«Афиша Daily» продолжает эксперимент по превращению известных людей в сотрудников авиакомпании S7 Airlines. В этот раз актриса Ирина Горбачева становится техническим специалистом и рассказывает, чем самолеты напоминают швейцарские часы, почему небо – это романтика и сколько усилий требует подготовка каждого самолета к полету.

Вспомните свой первый полет?

Первый раз я летела не помню куда — кажется, это был Николаев; мне было лет 5. Воспоминания о первом самолетном путешествии у меня почему-то перемешались с фильмом «Один дома». А в сознательном возрасте я летала, уже будучи достаточно взрослой — в 21 год, и это была Женева — моя первая заграница. Было очень волнительно. Я попросила, чтобы меня посадили у окна, и с того раза для меня самое крутое в полете — момент, когда самолет взлетает над облаками и за окном становится солнечно. Меня это просто по-человечески подбадривает.

Какая музыка у вас ассоциируется с полетами?

Я как-то долго в самолете слушала Земфиру, ее последний альбом, и это для меня самолетная музыка. Какая-то такая меланхолия. Ты летишь и о чем-то своем думаешь, а она поет. И хочется и подумать, и поплакать. И что-то такое и горькое, и сладкое. Такие странные чувства, которые на самом деле подходят полету.

Вы сыграли медика в «Аритмии». Представляете себя в роли стюардессы?

Ну я бы в таком случае нашла реальную стюардессу и узнала все о том, что она делает в полете. В роли авиатехника S7 Technics я имела возможность посмотреть на самолет со стороны, которая остается скрытой от пассажира. Все эти его внутренности… Знаете, они прямо кишки напоминают. Вот откровенно: какие-то трубки, провода. Это просто с ума сойти можно. Авиатехники следят за такими мельчайшими параметрами, о которых мы вообще не думаем. Вплоть до царапин на краске.

Что сильнее всего поразило во время стажировки на авиатехника?

Мне самолет представляется одной из самых сложных машин, придуманных человеком. Для меня люди, профессионально связанные с авиацией, вообще находятся за гранью воображения. Это уже в каком-то смысле космос. Меня восхитили эти люди, потому что я увидела, какое количество науки и образования, человеческого труда и ответственности во все это вложено. Мы, обычные пассажиры, садимся в самолет как в автомобиль, вообще не предполагая, насколько это сложно. Меня поразили объемы данных и слаженность процессов. Там все как в швейцарских часах — время, количество, соответствия.

Стали ли вы себя увереннее чувствовать в полете после посещения технического центра?

В самолете я всегда чувствую себя уверенно. Но после того, как я увидела, сколько людей работают над оснащением одной машины, по поводу безопасности у меня не возникает вообще никаких вопросов.