Два года назад прошел референдум, по итогам которого Крым вошел в состав РФ. «Афиша Daily» поговорила с людьми из России и Украины, которые сознательно переехали в Крым после присоединения.

«Дороги в Крыму по сравнению с Саратовом — просто Америка»

Людмила, 26 лет, продавец
Переехала в августе 2015 года из Саратова

С Сережей мы познакомились в 2013 году в Саратове. Сначала просто общались, а встречаться начали, когда я приехала в Москву в феврале 2015-го (он уже там жил). Он устроился барменом в Killfish, а я продавцом зала в супермаркет «Магнит», в который перевелась из саратовской сети. Работа мне вообще не нравилась, я все время приходила домой злая. И Сережа сказал: «Если не нравится — увольняйся». В один прекрасный день я так и сделала.

Особой причины переехать у нас не было. Но в Москве не нравилось. Каждый сам за себя, всем плевать друг на друга. У людей непонятные ценности.

К другу Сережи приехала мама и угостила нас домашней хамсой, картошкой, овощами, салом и другими вкусностями. Просто объедение, все натуральное, не то что в Москве! Мы спросили: откуда рыбка? Оказалось, что рыбка из Крыма. И мы подумали — почему бы не поехать в Крым? Например, в Феодосию! Сереже просто нравилось название, а я была тут в 2014 году несколько дней, и мне показалось, что тут здорово.

В августе 2015-го мы уже были в Феодосии. С жильем даже не заморачивались — это же курортный город. Приехали и уже через полчаса нашли гостевой дом, в котором сейчас живем. Снимаем комнату, кухня тут общая, но, пока не сезон, это не напрягает.

Сейчас я работаю в магазине «Новый свет», а Сережа — барменом в кафе «Старый город». Нам очень повезло, потому что в Крыму сложно найти работу и мало платят. Я получаю 18 тысяч, это примерно в два раза меньше, чем на той же должности в Москве, но больше средней крымской зарплаты (примерно 15 тысяч). У Сережи с вообще все отлично: в кафе куча народу даже в несезон. Ходят в основном местные, приезжих сейчас мало.

Мы почти не встречали людей, довольных переменами. Многим стало сложно вести бизнес по российским законам, ведь до этого не было кассовой дисциплины, не нужна была лицензия на вино: можно было открыть бар или магазинчик без оформления кучи бумаг. В России так нельзя. Еще цены сильно взлетели, и уровень жизни стал ниже. Кажется, что людей утешает только то, что они стали причастны к «могуществу России», ее огромной территории.

Цены на продукты не отличаются от цен в других регионах. Зато транспорт дешевый — 12 рублей, в Саратове было 18. Но, видимо, дешевизна объясняется его переполненностью: утром туда нужно залетать с разбегу.

Очень нравится природа, особенно после Саратова. Еще здесь отзывчивые люди. Когда мы впервые встретили хозяина гостевого дома, в котором сейчас живем, мы ему прямо сказали: «У нас 5000 рублей, мы приехали работать. Возьмете нас?» Он нас заселил и не увеличивал плату всю осень и зиму.

Тут нет разницы, какой у тебя телефон и какие сигареты ты куришь, все по-людски. Дороги в Крыму по сравнению с Саратовом — просто Америка.

С электричеством сейчас все хорошо, сегодня выключали всего на 5 минут. Раньше бывало, что весь город сидел без света полдня. Зато люди выходили на улицы и гуляли, во дворах была куча детей, город жил. Было так здорово, как в детстве! Сейчас в 10 часов вечера никого нет, а тогда все набережные были полные, как в сезон. На улицах повсюду были полицейские, так что по темноте ходить было не страшно. У Сережи в баре люди сидели при свечах и общались. Так что отключения света нам особо не мешали — мы заряжали телефоны, а потом так же занимались своими делами и радовались жизни.

