На московских бульварах уже неделю идет фестиваль «Времена и эпохи». По городу ходят римляне, рыцари, пираты, солдаты наполеоновской армии и уйма итальянцев в самых разных нарядах. «Афиша Daily» поговорила с людьми, которые выглядят так несовременно.

«Времена и эпохи» — крупнейший в России, а возможно и в мире, фестиваль исторической реконструкции. В Москве он проходит в седьмой раз, с каждым годом будто бы увеличивается в масштабах. Например, в 2016 году в парке «Коломенское» прошла «Битва тысячи мечей», для которой собрали более 1000 человек, занимающихся эпохой викингов. По словам организаторов — агентства «Ратоборцы», — в 2017 году в Москву привезли 6000 реконструкторов со всей Европы.

Отчетный ролик ВИЭ 2016_лого from RatoborShow on Vimeo.

«Битва тысячи мечей», которая проходила в парке «Коломенское» в 2016 году

В этом году площадки «Времен и эпох» вышли за пределы парков, на улицы. В районе «Третьяковской» была выстроена ремесленная слобода, посетителям которой рассказывают о навигации, портновском деле и чеканке монет. В Камергерском построили уличный театр, на Новом Арбате — арену для фехтования, на Тверском бульваре разбили лагерь римские легионеры, по соседству с которыми живут офицеры армии Наполеона, — все они итальянцы, приехавшие по приглашению московской мэрии.

Девушки поют блатные песенки на площадке в Столешниковом переулке

1 / 6

Парк осадных машин возле Симоновского монастыря

2 / 6

Кто такие реконструкторы?

Историческая реконструкция — отчасти наука, выросшая из экспериментальной археологии, то есть проверки исторических гипотез в современных условиях. В отдельных случаях реконструкция может служить способом доказательства: например, в 1947-м Тур Хейердал подтвердил свою версию заселения Полинезии, переплыв на самодельном плоту Тихий океан.

Для большинства участников фестиваля «Времена и эпохи» реконструкция — скорее продолжение детской игры в войнушку. Михаил, попросивший не называть его фамилию, рассказал, что увлекся бытом прошлого после армии: «После дембеля мне стало не хватать физических нагрузок. Друг рассказал о реконструкциях, ну я и решил помахать мечом. А потом втянулся, начал книги читать, шить костюмы аутентичные».

Что говорят участники фестиваля

Вероника Моргун, 18 лет

Курсант школы полиции. Изображает сотрудницу ГАИ 1942 года

«Свой образ я выбирала не сама: за нас это делают организаторы фестиваля. Они говорят нам, кого хотят видеть на площадке, и мы начинаем реконструировать костюм по архивным документам. Информацию о костюме я получила из нормативных документов, в которых было описано, из какой ткани и с какими пуговицами шилась форма.

В реконструкцию меня притащили друзья. Сначала позвали просто посмотреть, потом я начала активно участвовать, ну и втянулась. Занимаюсь этим, потому что мне нравится чувствовать себя другим человеком. Надевая форму, я начинаю понимать, что чувствовал боец на поле. Появляется своего рода ответственность. Однако сейчас этого совсем нет: фестиваль устраивается для москвичей, поэтому получается как-то более показушно».

Лилия Иванова, 32 года

Мастер по историческому костюму. Дама в платье XVII века

«На Подмосковной улице я открыла ателье, в котором можно примерить сшитые мной костюмы периода модерна. А еще — поесть в буфете и отправить открытку по телеграфу: для этого я даже пошила первый женский мундир телеграфистки.

В реконструкцию я пришла через исторические танцы, и со временем это стало для меня образом жизни. Иногда мне даже бывает сложно сказать, сколько мне лет: хочется указать неправильный век. Реконструкторы бывают широкого профиля или узкие специалисты, интересующиеся каким-то небольшим отрезком времени. Недавно мой друг, который занимается Великой Отечественной войной, строил копию Рейхстага, после чего было реконструировано его взятие. Я туда не поехала, потому что у меня был очень крутой бал в усадьбе. Очень жалели, что многие воины к нам не попали».

Матео Вилла, 35 лет

Технический дизайнер. В образе лангобарда VI века

«Мы приехали сюда по приглашению правительства вашего города — сюда позвали целую итальянскую делегацию, составленную из разных исторических клубов. Реконструкция — моя страсть: обожаю драться на мечах и при этом изучать историю. Мне кажется, заниматься этим важно, потому что мы помогаем людям почувствовать и буквально потрогать историю. Сначала они увидят наши костюмы, вдохновятся и, возможно, пойдут в музеи или начнут читать книги по истории».

Сергей Разин, 27 лет

Юрист. Изображает городской типаж начала XX века

«Я работаю на площадке «Серебряный век»: здесь у нас ходят люди в исторических костюмах, а также есть игры, например — садовый крокет. Сам уже 11 лет занимаюсь историческими танцами и делаю это прежде всего ради удовольствия. Мы собираемся в красивых залах и в костюмах танцуем так, как это делали в какую-либо эпоху».

Павел Седов, 29 лет

Плотник и слесарь. Изображает шкипера петровских времен

«Мы тут ставим макет корабля, рядом – немецкая слобода времен Петра I. Я начал заниматься реконструкцией, еще будучи студентом. Мне хотелось чего-то нового, а в итоге занялся старым — историей и мореплаванием. Ну просто потому что это интересно… Мы иногда ходим на исторических кораблях по Балтике и Средиземному морю. В Европе, кстати, с этим непросто из-за законодательства — корабли сложно регистрировать».

Дмитрий Демидов, 20 лет

Студент. Изображает аптекаря конца XVIII века

«Я занимаюсь исторической реконструкцией войны 1812 года; если говорить точнее, то меня интересует Невшательский батальон — это швейцарцы, сражавшиеся на стороне Наполеона. Я вообще учусь на биологическом факультете, а в реконструкцию пошел по следам моего учителя истории. Кроме того, увлекаюсь еще страйкболом и толкинизмом. Это все дает знание истории, житейских мелочей, ну и благодаря моим занятиям я познакомился с кучей интересных людей. Бывает жутко интересно: например, перед реконструкцией Бородинской битвы мы неделю живем под дождем в палатках, готовим еду на костре, и впечатлений хватает еще на год».

Андреа Чарокки, 17 лет

Школьник. Изображает солдата итальянской армии 1940-х годов

«Мы приехали благодаря мэру Москвы: нам оплатили расходы на перелет и проживание. Без этой помощи нас бы тут не было, потому что цены в Москве очень кусачие. Я считаю, что прошлое — это фундамент, на котором строится будущее, поэтому мы должны изучить историю, делая это в том числе с помощью подобных фестивалей. Реконструкция — большая ответственность: надевая костюм, я чувствую себя не школьником, а солдатом, человеком, который сражался за свою родину, и стараюсь вести себя соответственно. Если ты не чувствуешь морального долга, если не понимаешь, что делаешь нечто важное, то реконструкция превращается в обычное шоу — так быть не должно. Однако для зрителей это в любом случае зрелище».

Выставка
Фестиваль «Времена и эпохи»
5.0 из 5
★★★★★
★★★★★