В районе Московского университета обнаружился ресторан «Рынрадо». Гастрономический обозреватель «Афиши» Анна Масловская убедилась, что ни ужасов режима, ни жареных собак там нет, зато есть жутковатые трепанги.

В конце прошлого года на Ломоносовском проспекте заработал ресторан северокорейской кухни «Рынрадо», и я как преданный поклонник пулькоги и кукси не смогла пройти мимо. Находится он в 15 минутах ходьбы от посольства Северной Кореи — возможно, открыли место дипломаты. Доподлинно узнать этого не получилось, потому что корейцы — народ скромный, а тут еще и северяне. Главной интригой было выяснить, существуют ли какие-то незаметные для русских отличия в северных и южных вкусах, поэтому в «Рынрадо» я отправилась с моим другом Валерой Ли — московским корейцем, который знает толк в кимчи.

В последние годы корейские места стараются выглядеть современно. Самый яркий пример — нарядный Hite на «1905 года» с красивыми медными вытяжками для барбекю. «Рынрадо» больше похож на те канонические заведения, что сосредоточились в гостинице «Корстон». Или на другой оплот традиционного азиатского дизайна — «Корё». Тут царит пхеньянская аскеза; в двухэтажном пространстве всего одно украшение — дешевенькие жаккардовые скатерти красного цвета. Зато вывеска у «Рынрадо» огромная — видно с Ломоносовского, промахнуться невозможно.

Не сказать, что встречают радушно: официантки пребывают в легкой растерянности и совсем не говорят по-русски. В «Рынрадо» с вами толково сможет пообщаться только девушка-менеджер. На сайте ресторана говорится, что весь обслуживающий персонал и повара — граждане Северной Кореи. Если это правда, то поздравляем, что вырвались.

1 / 3
2 / 3

Смысл и цены

В КНДР за это, наверное, расстреляют, но еда в ресторанах с южнокорейской и северокорейской кухней практически не отличается. Все это — кухня одной страны, традиции и корни которой настолько сильны, что разделение территории на два государства за шестьдесят с лишним лет не смогло их высушить, обрубить или видоизменить. Различия можно зафиксировать между регионами обоих государств, что объясняется опять-таки традициями и тем, какими продуктами были богаты разные земли. Северокорейскими в «Рынрадо» можно назвать только цены — они тут крайне доступные.

Эпитет стоит расшифровать отдельно: дешевых ресторанов корейской кухни в Москве не бывает. В любом таком месте обязательно будут большие порции, уйма морепродуктов и хорошее мясо — и это не может стоить дешево. В корейский ресторан надо отправляться компанией, чтобы разделить огромный суп на троих и брать порцию барбекю на двоих. В таком случае уйдет где-то 2000 рублей на человека с пивом, но без соджу, и это будет настоящий пир.

В «Рынрадо» мой любимый тартар из говядины юкхе стоит 480 рублей — он тут превосходный. Такой же юкхе в легендарном ресторане «Силла» в «Корстоне» стоит 1500 рублей — правда, порция там больше. За супы в среднем на Ломоносовском просят на 100–150 рублей меньше, чем в том же Hite или «Кимчи». В итоге чек в «Рынрадо» получится в районе 1500 рублей. Если не заказывать трепангов.

Панчхан — сет корейских закусок, подающихся перед основными блюдами
1 / 8
Корейские роллы кимпаб, 320 р.
2 / 8

Еда

Трепанг, он же морской огурец, — чудовищный на вид деликатес с тонким вкусом, одновременно похожий на водоросли и устрицы. Честно говоря, раньше я встречала их в Москве только в засушенном виде. В меню «Рынрадо» есть позиция «Острый рис с морским огурцом» за 320 рублей: приносят тарелку с рисом и двумя плавающими в соусе трепангами, следом на стол приземляется целое блюдо, где на подушках из дайкона лежит еще 20 таких существ. Я уточнила у официантки, что это — комплимент от заведения или так выглядит одно блюдо, — но, как было сказано, русский язык персоналу не покорился. Зато, когда принесли счет, выяснилось, что посчитали отдельно трепангов за 3500 рублей — так что будьте осторожнее при заказе и имейте это в виду.

Тартар из ледяной говядины со-юкхе (480 р.), речь о котором шла выше, подается с кунжутным маслом, грушей и желтком. Это страшно вкусно, если вы любите сразу и мясо, и кунжут. Жареные пельмешки кунманду с капустой (380 р.) почти не острые и дико нежные. Кимпаб (320 р.) — главный корейский ролл — готовят тут по-пхеньянски. В чем разница, непонятно, потому что в ресторане «Кимчи», например, состав кимпаба такой же: маринованный дайкон, огурец, болгарский перец и дешевая ветчина. Другой вариант в Москве я пробовала только в Hite: там в ролл кладут мясо, разваренное до волокон. К нему приносят корейский соус кочуджан (чили, ферментированная соя, клейкий рис, соль) и кунжутное масло.

