В СССР у церквей появлялись совершенно непредсказуемые функции. Там устраивали коммуналки и заводы, занимались спортом, хранили искусство и картошку. «Афиша Daily» собрала 12 примеров таких удивительных трансформаций.

Москва

Храм Преподобного Серафима Саровского и Святой Анны

© retromap.ru

В советские времена: колумбарий
Что теперь: храм восстановлен

Один из самых удивительных примеров — храм начала ХХ века на территории Донского кладбища. Его в 1920-е годы превратили в крематорий, а проект перестройки разрабатывал архитектор–конструктивист Д.П.Осипов. Он решил оставить основной объем здания без изменений, а вместо колокольни возвести высокий бетонный параллелепипед. Донской крематорий — первый в СССР — распахнул свои двери в 1927 году. Идея огненного погребения тогда считалась прогрессивной — в газетах появлялись многочисленные статьи и фельетоны на тему кремации, а отголоски этой кампании можно обнаружить в «Золотом теленке» Ильфа и Петрова и «Мастере и Маргарите» Булгакова. Пропагандистами нового прогрессивного способа захоронения выступали Союз воинствующих безбожников и Общество развития и распространения идеи кремации.

В 1990-е храм вернули верующим, квадратную башню крематория заменил невысокий пирамидальный купол с крестом, а фасад из серого стал розовым. Трансформированный во второй раз храм не напоминает ни изначальную постройку, ни проект Осипова. Здесь проходят богослужения, крещения и венчания, что выглядит жутковато, особенно в соседстве с сохранившимся колумбарием, скрывающимся за легкими перегородками.

Храм Святого Николая Чудотворца в Новой Слободе

© geocaching.su

В советские времена: служебные помещения студии «Союзмультфильм»
Что теперь: студия готовится к переезду

Еще одно необычное превращение — храм Святого Николая Чудотворца в Новой Слободе, расположенный на Долгоруковской улице. С 1929 года храм постройки ХVI века пытались закрыть, но в 1934 году его захватили обновленцы. В 1936 году храм все же закрыли и перепрофилировали под конторские нужды, а вскоре его помещение занял Центральный антирелигиозный музей: для этого к церкви пристроили пятиэтажный сталинский дом. Он практически полностью закрыл вид на храм, и только западная часть здания вместе с колокольней сохранила свои очертания. В 1946 году бывший храм отдали киностудии «Союзмультфильм», где на протяжении многих лет творили лучшие советские мультипликаторы — Ю.Норштейн, Ф.Хитрук, В.Котеночкин и др. 10 августа 2013 года впервые с момента закрытия храма в здании «Союзмультфильма» был отслужен молебен. Планируется переезд киностудии «Союзмультфильм» на новое место, после чего храм будет возвращен верующим.

Протестантский костел Святого Андрея

© moscowanglican.org

В советские времена: студия звукозаписи «Мелодия»
Что теперь: здание возвращено англиканской общине; кроме церкви там размещается Англиканско-православный образовательный центр, воскресная школа и англоязычное Общество анонимных алкоголиков

Единственную англиканскую церковь в Москве закрыли в 1920-х — и внутри было решено устроить коммуналки, поделив главные залы перегородками и простыми перекрытиями. Здесь жила в основном беднота, и после расселения по хрущевкам в 1960-е в освободившемся здании расположилась звукозаписывающая фирма «Мелодия» — в первую очередь из-за акустики, которая позволяла записывать даже симфонические оркестры. «Мелодия» здесь находилась до самого недавнего времени, хотя службы стали проходить в костеле уже с 1991-го, а в 1993 году у англиканской церкви появился постоянный пастор.

Храм Иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость»

© Александр Качалин

В советские времена: запасник Третьяковской галереи
Что теперь: с 1948 года храм открыт для богослужения

Здесь в советское время разместился запасник Третьяковской галереи, поэтому интерьер церкви практически не изменился: сотрудники музея делали все возможное для сохранения внутреннего убранства. До наших дней дошел не только интерьер, но и чугунная ограда, а также дом причта. Именно благодаря хорошей сохранности храма, он стал одним из первых, который вернули православной церкви после войны — в 1948 году. В тот же год у Скорбященской церкви появился свой хор, который станет знаменитым на всю страну, а в дни памяти великих композиторов будет исполнять их произведения, включая и «Всенощную» Рахманинова, и «Литургию» Чайковского. С колоколами церкви связана отдельная история: их снимали дважды — в первый раз после закрытия церкви, а во второй — в 1960-е. По соседству в Лаврушинском стоял элитный дом, в котором жили писатели, они жаловались, будто колокольный звон отвлекает их от работы.