«Я видела в центре города людей в домашних халатах»

Елизавета, 26 лет, домохозяйка
Переехала весной 2015 года из Хабаровска

Мы с семьей хотели переехать из-за климата, моря, свежего воздуха: у нас маленький ребенок, для которого все это важно. В Крыму до этого не были, но природа и погода оказались замечательными. У нас не было своего жилья в Хабаровске, так что мы ничего не теряли.

Мы снимаем двухкомнатную квартиру в Севастополе за 20 тысяч рублей в 10 минутах ходьбы от центра. Это средняя цена. Цены на квартиры высокие, почти как в Хабаровске. В сезон поднимаются, но в несезон можно снять жилье на длительный срок с фиксированной стоимостью. Мы искали квартиру около месяца. Очень много посредников, мошенников, которые сначала просят деньги, а потом кидают.

В Хабаровске я несколько лет работала в банке и по приезду попыталась найти работу менеджером, но зарплаты оказались ниже среднего. Человек с опытом здесь может зарабатывать максимум 15 тысяч. Вероятно, местные к этому привыкли, но для меня это неприемлемо.

У мужа свой бизнес, основанный еще в Хабаровске. Он поставляет магазинам и частникам рыбу, икру. Я шью детскую одежду на заказ. В основном продаю через инстаграм. Здесь людям это неинтересно, они это не понимают. С материалами очень плохо, заказываю их с материка.

Я не представляю, на что живут люди, которые работают за официальную зарплату. Сумма в 10 тысяч в месяц считается хорошими деньгами. На продукты цены высокие, в сезон ниже, но ненамного: фрукты и овощи дешевеют, мясо всегда стоит одинаково. Бензин дороже, чем на материке, на 1–2 рубля. Дорог просто нет, яма на яме. Когда я сажусь за руль, я ужасаюсь.

Медицинские услуги никакие. Без взятки врачи не пошевелят пальцем. У нас маленький ребенок, мы постоянно вызываем платного врача. Даже местные говорят, что не лечатся бесплатно. Как-то у ребенка была температура, мы приехали в больницу, а нам сказали, что раз ребенок бегает и прыгает, значит, не болеет.

Маршрутки — просто кошмар, на них совсем не хочется ездить. Они всегда забиты людьми, которые пахнут сигаретами, жуют пирожки. Без машины тут никуда, чтобы добраться из одной части города в другую.

Большинство местных рады, что стали частью России: особенно те, кому за пятьдесят, которые знают, что было до Украины. Они говорят, пусть цены высокие, пусть не все гладко, но все будет хорошо.

Еще тут очень плохой сервис. Я привыкла, что когда я захожу в магазин, то у меня спрашивают, что меня интересует. Если продавец ест или говорит по телефону, для меня это неприемлемо. Тут люди не привыкли работать. Они хотят только получать.

Как-то наши знакомые в магазине одежды просили показать очень дорогую сумку. Это было в сезон, понятное дело, что все в шортах, футболках. Продавец осмотрела их с ног до головы и отказалась показать товар. Еще я видела в центре города людей в домашних халатах. Может, из-за того, что все-таки юг, развит туризм. Но это странно.

Недавно поехали в бухту, искали место для шашлыков. Там куча мусора, видимо, еще с лета. Пляжи в основном необустроенные, только в центре, но туда ходить невозможно. Я себя уже считаю севастопольцем, потому что я хочу тут жить. Но я вижу этот общественный пляж и не хочу там купаться. На диких пляжах тоже очень грязно, за ними некому следить. Город не развивается: за год ничего не изменилось. Как были убитые дороги и дворы, так и остались. Парков мало. Люди своими силами сажают цветы, делают клумбы, но это не помогает.

Там, где мы живем, нет детских площадок. Они есть только около новых домов. Бывает, люди сами обустраивают, как могут. Еще тут закрывают на замок песочницы — закладывают сверху досками или запирают на ключ. Меня это удивило. Говорят, чтобы кошки не гадили.

