Проект «Арестанты дела 212» запустили флешмоб #СТОП212, цель которого рассказать как можно большему количеству людей о заключенных и ходе процесса. Организаторы раздают всем желающим стикеры для рюкзаков, ноутбуков и телефонов, которые «требуют» прекратить «дело 212». «Афиша Daily» поговорила с создателями и участниками флешмоба.

Маша Черных

Волонтер проекта «Арестанты дела 212»

Как появился проект «Арестанты дела 212»?

Мы собрались из частных групп поддержек фигурантов «московского дела». Есть ребята из группы поддержки Егора Жукова, и ребята, которые помогали Даниилу Конону. Я сама пыталась запустить отдельную кампанию по Алексею Миняйло, но в итоге мы все решили объединиться. Два с половиной месяца назад собрались и поняли: надо топить не за отдельных людей, а вытаскивать всех, потому что дело в корне несправедливо и абсурдно. Сейчас в проекте несколько десятков волонтеров.

Чем занимается проект?

У нас несколько направлений работы. Во-первых, это медиа и информирование. Очень важно, чтобы «московское дело» было на слуху постоянно. И сейчас не нужно особо стараться — следственный комитет все делает за нас. Мы запустили сайт, ведем группы в социальных сетях и телеграм-канал с прямыми трансляциями из судов. Мы также координируем походы на заседания, рассказываем, как нужно туда ходить, сообщаем о пикетах и акциях.

Во-вторых, мы общаемся со знаменитостями. Например, сотрудничали с проектом «Сядь за текст». Кроме того, организовали гуманитарную помощь арестантам: мы наладили передачки, отслеживаем, кому что может быть нужно в данный момент. Волонтеры постоянно держат связь с арестантами и их близкими. Есть специальный чат по передачкам. В СИЗО есть лимиты на человека и при его превышении что‑то действительно важное или передачка от близких может просто не дойти. Любой желающий может вступить в наш чат и также оказывать помощь.

И, конечно, мы постоянно общаемся с юристами и адвокатами — уточняем, что значит та или иная ситуация или решение суда. Консультируемся с ними, когда пишем петиции и статьи, чтобы не навредить.

Также мы открыли сбор средств. Есть примерный бюджет, рассчитанный на одного арестанта. Примерный он из‑за того, что дело развивается, в нем появляются новые фигуранты и ситуация меняется каждый день. В среднем в месяц необходимо 15 тысяч рублей на передачки и нужды самих арестантов, также мы переводим 30 тысяч рублей близким в качестве помощи. Тратим деньги на медиа и продвижение, но это малая часть бюджета. Сейчас, пока дело на слуху и имеет большую огласку, план на месяц мы выполняем. Но потом, вероятно, наступит медийная тишина и начнутся проблемы. Именно поэтому мы ввели формат ежемесячного пожертвования — сейчас набирается около 350 тысяч, что, конечно же, не покрывает все расходы.

© Пресс-материалы
Алла Гутникова

Волонтер проекта «Арестанты дела 212»

Как пришла идея создать акцию со стикерами?

Поворотным моментом для меня стало дело Ивана Голунова. Тогда шутила, что борьба за свободу — это вещество, меняющее сознание, которое я попробовала первый раз у суда по делу о подброшенных наркотиках. Потом были митинги и аресты, я включилась в кампанию «Арестантов дела 212», стала часто ходить на суды, писать письма, пикетировать. Много писала о политзаключенных в соцсетях. Меня читают несколько тысяч человек, но я не понимала, как рассказать остальным. Мне хотелось плакать от бессилия — почему невиновных людей сажают, а жизнь продолжается. В какой‑то момент я была уже готова подходить к людям в метро и спрашивать, не найдется ли у них минутка поговорить о судебном произволе. Потом я вспомнила про акцию Дарьи Серенко #тихийпикет и подумала, что это идеальная форма коммуникации. При помощи плаката на сумке можно, с одной стороны, показать, что нас много, а с другой — рассказать о политзаключенных тем, кто не в курсе. Я обдумывала эту идею несколько недель, а потом столкнулась на метро-пикете с приятелем Игорем Исаковым. Рассказала ему об идее сделать фразу «московское дело должно быть прекращено» (как «Карфаген должен быть разрушен») видимой в общественном пространстве. Игорю понравилась задумка, и мы решили ее реализовать.