Панчхан — закуски перед главным блюдам — тоже ничего особенно северокорейского; их везде ставят бесплатно. Отличная кимчи (она у каждой хозяйки всегда разная, в Корее есть даже поговорка на этот счет), салат из овощей с майонезом, маринованные овощи. Нэнмён (450 р.) — один из видов кукси, холодный суп с гречневой лапшой (собственно, «мён»). Он отличный, с собственным кочуджаном, что не часто встретишь. Выглядит блюдо как настоящее произведение искусства (см. фото): в прозрачном бульоне лежит шар из лапши серо-коричневого цвета, сверху свинина, яркий бордово-красный соус, несколько долек огурца и стог тонко нарезанного дайкона. Вам принесут большие ножницы, и разрезать ими лапшу в бульоне — отдельное удовольствие. Не делитесь этим праздником с официантом — режьте сами.

Еще один традиционный суп — миёк-кук (310 р.) — в «Рынрадо» был на рыбном бульоне и с мидиями. Миёк — то же самое, что и вакамэ, то есть бурая водоросль, отсюда понятно, что она играет главную роль в этом супе. Миёк-кук бывает и с мясом, но в «Рынрадо» — только диетический рыбный вариант, и снова хороший.

Заказывайте жареное мясо, несмотря на то что тут нет специальных столов для корейского барбекю. Мы взяли со-хокше — 300 грамм тонко нарезанной говядины за 650 рублей. Неожиданно официантка поставила на стол блюдо и достала длинную зажигалку. Получилось что-то вроде походного барбекю: она подожгла соль, выложенную на поднос, сверху стояла решетка с мясом. Мы смотрели как завороженные — трюк не хуже копчения в бересте у братьев-шефов Ивана и Сергея Березуцких в Twins. Барбекю в «Рынраду» очень сладкое, маринованное в смеси сахара, кунжутного масла и соевого соуса.

Вердикт

По большему счету приставка «северо» в «Рынрадо» нужна для аттракциона, ее можно отменить. Корректнее называть заведение самым доступным в городе корейским рестораном с качественной едой. Жаль, что находится оно не в центре. В следующий раз я выберу не такое сладкое мясо, и следующий раз обязательно будет. Такой ценовой демпинг крайне выгоден.

Валерий Ли
московский кореец, директор по связям с общественностью в банке
«С начала 50-х годов северокорейская кухня развивалась отдельно от южнокорейской, да и от всего остального мира тоже. Состав и подачи традиционных рецептов изменились, хотя все равно еда узнаваемо корейская. Все, что мы попробовали, сильно напоминает мне еду из детства, которую готовили мои родственники по папиной линии — корейцы, выросшие вдали от родины. Рецепты, которые бережно передавались от старшего поколения, накладывались на локальные продукты, что придавало блюдам особый советский колорит. Суп миёк-кук плотнее по текстуре бульона, в южнокорейском варианте обычно больше водорослей. Различия чувствуются на кончике языка. Так же как и миёк-кук, нэнмён отличается, вероятно, какой-то другой пропорцией специй. За хорошим кимпабом нужно ехать в Корею — искать его в уличных лавках, где ты сам можешь сам выбрать начинку. Вариантов — десятки. Я думаю, что эти корейские роллы могли бы стать такими же популярными в Москве, как японские. Но увы, они менее востребованы по причине отсутствия разнообразия, и обычно в московских корейских ресторанах всего один вид. Южнокорейская и северокорейская кухни — это как два параллельных течения одной религии. Они очень близки, но так же сильно различаются в мелочах. Мне кажется, что и противопоставлять эти две кухни было бы не совсем правильно, учитывая в том числе и то, как в послевоенные годы развивались эти две страны. У южан больше возможностей экспериментировать, чему способствует неограниченный доступ к продуктам и появление шефов-новаторов. Но почему этого не видно по корейской еде в московских ресторанах? Потому что традиционно корейцы крайне консервативны. Они чаще всего выбирают самые проверенные варианты и редко готовы к экспериментам за пределами страны. И если у них возникают трудности с поиском своего, родного, то скорее всего, все закончится простой карбонарой. Самым большим открытием лично для меня стало то, что северокорейские рестораны — не миф, а реальность. Мы очень мало знаем о том, что происходит там, за занавесом, но если у северян появилась возможность экспортировать гастрономическое видение, то у них есть все шансы покорить мир рано или поздно».
Ресторан
Рынрадо
  • Телефон: +7 968 812 78 92, +7 963 967 60 51
  • Адрес: Ломоносовский просп., 29, корп. 1
  • Время: пн-вс 12.00–23.00
Подробнее
на afisha.ru
http://www.afisha.ru/msk/restaurant/118873/
Забронировать
столик