Тель-Авив умудряется быть одним из самых привлекательных и свободолюбивых мест на Земле — и при этом самых вооруженных. Здесь дорого жить, при этом треть населения — это люди от 18 до 35 лет. Заместитель мэра Тель-Авива и сам получил свою должность в 28 лет — и объясняет, что за город он строит.
Асаф Замир
Асаф Замир
Молодой заместитель мэра Тель-Авива, впервые был избран на эту должность в 28 лет. Курирует образование. В 2008 году основал партию Rov Haʼir, в сферу интересов которой входит молодежная политика, ночная и студенческая жизнь, транспорт, ЖКХ и др. В Россию приехал на Московский урбанистический форум

«Десять лет назад Тель-Авив был совершенно другим городом. Это сейчас мы живем в молодом, энергичном мегаполисе, который кипит 24 часа в сутки, туристическом центре Ближнего Востока. Раньше об этом только мечтали. При этом в Тель-Авиве два раза в год происходят теракты, международные новости об Израиле почти всегда касаются войны, и зазывать туристов в Израиль — сложное и не всегда благодарное дело. Поэтому задачей мэрии было не только разработать новый образ города и сформулировать приоритеты, но и четко определить нашу целевую аудиторию — кто вообще поедет в Тель-Авив. Это очень конкретная социальная группа: молодежь, гей-туристы и те, кому интересен событийный туризм.

Каждый год в начале июня мэрия Тель-Авива организует гей-парад. В этом году в нем участвовали 200 000 человек, среди которых почти четверть — туристы. Буквально на прошлой неделе прошел городской фестиваль Laila Lavan («Белая ночь») на 400 000 человек, самое большое культурное событие в городе, где есть и уличное искусство, и рок-концерты, и научные лекции, и на него тоже приезжает много туристов. В общем, сегодня у города разработан целый календарь событий международного уровня, от оперных фестивалей до беговых марафонов.

При этом сегодня туризм не составляет и десятой части городского бюджета, так что перспективы большие, и потенциал велик. 74% бюджета — это налоги малого бизнеса, ведь Тель-Авив — главный торговый и бизнес-центр Израиля, альтернативы ему нет.

Еще Тель-Авив — самый молодой город страны, возраст трети населения 18–35 лет, и молодежная политика — один из приоритетов для городской администрации. Наш главный повод для гордости последних лет — большой четырехэтажный муниципальный центр для молодых предпринимателей, открывшийся в 2011 году, — Mazeh 9, названный по его фактическому адресу. Это абсолютно бесплатное пространство для молодежи, которое используется самыми разными способами. Социальные предприниматели и активисты придумывают и реализуют проекты по городскому благоустройству. Это не только про бизнес — тут есть экологические стартапы, есть группы, работающие с проблемными комьюнити. Здесь же проходят выставки молодых художников, занятия йогой, уроки арабского, бесплатные лекции. На первом этаже — бесплатный коворкинг, который перед университетскими сессиями закрывается только для студентов: у них есть вайфай, кофе, музыка, в общем, все необходимое и важное.

Мэрия Тель-Авива не просто разрешила — а сама проводит гей-парад, и сама заказывает официальный тизер мероприятия модному местному режиссеру рекламы. Гей-прайд — одно из событий в поддержку официального бренда города Tel Aviv Nonstop City

Вообще, Mazeh 9 считается настолько классным местом, что большинство даже не знает, что им владеет город и что это на 100% городская инициатива. А содержание Mazeh 9 — это отдельная ежегодная статья в городском бюджете, и немаленькая. Это на самом деле довольно радикальный подход, такого раньше никто не делал. В прошлом году Mazeh 9 посетили 30 000 человек, в этом году мы открыли филиал в Яффо Yefet 83 для молодого арабского комьюнити. А в следующем году мы планируем открыть еще один центр на юге Тель-Авива, который всегда считался неблагополучной частью города, а сейчас стал местом, где сосредоточены эмигранты и беженцы из Эритреи и Судана — сегодня они составляют значительные 12–13% населения города.