Когда начались проблемы с электричеством, мы купили генератор. Стоил он 30 тысяч — самый бесшумный. Сейчас электричество редко отключают.

«Крым — шикарное место, тут можно сделать такое, что вся Европа будет завидовать»

Сергей, 39 лет, полировщик автомобилей
Переехал в августе 2015 года из Одессы

Родился я в Крыму, в Одессу попал в двадцать лет, влюбился в город и остался там. Работал продавцом в магазине джинсовой одежды, больше десяти лет занимался торговлей на одном из вещевых оптовых рынков Украины. В тридцать шесть лет решил освоить новое дело: пришел к мужикам на станцию техобслуживания авто и попросился в ученики. У меня уже седина в бороде, а я — в ученики. Научился работать полировочной машинкой. Мне понравилось, до сих пор это мой хлеб.

Потом грянул политический кризис, потеря Крыма. Вещевой бизнес стал катиться вниз, меня сократили. Я взял рюкзак и уехал в Крым к родителям. За 2–3 недели получил гражданство, так как прописан в Крыму. В Симферополе цены на квартиры жесткие. Оббегал кучу агентств, квартир дешевле 30 000 рублей в месяц вместе со всеми доплатами не нашел. Временно вернулся к маме в село в Кировском районе, работаю на разных СТО полировщиком авто. Я решил остаться, так как увидел большие перспективы. Я обожаю спорт, занимаюсь пляжным футболом, плаванием, бегом. Хочу организовать тут пляжный чемпионат, потому что не знаю тут ни фестивалей, ни больших арен, а с местным климатом пляжным спортом можно заниматься почти весь год.

Крым — шикарное место, тут можно сделать такое, что вся Европа будет завидовать. Сейчас Крым все еще глухая дыра, пусть в него и вливают деньги. Посмотрите на любую сферу обслуживания — здесь ее нет! Это некачественные услуги без души. Мы всю жизнь думали так: народ приедет на отдых, мы его обдерем как липку, навар положим в карман, перезимуем. Такова была система, и она работала. Поэтому на рынке всегда обвесят, нагрубят. Это норма, которая была и до Украины. Прогресс на месте не стоит, но люди за ним не идут, поэтому Крым сейчас на дне. Местным много не надо, развивать Крым должна приезжая молодежь, везти профессионалов, которых катастрофически не хватает. Пройдитесь по набережной — старые зонтики, аттракционы, все советское! Копейка капает — и нормально, а нужен креатив! Я ярко одеваюсь, уже месяц хожу в шортах. Как-то мужчина, который подвозил меня, спросил, не турист ли я. Почему он так решил? Из-за белых носков в кроссовках!

Сейчас заработали коммунальные службы — в городе стало чище. Автовладельцы стали аккуратными, появилась система штрафов. Я приезжал из Одессы дважды в год и знаю, что раньше со 100 гривнами в кармане можно было ездить, как угодно, даже без документов. Стало больше приезжих, машин тоже — в 2–3 раза. Появились пробки, вырос уровень авто. Теперь даже пенсионер, у которого есть койкоместо около моря, за сезон без напряга может заработать себе на автомобиль. В селах почти в каждой развалюхе — пластиковые окна, новая кровля, газ. Моя мама, пенсионерка, даже сделала легкий ремонт, сама закупает дрова. Раньше я высылал ей деньги. Пенсия не выросла, другим стало соотношение цен. Люди стали жить лучше, но больше тратить. 15 лет назад мы ходили в галошах, а сейчас хотим в «найках», и у каждого есть планшет, ноутбук, айфон — выросли потребности, и кажется, что денег не хватает.

Меня не тянет на материальные блага, я хочу сделать что-то значимое, то, что порадует многих. Я уже в том возрасте, когда я должен понять, зачем я тут. Пока люди хотят набить карман, мы обречены на неудачу. Нужно учиться их давать, тогда о Крыме будут знать все. Я хочу развивать здесь спорт. В Древней Греции во время Олимпийских игр все забывали о воинах. Вот, что я хочу донести: хватит воевать.

