходят в его пищеварительной системе и дают ощутимый результат на финише. Человеку остается только отмыть кофейное зерно и обжарить, не передергивая.

А что творится внутри лювака?

Кофейное зерно проводит в нем довольно много времени — до 2 недель. Под воздействием желудочного сока и ферментов в зернах расщепляются белковые соединения, поэтому кофе получается мягким на вкус и совсем не горчит. Кроме того, есть подозрение, что анальные мускусные железы мусанга, содержащие цибетин — пахучий мускус, — также причастны к эффекту.

Кто еще ферментирует внутри себя кофе?

© Paula Bronstein / Gettyimages.ru 1 / 3
© Paula Bronstein / Gettyimages.ru 2 / 3

Например, слоны. Предприимчивые тайцы вслед за копи-люваком придумали пропускать арабику через слоновий пищеварительный тракт: слонов кормят фруктами и сахарным тростником с добавкой кофейных вишен, и далее — по озвученному плану. Получается кофе сорта Black Ivory (черный бивень) — тоже без горечи. Стоит $1100 за 1 кг; а одну чашку, скажем, в сети шикарных отелей Anantara на Мальдивах и на границе Лаоса отдают за $50.

А сколько стоит копи-лювак и почему так дорого?

Самая распространенная форма продажи продукта — упаковки по 100 грамм. Это могут быть зерна, крупный помол, мельчайший помол — пудра — и пудра, расфасованная порционно в специальные бумажные фильтры на картонных ножках, — для дрип-кофе. Цена от вида расфасовки не зависит. На острове Бали (Индонезия — страна происхождения продукта) в обычном поселковом супермаркете она крутится от $10 до 50 за пачку. Кофе внутри один и тот же, цена зависит от нарядности упаковки. Туристам больше всего нравятся пачки с фильтрами.

Высокая цена за килограмм обусловлена тяжелым ручным человеческим трудом на плантациях Суматры — сборщикам фекалий мусанга — буквально приходится искать сырье в кофейных кустах целыми днями. Затем сортировать и мыть, сушить и жарить. Цена также зависит от удаленности от Индонезии. Большая часть копи-лювака уезжает в Японию; Европа и США — на втором месте. Чашка с кофе в дорогих для жизни городах — Токио, Сингапуре, Лондоне и Нью-Йорке — может стоить $100. В России копи-лювак системно пришел в последние пять лет, рынок устроен довольно хаотично, много подделок, зато продают его не так уж дорого: $50–150 за стограммовую упаковку; нам удалось найти килограммовую пачку за 24 тыс. р.

© Nicky Loh / Gettyimages.ru

Как приготовить копи-лювак?

Национальный способ приготовления кофе в Индонезии — не только лювака — заваривать кофейную пудру кипятком, как чай, в фарфоровом чайнике. Производители копи-лювака водят хороводы вокруг приготовления, рассказывая о температуре воды и пропорциях разграммовки, но суть от этого не меняется. На чайную чашку столовая ложка мелкого помола (8 г), 160 мл горячей кипяченой воды (80 градусов), и фильтр совсем не нужен – надо просто дождаться, пока осядет гуща. Крупный помол рекомендуется заваривать в тех же пропорциях, но во френч-прессе. Если засыпать его в американскую кофеварку с фильтром, тоже получится. Варить его в гейзерной моке и заправлять им итальянскую кофемашину бессмысленно: под давлением он растеряет все качества. Добавлять в него молоко или пытаться сварганить капучино, латте или раф — мало ли извращенцев — такая же маловразумительная затея.

Как его пить?

Адепты советуют медленно — чтобы прочувствовать вкус и запах. Заедать конфетами не стоит: забьете рецепторы сахаром. Холодный копи-лювак похож на ужасный холодный кофе.

Так какой он на цвет, вкус и запах?

Цвет обжаренных зерен мелкого и крупного помола темнее, чем у арабики итальянской обжарки. Пудра пахнет кофе с шоколадом; заваренная — карамелью, то есть жженым сахаром, но все это едва уловимые вещи. На крепкий кофе в привычном обывателю смысле запахом совсем не похоже. Во вкусе кислотность не наблюдается — все гладко и действительно сбалансированно: никаких резких ощущений, будто придуман специальный кофейный напиток для детей. Мягкий, без горчинки вкус — эти параметры копи-лювака доводят до исступления кофейных наци. Получается, что копи-лювак обходится без плотности, четкости и насыщенности, за которую мы ценим кофе.