В целом в мире сейчас есть тренд переезжать в города, а не уезжать из них, как во времена наших родителей. Из Тель-Авива тоже почти никто не уезжает, зато много кто сюда переселяется, что безусловно сказывается на ценах на недвижимость и вообще стоимости жизни. Кстати, не скажу, чтобы волна эмигрантов из России была сильно заметна в Тель-Авиве, зато заметен приток французских репатриантов: французские евреи покидают свою родину, где им некомфортно соседствовать с арабами.

Один из самых злободневных вопросов сегодня — детские сады, потому что молодые пары, которые раньше уезжали в пригороды Тель-Авива, как только у них появлялись дети, теперь остаются жить в городе. Когда меня впервые избрали восемь лет назад, в детские сады ежегодно отправлялись 8000 детей, сейчас — 17 000. За это время мы построили 200 садов, но общественная дискуссия о том, где их строить, сколько их должно быть, — в самом разгаре. Вообще, образование и его инфраструктура — еще один важный вопрос на городской повестке.

Мировые мегаполисы вроде Нью-Йорка или Лондона постоянно находятся в движении, меняется карта городских районов из-за джентрификации, миграции молодежных сообществ, культурного ландшафта. Взять, например, Флорентин. Мне 35 лет, и несколько лет назад я считался слишком старым для жизни во Флорентине, напичканном барами, клубами и дешевым съемным жильем. Но прошло несколько лет, и сейчас мы открываем там школы: теперь это район молодых профессионалов, но уже не совсем молодежный и не дешевый.

Новым Флорентином можно назвать район Шапира, в прошлом бедный и не совсем безопасный. Здесь живут старики, мигранты, молодежь. Тут нет зданий выше двух-трех этажей, вокруг них — милые палисадники, тут сложилась такая атмосфера кибуца в самом центре города. Недавно тут открылись два первых кафе, а значит, дело пойдет.

Сам я человек неспортивный, но если вы когда-нибудь бывали в Тель-Авиве, то знаете, что тут все бегают, катаются на велосипедах и вообще много времени посвящают спорту. Тут и правда культ здорового образа жизни, и тому есть две причины. Во-первых, отличный средиземноморский климат. Во-вторых, Тель-Авив — дорогое место, и горожане предпочитают спортивные развлечения, за которые не нужно платить. Город среагировал на этот запрос 6 лет назад. Мы создали в парках открытые спортивные площадки и оборудовали их тренажерами: сейчас таких уже несколько сотен. Тогда же появился тель-авивский марафон Night Run, ночной 10-километровый забег. Мы запустили систему городских велосипедов в аренду и марафон для велосипедистов, который проходит в октябре.

Жители Тель-Авива политически активны: более половины протестов, что случаются в Израиле, происходят в Тель-Авиве. Вообще, Тель-Авив — единственный город в Израиле, где могут комфортно существовать израильтяне с либеральными, антивоенными взглядами, поэтому многие переезжают в Тель-Авив, например, из Эйлата или Иерусалима. При этом теракты происходят в Тель-Авиве два раза в год. В начале года стреляли в самом центре, на улице Дизенгоф. Последний теракт случился совсем недавно, 8 июня, в квартале Сарона. В этот момент я был на концерте Брайана Уилсона из The Beach Boys в соседнем городке Раанана. Стоял в самой середине толпы, вдруг появилась новость о стрельбе, все уставились в свои телефоны, а Брайан Уилсон запел «wouldnʼt it be nice if we were older…», это был очень сильный момент. Я тут же уехал на место терактов и пробыл всю ночь в Сароне. Теракты — это федеральные дела, и мы тут мало что можем сделать, кроме каких-то усиленных мер безопасности, но мы как городские политики понимаем, что Тель-Авив — оплот либерализма и плюрализма на Ближнем Востоке, и пока он такой, он будет служить мишенью террористов, и это в некотором смысле неизбежно».