Сегодня, 4 мая, исполняется 100 лет с дня рождения писательницы и теоретика городского планирования Джейн Джекобс, которую называют крестной матерью урбанистики. О том, почему это важно, «Афише Daily» рассказала Дарья Парамонова, преподаватель института «Стрелка» и директор Strelka Architects.

«Большой город не может быть произведением искусства», — написала Джейн Джекобс в 1961 году в своей главной книге «Смерть и жизнь больших американских городов». Тогда от писательницы и активистки досталось и крупным корпорациям — особенно General Motors, отучившей американцев ходить пешком, — и градостроителям-украшателям, уверенным, что главное — это побольше парков и финансовых вливаний.

Джекобс исследовала экономику мегаполисов, социологию пригородов, здоровье городских жителей и их моральный облик, а в книге «Смерть и жизнь больших американских городов» впервые сформулировала основные принципы планирования города для людей. Отринув абстрактное городское планирование, она обратила внимание на важность соседских сообществ, деградацию общественного транспорта и вернула городу человеческий масштаб.

Книга, почти сразу ставшая классикой, включила в себя и личную историю Джекобс, описавшей новые принципы городской жизни на примере своего района Гринвич-Виллидж.

Дарья Парамонова
Преподаватель института «Стрелка» и директор Strelka Architects

«Для человека, который никогда не занимался городами профессионально (она не была ни архитектором, ни градостроителем), Джекобс внесла грандиозный вклад в развитие градостроительства.

Ее журналистские колонки и книги глобально изменили подход к проектированию городов — в них она выявила сущность имеющихся проблем и сформулировала новые параметры, на которых должна строиться городская жизнь. Она выпустила свою главную книгу («Смерть и жизнь больших американских городов». — Прим. ред.) в эпоху агрессивного модернизма, которая требовала от архитектора перелопачивать ткань города, ориентируясь на какие-то абстрактные прогрессивные проекты, которые не учитывали частного человека вообще.

Эти проекты тотально меняли городскую жизнь, которую мы сейчас (в том числе и в Москве) пытаемся реабилитировать с помощью сформулированных ею принципов «нового урбанизма». Противопоставив им невзрачную повседневную жизнь, которую они сметали, не заметив, Джекобс буквально вышла на тропу войны. И сегодня мы уже можем сказать, что она победила, противопоставив веку модернизации маленькую улочку, на которой играли дети, почти не ездили машины и развивался частный бизнес.

Опираясь на историю взаимоотношений со своим районом, она подробно разобрала систему ценностей этой маленькой жизни, более экологичной, ориентированной на человека, приятной.

Сегодня все наши градостроительные искания — это та же самая работа по уточнению масштаба, которую первой начала проводить Джекобс. Мы стремимся к локальному развитию конкретных мест вместо того, чтобы переписывать их с чистого листа. Ведь привычка все сносить, а потом отстраивать заново — это болезненная практика. Джекобс первая обратила внимание на необходимость проводить апгрейд. Насколько мне известно, строительство некоторых крупных проектов даже было остановлено благодаря ей».