© Nicky Loh / Gettyimages.ru

Бодрит ли копи-лювак как-то по-особенному?

Нет. Особенный эффект от «напитка богов, дающего райское наслаждение», — все это чушь из рекламных брошюрок. Его единственное сверхъестественное качество заключается в том, что если вы хотите полюбить вкус кофе, то лювак поможет к нему привыкнуть. Второй вариант — для тупых и богатых: надо же куда-то тратить бабло, чтобы об этом рассказывать.

Туристические развлечения Индонезии

А это вообще этично с точки зрения экологии?

Живущему на свободе зверьку кофейные вишни интересны всего 6 месяцев в году. В остальное время виверра не любит кофе, так как ее пищеварительная система перестает вырабатывать ферменты, расщепляющие белковые соединения в этих плодах.

Расследование BBC 2013 года способно полностью отбить всякое желание попробовать копи-лювак. Если у вас есть сердце, разумеется

Плантации с живущими на свободе мусангами есть только на Суматре, на остальных островах их содержат на фермах. Кормят кофейными вишнями по выбору человека, стимулируют пищеварительный тракт чрезмерными порциями фруктов. И никакой здоровой и экологической идеи в таком виде производства копи-лювака нет. Ровно по этой причине активисты зеленых регулярно протестуют против содержания в неволе несчастных животных, но ни к чему путному это пока не привело. При этом кофе от заключенного в тюрьму лювака отличается от кофе дикого в худшую сторону: шоколадности и карамельности практически нет. Но цена может быть такой же высокой. Более того, в Индонезии есть кофейный бренд Luwak, под которым не за дорого продают обычный кофе.

На что обратить внимание при покупке?

По обозначенным причинам мы не дадим наводок, где купить копи-лювак в Москве. Но если вы все-таки решились на это извращение, то от московских продавцов имеет смысл требовать сертификаты качества, выяснять родословную производителей и историю фирмы. Запомните одно: плантации с дикими мусангами есть только на Суматре, остальной кофе — клетки, и это хуже дерьма в смысле зоозащиты.

© Ted Soqui / Gettyimages.ru

А что все-таки о копи-лювак говорят кофейные наци?

Глеб Нивейкин
Шеф-бариста сети «Кофемания»

«Ответ простой: эксперты про него не думают, потому что ничем этот сорт кофе не отличается. Если его сравнивать с другими с помощью каппинга, то вы никогда к нему не вернетесь. Копи-лювак никогда не используют на мировых чемпионатах бариста, где все пытаются друг друга порвать и удивить качеством зерен. По сути, весь феномен в том, чтобы продать нечто никому особо не нужное, причем за бешеные деньги. Там даже есть какие-то сверхдорогие сорта — «тру лювак», — которые получены от диких зверьков. Есть похожая история на Ямайке — с сортом Blue Mountain, который растет в горах, в Австралии есть «обезьяний кофе». Но еще раз отмечу: это просто маркетинг».

Анастасия Годунова
Совладелец кофейни Good Enough (закрыта с 20 сентября)

«Его сейчас покупают по тем же причинам, что и «Гербалайф» в свое время. Если говорить о вкусовых отличиях, то они определенно есть. Несколько лет назад я участвовала в чемпионате по кап-тестингу, это когда есть восемь баз, на каждой из них стоят три стакана, в двух из них один и тот же сорт кофе, а в третьем другой, и нужно его определить. Там мне как раз попался копи-лювак. Для рецепторов профессионала, да и любителя, — просто будто жуешь навоз».

Артем Темиров
Основатель кофейного кооператива «Черный»

«Копи-лювак уже не самый дорогой кофе в мире. Первенство перешло к ферме Hacienda la Esmeralda, открывшей миру арабику разновидности Geisha (стоимость фунта зеленых зерен — $100–150). Лювак действительно долгое время был редким кофе. Зверьки ели ягоды на деревьях в лесу или на плантациях, затем нужно было собрать их испражнения, выделить зерна и обработать. Это требовало много труда, но и самих зверьков было не так много. Как только все поняли, что на этом можно заработать, зверьков стали сажать в клетки и создавать промышленные фермы. Сегодня он не может считаться самым редким кофе на земле. Редкий — это лоты с ферм, насчитывающие всего 100 кг зеленого кофе, которые продаются на таких аукционах, как Cup of Excellence. И главное, копи-лювак не самый вкусный кофе. Даже напротив, процесс пищеварения мусанга делает его вкус мягче, но он почти лишает его кислотности и глубины, которую ценят любители арабики».