Вейпинг, который считался чем-то крутым — вещью из мира будущего, — потом стал смешным и дал повод для мемов, теперь превращается в часть системы. Антон Обрезчиков рассказывает, как электронное курение проделало путь от модной субкультуры на полки супермаркетов.

Вейп раздражает. И не только случайных прохожих, возмущенных облаками дыма в самых неожиданных местах и декларативным «парю где хочу», — к сомну недовольных добавилось российское государство, в первую очередь в лице Министерства финансов. Их тоже можно понять: готовится новый бюджет, поднимаются акцизы на все, на что только их можно поднять, а тут какие-то вейперы. Да, их немного — согласно докладу Ernst & Young, число пользователей электронных сигарет едва перевалило за процент. Однако динамика роста заставляет задуматься и работать на будущее: 0,8% населения потребляло никотиновый пар в позапрошлом году, 1,1% в прошлом и 1,4% в этом.

Слухи о том, что ранее неподакцизные в России товары для вейпинга — мехмоды и начиняющие их жидкости-жижки — обложат налогом, начали циркулировать во второй половине этого года. 5 октября Минфин в проекте основных направлений налоговой политики на 2017–2019 годы предложил включить в перечень подакцизных товаров электронные системы доставки никотина одноразового использования (со ставкой 40 р. за 1 штуку) и никотинсодержащую жидкость, используемую в многоразовых системах (со ставкой 15 р. за 1 мл). 18 октября дистрибьюторы и продавцы тех самых «электронных сигарет и никотинсодержащих жидкостей» направили коллективное письмо министру финансов Антону Силуанову, чтобы предупредить о «катастрофических последствиях высоких акцизных налогов на никотинсодержащие жидкости». Игроки рынка, среди них были и Pons, чьи одноразовые сигареты давно встречаются на кассах супермаркетов, и интернет-магазин «Папироска.рф», говорили о подорожании всего — жидкостей, составляющих для жидкостей, которыми успешно пользуются вейперы-кустари, и аппаратов для курения — в два-три раза.

Следующий ход был за Госдумой: в начале ноября она приняла решение установить акцизы — и даже больше, чем было задумано. Например, налог на табак, предназначенный для употребления путем нагревания, как в филип-моррисовских iQUOS, был установлен в 5280 р. за 1 кг вместо предполагаемых 4992 р. На сигареты — 40 р. за штуку, на никотинсодержащие жидкости — по 10 р. за 1 мл. И это еще не окончательный размер той кучи пепла, которой вейперам, вероятно, придется посыпать свою голову в ближайшее время. В декабре Дума будет рассматривать законопроект «Об особенностях оборота электронных систем доставки никотина», в котором планируется запретить продажу электронных сигарет несовершеннолетним и курение в общественных местах. Так что слова про «парю где хочу», нечаянно ставшие самым дебильным символом свободы, скоро станут неактуальными.

Из сказанного выше можно заключить, что золотой век стихийного вейперского рынка подходит к концу. Последним гвоздем в крышке гроба русской вейп-альтернативы станет решение розничных сетей — скажем, «Дикси» — торговать жидкостями для модов, как они уже это делают с сигаретами Pons. Международные компании также неплохо изучили повадки вейперов и знают все, что им нужно для увеличения продаж. Например, что самые популярные ароматы жидкостей в России — табачный, вишневый и кофейный. Или же что женщины составляют 45% курильщиков электронных устройств. Может статься, что уже в 2017 году ритуал похода в вейпшоп отомрет и покупка жидкостей с девайсами станет сродни походу за хлебом. Такая тенденция вполне в русле последовательного вымирания субкультур — эмо, хипстеров, теперь вот вейперов.

И напоследок самое смешное. Думаете, что все ограничения государством делаются ради здоровья граждан, так? «Инициатива Минфина России по взиманию акциза с электронных одноразовых сигарет и никотинсодержащих жидкостей спровоцирует граждан перейти на обычные сигареты», — вот что ответили в Минздраве на запрос по этому поводу.

Пока еще разрешено