Жители Тверского района несколько лет боролись за заброшенный участок и наконец победили. Так на Цветном бульваре открылся народный сквер. «Афиша Daily» поговорила с мундепом Кети Хараидзе о том, как удалось убедить городские власти создать сквер в самом центре столицы.

Кети Хараидзе

муниципальный депутат Тверского района

Когда в 2017 году я стала депутатом, ко мне пришли жители и сказали, что они уже много лет ходят к депутатам, пишут во все инстанции и просят, чтобы на участке около Цветного бульвара сделали народный сквер. Однажды они даже посадили там фруктовые деревья, но позже их вырубили. И никто так и не смог этого добиться, а участок уже выставили на торги.

Мне пришлось писать невероятное количество писем с обоснованием, почему на этом месте должен быть сквер, хотя участок изначально предназначался для учебных заведений. Мне кажется, у людей не получается добиться своего, потому что все обычно пишут письма с требованием построить сквер и все. Но чтобы к тебе прислушались, должна быть аргументация. Вот когда вопрос прорабатывается детально, появляются шансы, что тебя услышат.

Первые ответы всегда были отписками. Но мы не останавливались. Часто когда люди получают одну-две-десять отписок, у них опускаются руки, это неправильно. Нельзя сдаваться, потому что только так появляется шанс, что рано или поздно вы все-таки добьетесь своего. У нас так и получилось: осенью 2018-го Правительство Москвы решило отдать этот участок жителям под сквер.

Началась беготня и писанина в управу и префектуру района. Я постоянно напоминала, что нужно заняться поиском проектной организации.

Весной префектура наконец наняла проектную организацию. Мы собирались с жителями района чуть ли не каждую неделю. На этих собраниях появлялись странные люди, которые предлагали снизу сделать подземную парковку для машин, а сверху сквер. Но было понятно, что если кто‑то начнет стройку парковки, то вместо сквера там появится жилой дом. Поэтому мы эти варианты тоже моментально пресекали. Люди очень внимательно отслеживали все: какой полив будет, какие деревья посадят, где будут стоят тренажеры, какой ширины будут дороги и так далее. Все окружающие корпуса принимали участие в собраниях, потому что это действительно исключительный случай, когда правительство Москвы отдало кусочек ценной земли в центре города под сквер.

Строительство прошло очень быстро. Все сроки были абсолютно соблюдены. Никаких сложностей у нас не возникло, более того, строители предупреждали нас обо всех изменениях в плане. Например, у них не получилось сделать автополив, и они предупредили, что будут сделать ручной. Мы просили их сделать дополнительные точки, и они добавили еще две.

Мы добились своего из‑за постоянного контроля. Может быть, потому что были какие‑то логические аргументы в моих письмах, к которым можно было прислушаться. Может быть, они понимали, что жители действительно готовы отстаивать это место, и не хотели создавать конфликты. На встречи приходили не только все дома окружающих кварталов, но и совсем с концов Тверского района — даже те, кто живет практически у Савеловского вокзала, — потому что это было народное движение. Люди поняли, что от них что‑то зависит.

Но назначение у участка все еще учебное — это значит, что однажды сквер могут снести и построить на его месте что угодно. Сейчас я пытаюсь связаться с Департаментом имущества и Москомархитектуры, чтобы они наконец инициировали публичные слушания. Пока ответа нет, поэтому все время приходится держать руку на пульсе.

Недалеко от сквера находится дом, где жил Высоцкий, — люди даже хотели назвать сквер в его честь, но потом передумали. У нас, районных депутатов, есть полномочия устраивать праздники и я хочу хотя бы раз в год организовывать в сквере вечера авторской песни.