Мы догадывались, что машину Копосов так и не купит, поэтому дали ему iPhone 11 Pro, чтобы он привез крутую фотоисторию. Кажется, у нас получилось!

Максим Копосов

бывший фоторедактор «Афиши Daily», ныне фоторедактор «Т-Ж» и просто хороший парень

В Магадан я отправился за машиной. Да, ребят, за машиной. Получилось так, что Dodge RAM 89 года, который так и не смог оказаться моим, я увидел еще в 2016 году. Все это время тачка регулярно всплывала на сайте объявлений. Долго думал, но все же решился заморочиться и поехать.

Я списался с продавцом и спросил, сможет ли он сделать скидку за такой трип. Продавец сбросил цену с 260 до 180 тыс. рублей, правда, когда я прилетел, поднял ее до 200 тыс. Билеты я брал 3 сентября, за месяц до вылета: за прямой рейс туда-обратно мне пришлось выложить 22 тыс. рублей, самые дорогие стоили 120 тыс.

Эта поездка была пропитана несуразностью и легкомыслием. Все говорили мне, чтобы я был осторожен и что обязательно случится какой‑нибудь ****** [слово, характеризующее очень плохую ситуацию]. И некоторые предпосылки к этому все же были: я летел с пачкой денег, а в аэропорту меня встречал владелец машины, с которым мне предстоял час до Магадана по абсолютно безлюдной трассе.

Пожалуй, на этом месте моя история про покупку фургона заканчивается… Ну, не получилось с ним, и я решил погостить недельку в семье друга, который радушно предложил мне остаться.

Изначально я рассчитывал, что потрачу это время на оформление документов и отправку вэна по железной дороге контейнером в Москву через Владивосток. Если вы успели подумать, что я собирался проехать 5000 км (расстояние между Магаданом и Владивостоком. — Прим. ред.) на 30-летней машине, то смею вас расстроить: там попросту нет дороги; вернее, она таковой является всего несколько недель в году. Здесь бы мне помог грузовой корабль. Такая перевозка обошлась бы в 170 тыс. рублей. Прямого железнодорожного сообщения между Москвой и Магаданом нет.

Подробности по теме
Мы протестировали ночной режим iPhone 11 Pro на вечеринке в «Мутаборе»
Мы протестировали ночной режим iPhone 11 Pro на вечеринке в «Мутаборе»

Оказалось, что Магадан — это далеко, но в то же время так близко. Местные люди немного другие. Они разговаривают по-простому, в их общении нет занудных споров. Все емко и по делу — как я люблю. У людей такая оболочка, которая не пропускает негативное и отдает миру только супертепло. Каждый пытается тебе помочь, что‑то рассказать, чем‑то накормить, показать, что он тебе доверяет. В то же время в людях чувствуется усталость от несправедливости. Там и правда все сложно.

Мне рассказывали, что с городом было раньше и что с ним происходит сейчас. Если вкратце, то ничего не осталось, люди держатся за то, что им удалось нажить. Молодежь в основном уезжает в Москву, Петербург и другие крупные города. Старшее поколение выбирает места потеплее — вроде Краснодара и Белгорода. Здесь часто говорят о переезде, но решаются не все: «Потому что природа красивая, а в остальном здесь делать нечего».

Все рабочее население города задействовано в двух вещах — на добыче золота и рыбы. Первое — очень сложное. Золотодобыча поделена между большими корпорациями (Магаданская область занимает первое место в России по добыче золота — 14-17 тонн в год. — Прим. ред.). Можно добывать самому, получив соответствующую лицензию, но местные не рискуют: «Лучше туда не лезть: тайга большая, и никто тебя там искать не будет». Рыболовные промысел почти развалился. Судов осталось мало, а то, что вылавливается, продают за границу. Цена на рыбу, краба и икру в Магадане такая же, как в Москве. Правда, местные продукты лучше по качеству.

В городе часто говорят про местного предпринимателя, депутата Магаданской областной думы Александра Басанского (шестая строчка российского Forbes; его текущее состояние оценивается в 1,88 млрд руб. — Прим. ред.). Кажется, что все им довольны и ждут, что он поможет региону.

Фотографии, которые вы увидите ниже, я сделал в Магадане и его окрестностях за четыре дня: ходил, знакомился, общался и проводил досуг с пользой. Надеюсь, вам будет интересно их посмотреть.

