Студентка Сколковского института Давия приехала из Индии два года назад и теперь хочет остаться в России навсегда, несмотря на то, что тут трудно вегетарианцам. Зато в Москве стильно одетые бабушки.

Давия Шанкар, 25 лет

Откуда приехала: Бангалор, Индия

Чем занимается: космические науки и технологии



Приехала я в Москву в начале 2014 года — чтобы делать магистерскую. Потом год отучилась в MIT, и снова вернулась уже в феврале. Получается, что здесь я два года с перерывами. Занимаюсь космическими исследованиями.

В Россию я всегда мечтала попасть: с большим энтузиазмом отношусь к космосу и старалась изучать все возможное на эту тему. Конечно, в детстве я начиталась про Гагарина — у меня даже есть футболка с ним. Ваша страна — одна из главных космических супердержав; я была в невероятном восторге, когда мне выпала возможность приехать. Мои друзья в Бангладеш, где я училась до Москвы, восприняли новость скептически. Это произошло в разгар крымского сюжета и войны на Украине. Я единственный ребенок в семье — родители тоже волновались. Да, тогда образ России в мире пострадал, хотя у нашего государства с вашим всегда были дружеские отношения. Особенно по части науки.

А еще я боялась, что у вас окажется жутко холодно. Температура в ноль градусов для меня смерть: в первый приезд на мне была только легкая куртка — в Бангладеш просто невозможно было купить ничего теплее. Помню, когда самолет приземлился, меня поразил белый ландшафт из окна самолета. А водитель такси посмотрел на мою курточку и спросил: «Это все, что у тебя есть?» Тогда я еще не знала, что такое русское зима.

Я понимаю, что «Сколково» отличается от других ваших университетов. Прежде всего, здесь говорят не только по- русски, здесь учатся студенты со всех концов мира. Разницы в отношении к мужчинам и женщинам я не вижу — мне даже кажется, что в «Сколтехе» учится больше девушек, чем юношей. В Индии в космической науке женщин не меньше, чем мужчин, но вот в «Роскосмосе», мне кажется, женщин не так много.

Вообще не нужно недооценивать ситуацию с космосом в России. Если бы не вы, американцы тоже не полетели бы на Луну. Астрофизика в США на самом деле развивается не так уж ровно. И у вас есть отличные новые технологии, просто «Роскосмос» их не очень-то афиширует: не знаю почему, но у российских государственных организаций не принято рассказывать о том, что они делают.

Я — вегетарианка, и найти подходящую еду у вас — самое сложное в моем московском житье-бытье. Живу я на «Планерной», ем обычно дома или в кампусе. Иногда забегаю по пути на учебу в торговый центр на «Киевской» — там разный фастфуд и можно хоть что-то подходящее выбрать. Из русской еды пробовала блины и борщ — разумеется, без мяса. Ваша кухня кажется пресноватой после индийской.

С учебы возвращаюсь я поздно и никогда не чувствовала никакой угрозы. Москва, кажется, первый город, где мне не страшно куда-то отправляться ночью одной, — даже в Англии не так спокойно. А в Индии и вовсе полно мест, мимо которых лучше не проходить ночью. Время от времени на московских улицах попадаются пьяные — пьете вы, конечно, прилично, если сравнивать с индийцами. При этом, когда трезвые — вы очень строгие. Европейцы ведут себя куда расслабленнее, но русских есть за что ценить. Мне нравится ваша прямолинейность и честность, вы не будете болтать со всеми подряд на улице. По вашим лицам понятно, когда вам что-то нравится или нет. При этом русские всегда готовы помочь.

Так получилось, что во время тренировочной экспедиции на Марс мы прожили в изоляции две недели с тремя русскими, одним парнем из Бангладеш и одним нигерийцем. Трудно сказать, кто был приятнее. За показной прямолинейностью у русских скрывается дружелюбие, хотя, честно говоря, они меньше думают об окружающих.

Россия вообще похожа на Индию — мы почти не говорим с незнакомыми людьми, даже «Привет» не скажем случайным встречным. Русские и индусы многое делают в последнюю минуту. Мы никогда не приходим вовремя. Стыдно признаться, но в Москве мне от этого комфортно: я частенько опаздываю на встречи, и все прочие немного задерживаются, так что можно не переживать.

Меня вообще приятно поразила степень спокойствия жизни в России — я была бы рада остаться здесь после учебы. Конечно, на меня смотрят на улице, но это нормально обращать внимание на иностранцев. Я тоже люблю разглядывать людей — мне страшно нравится, как одеваются ваши бабушки. Все эти платочки…. Даже в таком преклонном возрасте у них есть определенный стиль, манера преподносить себя. Когда я впервые увидела их, то пыталась попробовать так одеться сама. Мне вообще нравится русский стиль в моде. Некоторые ваши девушки даже слишком сильно стараются хорошо выглядеть.

Если когда-нибудь мне придется уехать, то я буду очень скучать по метро: после Японии ваше — лучшее на свете. Быстрые поезда, вайфай, каждая станция — произведение искусства. Случается, что я просто подолгу провожу время под землей — рассматриваю станции. Обожаю «Киевскую» и пешеходный мостик над рекой в том районе — с него прекрасно видны высотки и проплывающие мимо кораблики.

Расстраивают меня в Москве цены на продукты — жить у вас невозможно дорого, и цены растут. За два года, что я здесь, все так сильно изменилось: когда я приехала, доллар стоил около 30 рублей, потом был чуть ли не 80. Разве это хорошо для страны? Очевидно, что Россия сейчас переживает трудные времена, Путин пытается с этим справиться, много граждан его поддерживают. Когда я еду домой, я всегда отвожу родителям футболки с Путиным — с одной стороны, забавно, а с другой — я его уважаю. Да и вы тоже: в такой плачевной экономической ситуации в других странах начинают протестовать, а вы — нет. Мне кажется, русские патриотичнее других народов.

Я ездила на родину Циолковского — в Калугу, видела его дом и Музей истории космоса. Жизнь в русской провинции значительно скромнее, чем в Москве, но удивило меня вот что: там у маршрутных автобусах на крышах размещены огромные канистры с газом, которые держатся на честном слове. Все остальное было замечательно — особенно домик Циолковского. А еще утром я видела рекламу какого-то банка в газете с собаками, летавшими в космос. Вот за что я обожаю Россию — везде космос.