Новодевичий монастырь

© CityScapes/Getty Images

В советские времена: Музей раскрепощения женщины, потом Историко-бытовой музей, потом — филиал Исторического музея
Что теперь: в 1994 году возвращен церкви

Женский монастырь закрыли в 1922 году и по иронии судьбы открыли тут Музей раскрепощения женщины. В 1926 году на смену ему пришел Историко-бытовой и художественный музей, а часть построек отдали под немузейные нужды — с яслями, общежитием Наркомпроса, прачечными и гимнастическим залом на месте бывшей трапезной. Устройство исторических экспозиций помогло спасти интерьеры, но часть зданий по-прежнему остается в ведении музея, в том числе и Смоленский собор.

Знаменский храм Новоспасского монастыря

© pastvu.com

В советские времена: тюрьма и вытрезвитель
Что теперь: храм не работает

Храму Знамения Богоматери с фамильной усыпальницей графов Шереметьевых, построенному в 1795 году по проекту архитектора Е.С.Назарова, ученика Баженова, особенно не повезло. В 1812 году французы превратили церковь в конюшню, после чего ее пришлось заново освящать, а советская власть не нашла лучшего применения, чем организовать здесь женскую тюрьму и исправительно-трудовой лагерь для уголовников и политзаключенных. После войны памятник эпохи строгого классицизма использовали в качестве вытрезвителя. В 1968 году на территории монастыря создается музей и начинаются реставрационные работы, не законченные по сей день. Службы в храме сейчас не проводятся, завершить реставрацию планировалось в 2015 году.

Московская историческая мечеть

© manar.ru

В советские времена: военкомат
Что теперь: мечеть снова действует с 1993 года

Поначалу главной мишенью советского государства выступала Русская православная церковь, но к середине 1920-х интерес создателей новой жизни добрался и до ислама. В 1920–1930-е годы были закрыты многие мечети, в Башкирии проводили комсомольский Байрам — Всероссийский месячник антирелигиозной пропаганды, самая старая мечеть Москвы на Большой Татарской, основанная в 1823 году, продержалась до конца 1930-х. В 1937 году имам был расстрелян, в 1939-м службы прекратились, а минарет разобрали. В здании разместился военкомат, затем типография и мастерские.

Церковь Покровско-Успенской старообрядческой общины

© temples.ru

В советские времена: спортзал клуба «Спартак»
Что теперь: занимаются борьбой

Церковь в стиле неорусского модерна, построенная в 1911 году, была богато украшена — ее иконостас вмещал 50 древних икон, пожертвованных старообрядческим коллекционером и предпринимателем С.П.Рябушинским. Храм был закрыт в начале 1930-х, а ценные иконы отправлены в Третьяковскую галерею. В 1960-е в здании расположился спортивный клуб «Спартак», к 1990-м церковь пришла в запущенное состояние. В нескольких метрах от ограды шло строительство Третьего транспортного кольца, но храм все же устоял. В 2000-х годах власти отремонтировали здание, однако церковь по-прежнему не имеет крестов, в ней до сих пор находится секция бокса и борьбы. Российский дизайнер Гоша Рубчинский в 2009-м устраивал здесь показ своей коллекции «Растем и развиваемся»: это место идеально подошло для иллюстрации идеи совмещения духовного роста со спортивными тренировками.

