Знали ли вы о том, что с 2017 года каждый россиянин может бесплатно получить гектар на Дальнем Востоке и осваивать его? И мы тоже нет. Пока не поговорили с участниками программы «Дальневосточный гектар» и не спросили у экономиста Игоря Макарова, как она работает.

Программу по заселению Дальнего Востока — «Дальневосточный гектар» — запустили еще в июне 2016 года, в июне прошлого года был принят соответствующий закон. Первыми получить бесплатный участок земли смогли жители нескольких регионов Дальнего Востока, с октября эта возможность появилась у всех дальневосточников, а с февраля 2017 года — у всех россиян, в том числе проживающих за границей. Граждане других государств, разумеется, не могут участвовать в программе, им даже запрещено арендовать дальневосточные земли.

Участки размером не более гектара раздают строго по одному в руки, при этом оформить дальневосточный кусок земли можно даже на младенца. Его местоположение заявители определяют самостоятельно — это можно сделать на сайте программы «На Дальний Восток». Выбирать придется между землями в Якутии, Амурской, Магаданской и Сахалинской областях, Приморском, Камчатском и Хабаровском краях, а также в Еврейской автономной области и Чукотском автономном округе.

Полученным участком можно бесплатно пользоваться в течение пяти лет при условии его «освоения». Временному владельцу дается год на выбор деятельности по развитию земли. Это может быть строительство жилья, развитие сельского, лесного и охотничьего хозяйства или другой бизнес. Через три года пользования необходимо отчитаться о достигнутых результатах властям. По истечении пяти лет временный владелец получает право аренды на 49 лет. При этом обещают, что после 10-летней аренды землю можно будет оформить в собственность.

Программа в цифрах

Сколько пришло заявок

89 000 со всей России. Из них 53 000 были поданы после 1 февраля 2017 года

Сколько одобрили заявок

16 тысяч. Средний возраст заявителей — от 25 до 34 лет

Откуда большое всего поступило заявок

Москва, Санкт-Петербург, Краснодарский край и Свердловская область

Для каких целей подают заявки

50% — личное пользование (дом и приусадебный участок). 21% — сельское хозяйство (растениеводство, пчеловодство, животноводство и так далее). 15% — туристический бизнес (создание рекреационных зон, охота и рыбалка). 6% — другое

Данные Управления по региональному развитию Дальнего Востока.

© Ken Scicluna / GettyImages.ru

Что о программе «Дальневосточный гектар» говорят экономисты

Игорь Макаров
Доцент кафедры мировой экономики НИУ ВШЭ

«“Дальневосточный гектар” хорош тем, что не требует больших государственных расходов. Во многом программа беспроигрышная: если освоенных участков будет много, и они запустят экономическую активность в регионе — отлично. Если нет — все равно какой-то результат при минимальных затратах. Все это можно будет оценить лет через пять, когда станет ясно, перейдут ли участки в собственность временных владельцев.

Программа не решит, к примеру, демографическую проблему в силу своих масштабов — это лишь один из способов развития бизнеса. Не стоит сравнивать «Дальневосточный гектар» с освоением Дикого Запада в XIX в. в Америке или с инициативой заселения Сибири при Столыпине. В те времена земля была главным источником дохода, для многих — фактором выживания. Сейчас она гораздо менее привлекательный актив, особенно если ее всего гектар. В современных условиях экономическая деятельность на земле невозможна без доступа к капиталу и инфраструктуре. Вообще эта программа — часть масштабной стратегии по развитию Дальнего Востока, которая была запущена в 2013-м, когда Россия, ранее экономически ориентированная лишь на Европу, поняла, какие перспективы перед ней могут открыться в Азиатско-Тихоокеанском регионе. К слову, сейчас Дальний Восток занимает ключевое место в постепенном углублении сотрудничества с азиатскими странами».

Что говорят участники программы

Артур Агафонов
Журналист East Russia, Москва

«Мы с братом уже больше пяти лет занимаемся развитием туризма на Дальнем Востоке: выпустили путеводители по большинству дальневосточных регионов, проехали и прошли пешком Якутию, Камчатку, Чукотку, Приморье, Сахалин, Магаданскую область и Хабаровский край. Местные жители любят мерять свои земли чужими странами. Территория Дальнего Востока — приблизительно две Индии. В одной Якутии поместилось бы шесть Франций. При этом в регионе живет чуть больше шести миллионов человек — примерно столько же в Дании. Огромные пространства региона пустуют.

Главная сложность в получении гектара — выбор места. Советую сравнивать карту на портале с «Яндекс Картами» — так вы точно не возьмете болото или овраг. Хотя у нас не возникло сложностей с выбором: на свой будущий участок мы попали еще год назад, когда составляли путеводитель по Сахалинской области. Как-то раз ехали по трассе и увидели женщину, которая продавала вареных крабов прямо на дороге. Мы, правда, сперва решили, что это клубника, только потом разглядели. Купили крабов, пива и сели обедать на берегу моря. Тогда же и подумали, как было бы хорошо здесь жить. Поэтому, когда программа заработала, мы выбрали участок прямо там, на берегу.

