Вчера объявили о новом плане реконструкций улиц – вслед за «Ночью длинных ковшей» нас ждет лето отбойных молотков. «Афиша Daily» попросила архитектора Кирилла Асса пройтись по пешеходным зонам в районе нарядных Патриарших прудов, чтобы посмотреть, как они стали выглядеть весной.

Опыт пешехода в Москве всегда был травматичным. С детских лет переход Садового кольца воспринимался как событие. Жанр обогатился, когда построили Арбат — это был грандиозный проект. Во все приличных городах в центре были пешеходные улицы, а у нас — нет. Поэтому Новый Арбат было решено использовать для машин, а на Старом изобразить подобие пешеходной жизни.

В то время Москва состояла из гигантских проспектов, переулков и дворов. Дворы обеспечивали капиллярную коммуникацию между улицами: кварталы у нас гигантские, обходить их — настоящее мучение, а дворы обеспечивали быструю связь, где нецензурная жизнь как раз и происходила. Они были самым настоящим публичным пространством: маленькие, в них теснился узкий круг соседей, играли дети, они были продолжение коммунальных квартир. Я это явление застал на излете — коммуналки быстро расселялись и дворовая жизнь угасла.

Сейчас шоссе и проспекты остаются зонами отчуждения: не знаю, проделывал ли кто-нибудь прогулку по всему Садовому кольцу или Ленинградскому проспекту, но можно быть уверенным, что это испытание очень специфического свойства — совсем не то же самое, что по парижскому бульвару пройтись.

Как Патриаршие пруды пережили зиму: комментарии Кирилла Асса

Урны нужно выбирать не только за красивый дизайн, но и за функциональность в использовании. В них должны быть разделены окурки и бытовой мусор, чтобы не происходило возгораний, а их объем должен быть соотнесен со скоростью наполнения и частотой уборки. К сожалению, новые урны (во всяком случае эти) оказались нефункциональными, хрупкими и недолговечными: они уже все ржавые, и я уже видел несколько помятых. Теперь придется их менять

1 / 15

Мы живем в настолько неудачной местности, что можно хоть торцами улицы замостить – все равно обледенеют. Горы соли крупной фракции и слякоть не могут служить заменой уборке. Комично, что с одной стороны развивается механизация уборки, а с другой тротуары заставляются столбами. Размышление о том, как улицу будут убирать, тоже часть городского дизайна. Легко придумать улицу под старину с фонарями. Намного сложнее спроектировать так, чтобы улица работала, а тракторы не врезались в фонари

2 / 15

Я приветствую пешеходизацию Москвы — это большая и осмысленная попытка изменить само устройство города. Ведь последний раз профиль улиц менялся, когда тротуар проложили, то есть еще при царях. Происходящее представляет собой революцию в городском сознании, которая, конечно, влечет за собой и огромные минусы. Но почему такие огромные перемены должны происходить за год или два, зачем эта кампанейщина? Почему все опять делается к дате? В спешке ничего нельзя толком продумать – от этого большинство проблем и нелепостей. Почему все делается таким образом, а не другим? Почему мы используем три светильника, а не десять? Почему дизайном занимаются люди, которые не имеют к этому никакого отношения? Все эти вопросы возникают по ходу движения.