«Афиша Daily» продолжает следить за урбанистической революцией в Барселоне, которую превращают в самый пешеходный город Европы. Дарья Гаврилова побывала на открытии пилотного проекта суперкварталов, увидев аналогии и с «Моей улицей», и с московскими фестивалями, и с нашими недовольствами.

Барселонский фестиваль варенья

На бывшем автомобильном перекрестке прямо посередине асфальт разрисован в разноцветные кружки — это гигантский твистер, поиграть в который может каждый желающий. Прямо сейчас на нем резвятся студенты архитектурного училища, которые волонтерили на запуске первого суперквартала с августа. А 5 сентября первый пилотный квартал нового типа начал работу; до 22 сентября он функционирует в режиме гигантского воркшопа, где различные технологические и экологические компании представляют свои разработки городским жителям. Напомним, что барселонские суперблоки — это кварталы, куда запрещен въезд автомобилям, вдоль них курсируют автобусы, а внутрь можно попасть пешком или на велосипеде.

Для пилота выбрали квадрат в районе Сан-Марти — в бывшей фабричной зоне, которая сегодня стремительно джентрифицируется, обретает лоск и растет в стоимости. Выбор, как объясняют в Экологическом агентстве Барселоны, заведующем переустройством города, продиктован тем, что в Сан-Марти даже в загруженные дни немного машин. Это позволяет отработать неудачные идеи и ошибки с минимумом неудобств для местных жителей.

Я прихожу в пилотный суперквартал в понедельник во второй половине дня. Узнать необходимую точку можно издалека по высоко висящей связке ярко-красных воздушных шаров. «Мы открылись!» — сигнализируют они. По дороге прохожу мимо странных деревянных конструкций, импровизированного театра, явно совсем недавно высаженных деревьев. Играет музыка, вокруг работают десятки молодых и не очень людей в футболках с надписью «СТРА» на спине — это аббревиатура архитектурного вуза, но написана она пугающе русским шрифтом.

На открытие собрались десятки заинтересованных в проекте людей: журналистов, дизайнеров, молодых архитекторов и урбанистов. Меня на открытие пригласил глава Экологического агентства Сальвадор Руэда, чей телефон сейчас буквально разрывается от звонков, — ведь это он инициатор барселонской революции. Счастливый Руэда показывает мне переписку с журналистом из The New York Times — «Вон, послезавтра выходит статья!».

Здесь и далее: схемы, объясняющие устройство суперкварталов, куда будет запрещен въезд общественному и частному транспорту. Только велосипеды и городские службы

1 / 3
2 / 3

Святой Сальвадор

Как только Сальвадору удается вырваться из круга желающих с ним побеседовать коллег, друзей, знакомых и незнакомых, мы вместе с ним и небольшой свитой отправляемся на прогулку по пилотному суперкварталу.

«Здорово, да? Гениально!» — восклицает он ежесекундно. Суперквартал пока что выглядит действительно очень пилотным: толпы студентов и множество объектов в стадии сборки выглядят скорее подготовкой проекта, чем его финалом. «Тут проходили мимо туристы, спросили у меня — а что это такое, городской праздник?» — со смехом комментирует Руэда. На мою ремарку, что да, выглядит это все действительно как праздник, урбанист радостно отвечает: «Такой и должна быть городская жизнь!»

В какой-то момент ему опять звонят, и оставшийся со мной рядом двухметровый и очень дружелюбный дизайнер, также работавший над проектом, говорит: «Вот так уже несколько недель. Вчера ночью пишу Сальвадору — ты как, ложишься уже? А он отвечает — нет, со студентами перетаскиваю деревья!»

© Robert Ramos

Руэда вешает трубку, и мы продолжаем экскурсию. Он объясняет мне структуру пилота: четыре освободившихся от машин перекрестка стали городскими площадями, и их распределили по тематике. Та, что с твистером, — это развлечения и игры. На площадке культуры студенты монтируют театр. Одна из площадей — для обмена: здесь через пару дней планируется импровизированный уличный рынок (он в итоге не состоится, так как в Барселоне начался трехдневный шторм). Наконец, самая эффектная зона — это площадь демократии. На ней есть место для публичных высказываний и споров.

Здесь же стоит доска, похожая на школьную, на ней прилеплены стикеры — можно писать свое мнение. Сейчас стикеров всего три; подхожу прочесть — и все они внезапно крайне негативные по отношению к проекту. «Нет суперкварталам!», «Суперкварталы — отстой!». Сегодня вечером, говорит Руэда, возле этой самой доски состоится обсуждение проекта с местными жителями. Обещаю прийти.

Подробности по теме
Другие города
Как в Барселоне делают самую радикальную урбанистическую революцию в мире
Как в Барселоне делают самую радикальную урбанистическую революцию в мире

Для справки: Грасия и Рибера — первые суперкварталы

Запущенный в Сан-Марти проект пилотным, строго говоря, является условно: первые суперкварталы появились в Барселоне десятилетия назад. В 1993 году пешеходным стал квартал Рибера, а в 2005-м — Грасия. Руководил переделками все тот же Сальвадор Руэда, и даже название разработки не поменялось — суперквартал.