Вторник — поход с рыбаком Владиславом

Забравшись на сопку, увидел Магадан и какие‑то громадные трубы. Они были частью конструкций пристани или бункера для подводных лодок, который так и не построили.
А это — если смотреть на карту — почти центр Магадана, его набережная. До моря всего километр. Здесь расположены частный сектор и индустриальная зона.
Те же жилые массивы.
Огромный пустырь на главной пешеходной улице города. Раньше здесь была образцовая школа — с высокими потолками и большими оранжереями, — но в 90-е ее снесли.
Насыпной пирс для базы подводных лодок. Теперь на нем рыбачат и проводят досуг местные. Справа можно увидеть город.
Бахнул себя на ширик (широкоугольный объектив. — Прим. ред.), когда залез на сопку.
Частный сектор сливается с индустриальной зоной, в которой царит киберпанк.
Или Fallout.
По пути с сопки встретился с рыбаком Владиславом. Он немного офигел от меня, вышедшего из леса, но в итоге охотно преподал урок ловли и рассказал про местных рыбок. На первой фотографии — барабулька, на второй — карась. Последние здесь встречаются разного цвета — рыбы меняют окрас, в зависимости от места проживания.
Вместе с Владиславом, собаками и рыбами я встретил закат. Солнце красиво садилось между сопок, становилось прохладно.
Владислав сказал, что половит еще 5 минут, но рыба начала лучше ловиться, и рыбак вошел во вкус. Здесь мы проторчали еще с полчаса. Возвращаться пришлось уже по темной дороге, по которой нам нужно было идти около часа. Слава богу, на полпути нас забрала его жена. Мы сели в теплую машину и слушали кантри-рок.

Среда — поездка в Новую Веселую и Старую Веселую

Это два поселка. В первом жил мой друг, который настоятельно советовал там побывать. Затем я пойму, почему.
В окрестностях вообще не весело. Вот два дома, которые стоят почти в поле. Через 100 метров справа от них начинается море. Да, ребят, море! А слева — поле. Больше там ничего нет.
Погода в Магадане непредсказуема: бывает, что утром идет снег, днем он тает, а ночью уже идет дождь. Так было и здесь. Я отошел от Новой Веселой, снег прекратился, и вдалеке появилась бухта Гертнера.
Когда‑то эта бухта была режимным объектом, здесь находился военный порт. Сейчас тут непонятно что.
Большую часть времени я не встретил ни души. Зачем нужна Норвегия, если есть Магадан?! Говорят, что военные, которым некуда было идти, оставались жить в этих летних домиках. Они выполняли функцию сторожей и разнорабочих на своих участках.
Когда я вернулся в город, опять пошел снег. Вокруг все стало, как в игре Max Payne. Под Хаски я отправился съесть шашлыка за 700 руб. и выпить пива за 250 руб. Важная ремарка: лаваш с аджикой стоил мне 150 руб.

Четверг — местный ДК и поселок Палатка

Магаданский Дом культуры, в котором работают 53 человека. Большинство — люди в возрасте. Из молодых — режиссеры и художники.
Палатка находится в двух часах езды от Магадана. Это родной поселок Басанского. На фото — пятиэтажка, которую вывели из заморозки и скоро сдадут под жилье.
Храм, построенный на деньги Басанского и расписанный какими‑то крутыми зодчими. Поставил свечку за москвичей.
Гордость Палатки — искусственный водопад, как в Дубае. Вокруг все шутят: «Зачем нам в Дубай, если он у нас тут и так». Все дома облицованы, утеплены и покрашены.
Артефакты Палатки. Вечером они горят и создают уют, но это не точно. А еще здесь есть кафе, бассейн, в планах — крытый каток. Вообще, досуг в поселке создан по полной.
А вот артефакты, которые уже мало где встретишь. Стиль советского магазина и афиша от руки. Пока ждал автобус, выпил пива и съел местной копченой рыбки.

Пятница — «Маска скорби», пляж и река Ола

Дорога на гору к «Маске скорби». Пока шел наверх, меня нагнали собаки и немного проводили. Вокруг ни души.
Старый маяк по центру и набережная, которую делают для жителей города и туристов (до этого ее в принципе не существовало). Если присмотреться, то можно увидеть табличку «Я люблю Магадан».
Эрнст Неизвестный вместе с местным бетонным заводом возвели «Маску скорби» в память всех, кого погубил советский режим. В статую поместили колокол, который всегда позванивает при дуновении ветра.
Поехал с дядей Вовой в поселок Ола на одноименной реке. Здесь высадились первые экспедиторы Магадана. Теперь тут живет монах. Его я встретил на пляже, собирающего бревна, выброшенные морем.
Пляж Нюкля. Летом, в хорошую погоду, пользуется популярностью. Возможно, даже кто‑то купается. Раньше недалеко отсюда работал завод по переработке селедки. Завода больше нет, а бетонные бочки для засолки рыбы все еще стоят.
Дядя Вова сказал, что вокруг Магадана были одни женские лагеря, а все мосты строили женщины. По легенде, слово «баба» пошло от звука забивания свай в землю: «Ба… Ба… Ба… Ба…» Не знаю, насколько это правда.
Решил сделать на память ночной кадр Магадана и встретил лису. Оказалось, что это сторожевая, все ее подкармливают. Само место по вечерам пользуется популярностью у молодежи.
Подробности по теме
Посмотрите, насколько сильно отличаются фотографии на iPhone XS и 11 Pro
Посмотрите, насколько сильно отличаются фотографии на iPhone XS и 11 Pro