Подготовили акцию буквально за 3–4 дня. «Арестанты 212» выделили небольшой бюджет, наша волонтерка Ася сделала макеты, Маша Черных, Леша Миняйло и Катя Голодко включились в кампанию. Замечательный фотограф Саша Софеев сделал нам съемку. Какие‑то площадки для размещения стикеров уже сотрудничали с «Арестантами», куда‑то мы просто приходили и предлагали поучаствовать. Сейчас стикеры можно найти в «Ходасевиче», «Делай культуру», «Кооперативе Черный», Barking Store, Espressium и Сахаровском центре. Еще мы раздавали их на «Возвращении имен» «Мемориала». На первое время напечатали 1500 стикеров формата А5 и 3000 маленьких наклеек на смартфоны — сейчас большая часть из них уже разобрана. Мы рекомендуем людям по возможности печатать стикеры самостоятельно для себя и друзей — макеты доступны на сайте. Во-первых, психологически важно вкладывать собственный временной и финансовый ресурс в общее дело. Во-вторых, так не тратится основной бюджет поддержки арестантов. Но мы, конечно, очень рады и когда забирают бесплатные стикеры на площадках. Наш флешмоб уже поддержали Лев Рубинштейн, Яна Троянова, Мириам Сехон, Татьяна Лазарева, Дмитрий Гудков, Саша Боярская, Юрий Борисов, Надя Толоконникова, Юлия Ауг, Оксимирон и Шило из «Кровостока».

Это по силам каждому человеку — начинать или заканчивать посты в социальных сетях фразой «московское дело должно быть прекращено» и носить стикер на видном месте. Самое страшное, что может произойти, — это забвение.

Игорь Исаков

Волонтер проекта «Арестанты дела 212»

Почему это важный проект?

Я активно участвовал в протестах 2011–2013 годов, тогда власти соблюдали хотя бы минимальные приличия и видимость законности. То, что происходит сейчас, — абсолютный мрак и кошмар. Любой протест может стать модным, эстетически приятным, в каком‑то смысле даже попсовым и в этом нет ничего плохого: когда видишь вокруг много единомышленников, проще осмелиться на прямое действие. Маргинальность протеста обрекает его на радикализм, но это непродуктивно — силой силовиков не победить, только правдой и массовостью. Вот как раз для массовости мы и создали эту акцию. Я испытал невероятные чувства на стотысячных митингах на Сахарова в конце 2011 — начале 2012 года. Ты смотришь в эти лица и понимаешь, что с этими людьми можно построить новую страну. С июня этого года я, к сожалению, неоднократно слышал разные вариации словосочетания «пора валить» от моих талантливых и деятельных друзей. Мне по-настоящему горько это слышать. Сам я никуда уезжать из России не собираюсь, я русский патриот, и мне ужасно дорога наша культура. А еще я думаю, что «московское дело» должно быть прекращено.

© Пресс-материалы
Стас Гайворонский

Основатель книжного магазина «Ходасевич»

Почему решили поддержать проект?

Наши друзья решили напоминать про «дело 212», а мы решили поддержать и, в свою очередь, придумали свою. Кроме стикеров у нас есть полка с книгами лагерников и каторжан, всех, кто как‑то пострадал за убеждения. Там можно найти издания про декабристов, Письма из Сибири Лунина, Солженицына, книгу Кононова «Восстание». В нашей истории независимо от режима власти все всегда идет по кругу. На все книги установлена специальная цена — 212 или 318 рублей.

Доносить информацию — минимум того, что мы можем сделать. Своим бездействием все виноваты в том, как далеко зашла ситуация в России, но большинству не до этого. Мизерное количество людей борется за весь народ.

Все очень плохо, но просвет есть. Лично я три раза ходил на митинги, и все три раза от этого был результат: митинг у Думы, когда посадили и отпустили Навального, Марш матерей, когда двух участниц перевели под домашний арест, и шествие за Ивана Голунова, хоть его и освободили на день раньше.

Стикеры в магазине разбирают моментально и просят отложить. В основном это молодые приятные люди, никакого негатива нет. А для тех, кто боится последствий таких акций, можем сказать так: «Будешь ссать — собака укусит».

Роман Белоусов

Bаrkingstore

Почему рассказывать про «дело 212» важно?

Мы с большим беспокойством наблюдаем за тем, что развернулось после 27 июля. Право на свободу собраний является базовым, но в реальности людей винят и впаивают реальные сроки из‑за того, что они вышли на улицы.

1 сентября мы сами провели день солидарности с заключенными. Главред «Медиазоны» Сергей Смирнов пришел в магазин и рассказал подробности «дела 212», объяснил, чем оно отличается от Болотного и чем похоже.

Поддерживать уровень медийности «дела 212» — это тяжелый труд, у ребят это получается. Поэтому, когда нам предложили минимальное участие, мы с радостью согласились. Считаем, что все делаем правильно.

© Пресс-материалы
Подробности по теме
Не только Павел Устинов: все участники «московского дела» (и как им можно помочь)
Не только Павел Устинов: все участники «московского дела» (и как им можно помочь)