Прелесть выбранного места в том, что оно находится в сороках минутах от столицы региона — Южно-Сахалинска. К городу ведет асфальтированная дорога, — что, это не какие-то тундры-леса. Плюс, под боком мировые рынки — Япония, Корея и Китай. Мы планируем использовать полученную землю в коммерческих целях, основать свой бизнес. Какой — пока не придумали: на обдумывание плана есть еще год. Окончательно переезжать не собираемся, хотя готовы пожить там год-два, чтобы реализовать какой-нибудь интересный проект».

Как-то раз ехали по трассе и увидели женщину, которая продавала вареных крабов прямо на дороге. Мы, правда, сперва решили, что это клубника, только потом разглядели
Андраник Агафонов
Шеф-редактор East Russia, Москва

«Местные говорят: «Широта крымская, долгота колымская» — эта пословица очень точно определяет дальневосточный климат. Юг Сахалина по широте — почти Крым, но с погодой все сложно. Летом дождливо и прохладно, море прогревается слабо. А побережье часто затянуто плотным туманом. Зимой сыро и дуют сильные ветры; снега наметает столько, что застревают поезда. Но иметь домик на берегу моря приятно — даже если море Охотское. От нашего участка до воды 30 метров. Можно соорудить причал для катера, можно купить яхту и ходить на ней по миру. Надеюсь, что мы доедем до своей земли уже осенью. Сначала поставим морской контейнер, где можно будет переночевать и оставить вещи, — получится уложиться в сто тысяч рублей. В будущем планируем построить дом вместе с нашими друзьями-соседями. Правда, возникает вопрос о целесообразности — жить без электричества и воды проблематично.

Но пока мы не рассматриваем Сахалин как постоянное место жительства. Это скорее летняя база, с которой удобно путешествовать на Курилы, в Японию, Китай и Корею. Знакомые, наоборот, берут здесь земли под пасеку, мини-фермы, строительство кемпингов и отелей. На сайте программы перечислено много вариантов использования участков. Есть даже «охрана госграницы», «выращивание конопли» или «религиозные цели»».

Невиданное дело – реклама русской земли
Константин Андреев
Моряк, Владивосток

«Я давно мечтал о собственном доме с небольшим хозяйством: грядками, курами. Туда можно было бы приезжать по выходным и праздникам. А выйдя на пенсию, перебраться насовсем. Поэтому, когда программа стала доступной для всех жителей Дальнего Востока, решил принять в ней участие. Мне даже не нужен был целый гектар — хватило бы и 30-40 соток. Основным критерием была максимальная близость к Владивостоку и коммуникациям.

Подходящий участок нашелся в районе деревни Стеклянуха. Оттуда до Владивостока не больше 60 километров. Оформил заявку 13 января и примерно через месяц получил предварительное одобрение. Но в начале марта мне отказали, объяснив тем, что выбранный мной участок попадает в границы объекта археологического наследия. Подавать заявку второй раз не захотел. При этом мне кажется, что программа будет нормально работать: отправить заявку просто. Плюс, это занимает не больше десяти минут. Проблема может возникнуть только с картой, на которой надо нарисовать желаемый участок. Из-за отсутствия на ней объектов, которые мешают получению земли, люди оказывают дезинформированными. К сожалению, таких, как я — не справившихся с картой — много.

Непонятна еще судьба временных собственников после пяти лет освоения гектаров: государство может выставить на них высокую аренду. А если землю разрешат оформлять в собственность, не факт, что кадастровая стоимость будет приемлемой. Да и налоги придется платить. Еще одна проблема — коммуникации и инфраструктура. Собственники должны делать все за свой счет: вызывать инженеров, геодезистов и других специалистов для проведения межевания и оценки. Это дорого — проще дачу купить».

© Grant Dixon / GettyImages.ru
Татьяна Бабушкина
Фермер, Камчатка

«Многие россияне отдыхают на Кипре, где их от одной винодельни к другой по горкам и холмам катают на осликах. Два года назад мы с семьей подумали, почему бы нам не сделать такой же аттракцион у себя на Камчатке. У нас ведь очень красивая природа: вулканы, вода, лес! Купили трех взрослых осликов, у которых со временем появилось еще три малыша, и организовали ферму на собственном участке. Решили развивать семейный бизнес дальше, а потому, узнав о запуске программы «Дальневосточный гектар», взяли два участка рядом с нашим домом — на меня и на сына. Оформить документы было несложно. Сейчас к нам на ферму приходят в основном родители с детьми, жители ближайших городов, но мы надеемся, что скоро подтянутся и туристы. Потому что на Камчатку приезжает много путешественников из России и других стран.

В программе заселения Дальнего Востока участвуют и некоторые наши друзья. В основном берут гектары для строительства жилья или развития бизнеса. Некоторые, как и мы, хотят расширяться: открыть медовые пасеки, поставить теплицы. На Камчатке хорошая, плодородная земля. Сама идея программы мне нравится: я считаю, что в регион должны инвестировать, строить современные здания, развивать бизнес, привлекать туристов. Говорят, что бесхозных и пустующих участков не будет — местные власти должны следить за тем, как используется земля, и, если гектар будет пустовать, государство заберет его обратно».