Санкт-Петербург

Лютеранская церковь Святых Петра и Павла

© panevin.ru

В советские времена: склады и бассейн
Что теперь: снова храм

Почти весь приход кирхи эмигрировал после революции, в 1937 году она была закрыта, пасторы арестованы и расстреляны. Здание стали использовать под склад: сначала театральных декораций, потом — овощей. Спустя двадцать лет его решили перестроить под бассейн, который открыли в 1962 году. Радикальная смена функций потребовала полного изменения интерьера — в результате чего последние остатки настенных росписей были утрачены. В нижней части зала устроили бетонный бассейн, и разница в давлении на грунт привела к тому, что стены покрылись трещинами. В 1994 году церковь была возвращена верующим, так что потребовалось обратное превращение: для этого новый пол подняли на 4 метра выше прежнего, но под ним по-прежнему расположена чаша бассейна, удалить которую без полной реконструкции зала было бы невозможно. В результате этих перемен пространство оказалось существенно ниже, что сильно повлияло на акустику, и не в лучшую сторону: теперь во время службы приходится использовать микрофоны.

Санкт-Петербургский буддийский храм дацан Гунзэчойнэй

© Игорь Стомахин/PhotoXPress

В советские времена: радиоточка и лаборатория Зоологического института АН СССР
Что теперь: в 1991 году возвращен верующим

Буддийский храм на северной окраине Санкт-Петербурга примечателен тем, что был построен первым за пределами традиционных буддистских регионов, для руководства строительством был создан специальный комитет ученых-востоковедов. Это был один самых дорогих на тот момент храмов в Европе: возведенный из колотого гранита с позолотой и витражами Николая Рериха, которые изображают восемь буддистских символов. Печальная история буддизма в советской России сказалась и на нем: его закрывали дважды, в 1930-е годы приспособили под физкультурный зал, который позже заменила радиостанция, просуществовавшая вплоть до 1960 года. Впоследствии в здании устроили лабораторию Зоологического института Академии наук. В 1990 году храм был передан Центральному духовному управлению буддистов СССР.

Владимир

Николо-Кремлевская церковь

© Александр Уткин/PhotoXPress

В советские времена: планетарий
Что теперь: планетарий ожидает переезда

Еще одно неочевидное использование религиозного объекта: здание Николо-Кремлевской церкви, памятника архитектуры середины XVIII века на территории исторического Владимирского кремля, занимает планетарий. Его открытие приурочили к годовщине первого полета в космос в 1962 году, в центре главного зала был установлен аппарат, проецирующий звездное небо на специально изготовленный сборный пластиковый купол. В основании купола размещена круговая панорама с ландшафтами Марса, Луны, Северного полюса и джунглей, а также города Владимира. В фойе — макеты первых искусственных спутников Земли, глобусы Земли и Луны, осколок Сихотэ-Алинского метеорита и маятник Фуко. В 2006 году в связи с устаревшим оборудованием и требованиями РПЦ было принято решение о переносе планетария в новое здание в Центральном парке города. Здание построено еще в 2011 году и сейчас ожидает закупки передового немецкого оборудования. А пока планетарий продолжает действовать в старом храме.

Самара

Самарская хоральная синагога

© samara-ru.livejournal.com

В советские времена: хлебозавод
Что теперь: здание заморожено

Необычное здание синагоги в псевдомавританском стиле было построено в Самаре в 1908 году местным зодчим З.В.Клейнерманом. Переплеты окна центрального нефа выполнены в виде вписанной в круг шестиконечной звезды, этот же прием встречается и в других элементах декора. Постройка просуществовала в качестве храма всего 20 лет: 19 октября 1928 года синагога была закрыта, а здание передано Дому культуры. Вскоре его занял хлебозавод №8, просуществовавший здесь до начала перестройки. В 1994 году синагогу вернули иудейской религиозной организации города Самары для реставрации. Однако сложности взаимодействия между государством и еврейскими общинами Самары, а также конфликт общин между собой привели к тому, что вот уже 20 лет здание продолжает разрушаться, в то время как участники процесса никак не могут договориться между собой.

Киев

Купеческая синагога

© kinopanorama.hoo.com.ua

В советские времена: кинотеатр
Что теперь: продолжают показывать кино

Купеческая синагога была основана в Киеве в 1899 году на средства сахарозаводчика Льва Бродского. До начала 1930-х годов синагога продолжала действовать и была закрыта только в 1933-м. Здание отдали сначала под спортзал, а затем под клуб печатников. В 1957–1958 годах была проведена его реконструкция под кинотеатр «Кинопанорама»: постройка была значительно расширена, а фасад полностью изменен. Молитвенное помещение превратилось в зрительный зал на 540 мест, это был первый в СССР панорамный кинотеатр, где на вогнутый экран изображение транслировалось одновременно тремя разными проекторами. Иудейская община предпринимала неоднократные попытки вернуть здание, но эти усилия не увенчались успехом — возможно, потому, что на этой же улице находится центральная синагога Киева. А пока «Кинопанорама» продолжает успешно функционировать в качестве артхаусного кинотеатра и фестивальной площадки.