«Местные стали пренебрежительно относиться к украинцам»

Алина, 24 года, официантка
Переехала в феврале 2014 года из Днепропетровска

Первый раз я приехала в Крым с подругами в 2012 году, чтобы отдохнуть и подзаработать. Устроились официантками, я познакомилась со своим молодым человеком, который работал поваром. Через 2 года я к нему переехала. На Украине произошел политический переворот, в Крыму я искала лучшей жизни, но немного ошиблась. Здесь нет стабильности, заработать можно только в сезон. Я думала найти работу по специальности, я эколог, а здесь много заповедников, богатая природа. Но с работой вообще оказалось туго.

Мы снимаем квартиру в Алуште. Цены на жилье огромные. Самая убитая однушка стоит 13 тысяч плюс коммуналка. Двушка — около 15–16 тысяч. Не думала, что скажу это, но, когда Крым был Украиной, жить было легче — во всяком случае, в плане финансов. Сейчас у нас одна зарплата вся уходит на квартиру.

Средний чек в супермаркете — 1500–2000 рублей. Этих продуктов хватает на неделю. Нужно себя постоянно в чем-то ограничивать, чтобы снимать квартиру. Косметика дорогая, особенно тоналка, пудра. Я покупаю в Днепропетровске примерно за 600 рублей то, что тут стоит 1000 или 1500. В кафе, где я работаю, натуральный кофе стоит 100–150 рублей, 350–400 рублей пицца, 300–400 рублей паста.

В Крыму люди живут от сезона к сезону: несколько месяцев зарабатывают, а остальное время выживают. С работой плохо: подруге из России на вакансиях продавца, официанта, кассира предлагали 400–500 рублей за смену. Украинцам еще сложнее, потому что теперь нужно оформлять кучу документов, и многие работодатели не хотят с этим возиться. Встречала одного недобросовестного работодателя, который считал, что мигранты и беженцы из Украины будут работать в сезон за 12 тысяч рублей, если он предоставит жилье. Грубо говоря, это рабство.

Местные стали пренебрежительно относиться к украинцам. Когда я пришла в городскую больницу, женщина в регистратуре, увидев мой паспорт, сказала: «О, понаехали. Нам хватает донецких и луганских, а тут еще и вы». Может, она просто устала, конечно.

Раньше работодатели смотрели на опыт работы, умения. Сейчас нужно оформлять много бумаг, так что многое зависит от бухгалтеров или отдела кадров. Они не хотят не возиться с документами. При устройстве на работу мне бухгалтер сначала отказал, но хозяин кафе решил помочь, не зная, куда лезет. Мы ходили в ФМС, там доходило чуть ли не до драки. Он сказал, что второй раз он на такое не пойдет.

Работа в ФМС в Алуште и Симферополе не организована. Люди приезжают из сел и областей и ночуют там по 3–4 дня. Очень много агрессии, толкотня, работники тормозят. Нам с подругой приходилось ходить с ее парнем, потому что какой-нибудь дедуля может и локтем стукнуть — с нами и такое случалось. Без валерьянки я туда больше не сунусь.

В сезон украинских туристов гораздо меньше, кому-то теперь дорого, кто-то из-за политики не едет. Россиян Крым не особо прельщает, некоторых госслужащих вынуждают сюда ехать. Я общалась с женщиной, которая купила билеты на Кипр, но поехала в Крым, потому что начальник ей сказал, что либо она отдыхает тут, либо лишается работы.
Домой я иногда езжу, но на политические темы ни с кем больше не разговариваю. Здесь показывают одни новости, в Днепропетровске — другие. Когда я приезжала, отец знакомой сказал: «Ты чего приперлась, чеши в свой Крым».

