Неутомимый исследователь московского гастрономического терруара Светлана Кесоян делится своей очередной находкой – это банки с перетертой в паштет дичью.

По моим наблюдениям, популяция охотников за последнее время сильно разрослась и останавливаться не собирается. Казалось бы, обычные, тихие в быту мужчины все чаще и чаще уезжают в лес. Дышать свежим воздухом, как они говорят, и стрелять крупную и мелкую дичь. Это отдельная индустрия, и, чтобы стать ее участником, требуются приличные деньги. Но я не буду углубляться в подробности. Охота совсем не мое.

Скажу только, что из чащи народ в большинстве случаев возвращается с добычей. И добычу эту, например лося, надо куда-то девать. Потому как лось — огромное и тяжелое животное, все его килограммы не спрячешь на кухне в холодильник. Тут и встает вопрос с реализацией добытого в лесу мяса. Каждый выкручивается как может. Раздают лосей на котлеты родственникам и друзьям. Что-то жарят и парят самостоятельно. Но возиться со всем этим особо никто не хочет.

Скажу вам честно, что я про охотников вообще не думала, пока не обнаружила на полке в безымянном продуктовом стеклянную банку с надписью «Пашет из кабана с сушеными яблоками». Внешний вид ее не вызывал подозрений, сочетание показалось мне обнадеживающим, а цена (две сотни с копейками рублей) — допустимой. Дома я тут же сделала тосты и снабдила их кабаньим паштетом. Все получилось. Паштет был в меру взбит и достаточно плотен. Но в то же самое время довольно легко намазывался на хлеб и не сваливался с него кусками. Пластичность в паштете — одна из важных вещей. Хороший паштет хрупко балансирует где-то на грани суфле и вязкой пасты. Купленный кабан с яблоками действительно обладал неким дичьим вкусом, смягченным наверняка сушеными яблоками. Соль, перец — в допустимых пределах. Цвет натуральный, серо-розоватый, без явных признаков пищевой краски и стабилизаторов.

На банке было написано «Лесная диковинка», и гугл по первому запросу выдал, что да, мол, есть такое предприятие с собственным производством в подмосковном городе Королеве. Экологичность убиенных жертв, прием сырья от охотников, проверка всякими положенными в таких случаях санитарно-гигиеническими контролями гарантируются. Больше всего меня развеселило упоминание на проверку металлоискателем. Цинично, понимаю. Но дробь и правда ищут, находят и удаляют — чтобы кто-нибудь зубы об тост не сломал.

Мой пашет быстро кончился. Отправившись за второй банкой и внимательно оглядевшись по сторонам, я заметила емкости с паштетом из оленя с морковью и паштетом из лося с тыквенными семечками. Была там еще и посудина с лосиной тушенкой с зеленым перцем. Но про них я вам ничего не могу рассказать. Почему? Слишком увлекалась в детстве мультиками. Кабана есть могу, а вот Бэмби, Винни-Пуха, северного оленя, который траспортировал Герду к Снежной королеве, и лося, который всех в лесу спас, а сам чуть не погиб во время бури, не хватает душевных сил употреблять в пищу.

Отмечу только, что отечественный производитель «Лесных диковинок» научился правильно сочетать слова на этикетках и готовить мясные продукты по неожиданно хорошим рецептам — получается благозвучно. Залезайте на сайт компании «Лесная диковинка» — там кроме консервов полно мяса, колбас и купатов для жарки, наборов для шурпы из косули, медведя и уже упомянутых выше тотемных зверей.

Я только одного понять не могу: кому в голову пришло называть подарочные наборы из переработанной дичи «Генерал», «Полковник», «Капитан»? Особенности национальной охоты? Тогда уж назовите хотя бы один комплект остроумно, например «Кузьмич»: будет как в кино и не безнадежно архаично.



Тексты в рубрике «Тайноядение Светланы Кесоян» не являются рекламой. Они вдохновлены искренней любовью автора к некоторым продуктам и местам в городе. Теперь за ее приключениями в мире еды можно также следить в инстаграме — instagram.com/moscowfoodiebitch.