Никита Брусиловский
москвовед, историк-архивист

«С церквями, мечетями и синагогами в советское время ситуации были очень разные. Одним зданиям повезло: их не только не снесли, но даже провели историческую реставрацию — например, церковь Вознесения Господня в Коломенском. Отдельные здания были сохранены в качестве музеев — собор Василия Блаженного, Смоленский собор Новодевичьего монастыря и церковь Покрова в Филях. Другие оставались действующими и поддерживались в рабочем состоянии — к примеру, церковь Воскресения Словущего в Брюсовом переулке или церковь Илии Пророка Обыденного в Обыденских переулках.

Но все же большинство храмов были закрыты и использовались под самые различные цели — от жилья и контор до складов, заводов и цехов. В работе храмов могли быть перерывы: например, церковь Святой Троицы в Никитниках успела побыть жильем (и при этом немало пострадать изнутри), прежде чем стала филиалом Исторического музея. Музей, кстати, могли упразднить: так стало с Музеем фортификации в Симоновом монастыре, который позднее разрушили более чем на две трети. Наконец, были случаи, когда церковь ненадолго закрывали в 1930-е, чтобы снова открыть после войны: так было с храмом Иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» на Большой Ордынке, с храмом Архангела Гавриила на Чистых прудах.

В одних случаях здание храма практически не меняло своего внешнего облика (например, храм Святого Климента на Пятницкой), а в других — утрачивало многие важнейшие детали и даже целые объемы (храм Рождества Пресвятой Богородицы в Бутырской Слободе). Трансформация могла полностью похоронить прежний облик здания и сделать его стопроцентно неузнаваемым. Так произошло, например, с храмом Святых Петра и Павла на Большой Якиманке, с Новым храмом Святых Космы и Дамиана на Гончарной улице. Все эти радикально перестроенные храмы сохранились до наших дней, и узнать в них прежнее назначение просто невозможно. Таких примеров полно по всей России, их очень много в Петербурге — например, церковь Алексия Человека Божия на Петроградской стороне, ставшая одним из цехов завода «Измеритель».

После адаптации к советскому времени в большинстве случаев от интерьера мало что оставалось. Есть уникальное исключение — упомянутый уже храм Святого Климента Папы Римского на Пятницкой улице, в котором расположилось хранилище Библиотеки имени Ленина. Ее сотрудники не только не обезглавили храм и внешне его не изменили, но и внутри сохранили большую часть интерьеров и — самое главное! — пять из семи иконостасов, которые никуда не вывозились, а так и оставались на своих местах в храме.

Еще из страшного: несколько московских монастырей в первые советские годы во время красного террора были превращены в концентрационные лагеря. Такая участь постигла Ивановский, Спасо-Андроников и Новоспасский монастырь (в последнем некоторое время содержалась Александра Львовна Толстая — дочь писателя). Очень часто в 1930-е годы во время индустриализации церкви превращали в фабрики и заводы: храм Святого Георгия в Старых Лучниках в Лубянском проезде стал обувным заводом, обслуживавшим, по некоторым данным, НКВД; храм Успения Божией Матери в Путинках стал пошивочным цехом. Для подобного закрытия порою хватало письма от завода, в котором излагалась необходимость получения здания церкви для выполнения планов пятилетки. Еще одна формулировка — «для организации красного уголка» или клуба для рабочих, а также кинотеатра.

Изменение функций храмов — это не исключительно советская история: подобную практику можно увидеть во многих странах Европы в наши дни, где в религиозных зданиях появляются лекционные залы или библиотеки, и это еще относительно мягкий вариант. А кое-где есть магазины, бары, рестораны и даже автомастерская (такой случай зафиксирован в Италии) в здании церкви. Насколько это этично и правильно — вопрос спорный».