У моего молодого человека бабушка лежала в больнице, мы доплачивали, чтобы перевести ее в другую палату, потому что в старой дуло из окон, сами покупали препараты. Вроде медицина бесплатная, но нужно платить за все, как и раньше. Помню, делала флюорографию, а у врача стояла коробочка для сбора денег в «фонд кабинета». Он скромно просил положить столько, сколько могу.

Никогда бы не подумала, что скажу такое, но когда Крым был украинский, он был больше российский, чем сейчас. Раньше москвичи со своими зарплатами могли жить тут месяцами, как короли. А сейчас они приезжают и говорят: «Ого, цены почти как у нас».

«Здесь понимаешь, что для счастья не надо много денег»

Елена, 48 лет, домохозяйка
Переехала в апреле 2015 года из Москвы

Я родилась в Сибири, в городе Петровск-Забайкальский. В 17 лет уехала в Ригу, получила высшее экономическое, познакомилась с мужем. Он был из Москвы, после учебы мы уехали туда. Я 15 лет проработала ревизором в налоговой полиции и крупных холдингах.

Крым любила со времен студенчества, проводила тут несколько месяцев в году. В 2011 году я была в Крыму и случайно узнала, сколько стоит дом в деревне в Раздольненском районе. Стала задумываться о переезде и вскоре купила хороший дом с участком.

Начала понимать, что можно жить иначе, не так, как в мегаполисе. Мы все время бежим, зарабатываем деньги. А цель какая? Пусть квартира хорошая, но мы постоянно бежим, не смотрим по сторонам. Жизнь в деревне другая. Здесь понимаешь, что для счастья не надо много денег. Хватает воздуха, природы, моря в десяти минутах езды от дома. Только на пороге пятидесяти лет я поняла, что можно радоваться не потому, что зарплату подняли, а потому, что солнце светит, все вокруг живое.

В апреле 2015 года мы переехали окончательно. Я решила заняться фермерским хозяйством. Помониторив рынок, я узнала, что в Крыму нет породистых птиц, и остановилась на куроводстве. Мы специально привезли инкубационные яйца из Московской области. До этого я пучка укропа не вырастила, а теперь у меня больше сотни кур.

После присоединения в нашем селе появилось уличное освещение. До этого все ходили с фонариками. Недавно на въезде в Евпаторию отремонтировали участок дороги с жуткими ямами. Мы ехали на машине из Москвы, в Краснодарском крае глаз радуется: идеальные дороги, ухоженные поля, деревни. После переправы начинается другой мир, невероятная отсталость. Дорог не существует, большинство еще советские. Всюду заброшенные, разваленные села.

Зато люди очень доброжелательные. Если спрашиваешь дорогу, они с улыбкой рассказывают все, чуть ли не до количества шагов. Только меня поразило, насколько местные сельские жители юридически безграмотны. Тут привыкли, что работает кумовство, а не закон. Мы покупали машину у молодого человека лет двадцати пяти. Когда надо было ставить ее на учет, он сказал, что нужно позвонить кому-то, у кого есть знакомый в МРЭО, который поможет нам за деньги. Я не поняла, почему так: в Москве мы делаем такие вещи, даже не задумываясь. А тут даже у молодого поколения такой подход.

С интернетом люди тоже не дружат. Когда нужно было переоформить документы на российские, я зарегистрировалась на сайте. Людям такое в голову не приходит, они стоят в очередях больше месяца, составляют огромные списки, ходят отмечаться, проводят переклички. Правда, не знаю, есть ли информация об электронной регистрации на местах.

Не скажу, что цены сильно выросли. При Украине свинина стоила 60 гривен, где-то 240 рублей, этой зимой она стоила около 300 рублей, сейчас около 200. Может, есть отклонения, но небольшие. Многое зависит от того, в сельской или городской местности ты живешь. В деревне летом дешевые фрукты и овощи: кабачки по 20 рублей, баклажаны — 30–40, клубника — 30 рублей. В пешей доступности лесопосадки вишни, грецких орехов, миндаля. Алыча, сливы, черешня валяются под ногами — выходи и собирай.