Критика 2016 года ничто по сравнению с бурей негатива, которая сопровождала реформацию в 90-е. В Рибере в 1993 году возмущался весь район: под руководством президента Объединения соседей жители выходили на манифестации под лозунгами «Не дадим закрыть двери!». Меж тем сегодня это один из самых интересных, развитых и одновременно тихих районов. То же самое касается Грасии, где уйма кафе, по выходным на площадях до утра общаются местные жители.

Между 1993-м и 2005-м разработка суперкварталов останавливалась — городские власти были за машины. Первым мэром, поддержавшим проект, стал Хавьер Триас, а затем Ада Колау, которая стойко выносит критику со стороны консервативных политиков.

Урбанистов — на мыло

Когда я возвращаюсь на площадку дебатов к семи вечера, там уже собралась группа в несколько десятков человек. Число отзывов на доске выросло — не меньше половины из них крайне злобные. Впрочем, выясняется, что конструктивной критики мало. Рефреном звучит все то же «суперкварталы — отстой». Рядом со мной женщина пишет закономерный вопрос: «А что будет с улицами по периметру суперблоков? Они же будут запружены машинами».

Дебаты начинаются почти сразу с недовольных криков — изъявить свою волю пришли явно противники проекта. Волна недовольства сопровождает пилотный суперквартал на всем его пути. В первый же день открытия проекта твиттер наполнился критикой с трагическими историями: «Новая проезжая часть в суперквартале продумана так блистательно, что автобус не может повернуть!»; «Скорая не смогла проехать через новый суперквартал, и человек умер!».

Помимо этого, бывшая правящая партия Испании — консервативная Народная партия (Partido Popular) — объявила, что внедрение суперкварталов незаконно, и попросила от мэра Ады Колау подробную отчетность. А вообще, пока Барселона проводит урбанистические революции, Испания живет без парламента и провела всеобщие выборы уже дважды — на очереди третья попытка. Это к вопросу об устройстве европейской демократии и авторитарных решениях местных властей, которым в голову приходит начинать реконструкцию, не собрав мнения всех до одной сторон.

Улица как сцена

Спустя три дня после запуска пилотного проекта я прихожу в офис к Сальвадору, чтобы по порядку перечислить все претензии. Телефон все еще разрывается. Услышав про автобус, он отвечает с брутальной откровенностью: «О гоcподи!.. Какие же это глупости!» По плану суперкварталов автобусы вообще не должны заезжать внутрь, так что повороты на них и не рассчитаны, объясняет он. Автобус заехал внутрь только потому, что водитель был в отпуске весь август, а в сентябре ему никто не рассказал об изменении маршрута. История со скорой и смертью оказалась и вовсе выдумкой, а про Народную партию Сальвадор сказал только: «Ну а что вы хотите от НП?»

Более серьезная критика, по мнению автора проекта, — претензии местных жителей. С ними он лично поговорил во время дебатов. «Это была победа!» — с уверенностью заявляет он. Оказалось, что большинство из пришедших ругать пилотный суперквартал живут вообще не в нем: им просто не понравилось перекрытие одной из боковых улиц. «А оно с нашим проектом не связано вообще; это городская реконструкция, утвержденная каталонским правительством еще несколько лет назад, и мы к этому отношения не имеем».

Основные вопросы у людей возникают в основном из-за отсутствия информации: несмотря на колоссальный международный интерес к проекту, испанская и даже каталонская пресса уделили ему маловато внимания. В каталонской газете La Vanguardia было несколько статей, но они были куда менее подробны, чем текст, опубликованный The Guardian. Даже реакция на прошлую статью в «Афише Daily», которую прочитали более 100 тыс. раз, оказалась сильнее, чем резонанс в Испании. Кроме того, информацию об урбанистических преобразованиях не очень просто найти в местных медиа — суперкварталы там соседствуют и со злополучными выборами в парламент, и с каталонским процессом отделения. Зачастую люди просто не знают, как теперь ездят автобусы, где парковать автомобили и какие именно улицы перекрыты. При этом предварительная работа над проектом, обсуждения и разработка сценариев ведутся годами, а на более детальном уровне — с 2014-го, когда главы барселонских районов встречались с мэрией и Агентством по экологии на регулярных пленарных заседаниях.

«В любом случае, — подводит итог Сальвадор Руэда, — проект запущен, и мы продолжим его воплощение. Уже в 2017 году бóльшая часть Барселоны будет жить в новом режиме. А сейчас мы запустили пилот — как раз для того, чтобы посмотреть, что работает, что нет. Исправить неработающие моменты, рассчитать ширину дорог для машин и так далее. Но все только начинается!» И действительно: в плане насчитывается общим счетом 503 суперквартала, запустили из них пока один.

«Готовить к запуску этот пилот было непросто, — говорит Руэда. — Но дальше будет намного легче, потому что мы уже решили большинство технических проблем в процессе внедрения пилота». И если взрослые с его точкой зрения согласны не всегда, то дети, к вечеру вышедшие на улицы пилотного суперквартала Сан-Марти, были единогласны. Площадь развлечений, мимо которой я прошла после дебатов, была буквально заполнена детворой. Они играли в песке, что-то рисовали на асфальте, крутили круг твистера. Я остановилась; мимо проходила англоговорящая пара. Увидев площадь, парень воскликнул: «What is this? It looks like a paradise!»