В Москве снесли историческое здание чаеразвесочной фабрики XIX века. В будущем здесь могут появиться дома по программе реновации. Показываем, как выглядела фабрика, и спрашиваем у краеведа Павла Гнилорыбова, почему уплотнение районов оказывается ценнее, чем промышленный модернизм.

© Геннадий Грачев

В конце XIX века одна из богатейших семей дореволюционной России построила в Лефортове на Золоторожском Валу чаеразвесочную фабрику из красного кирпича. Весной 2019 года Московский фонд реновации объявил тендер на снос чайной фабрики Вогау. Ранее здание не смогло получить статус объекта культурного наследия. Районный и городской суды отказали в обеспечительных мерах по сохранению предмета судебного разбирательства, что могло бы воспрепятствовать сносу. Однако Фонд реновации не стал дожидаться решения суда, который все еще рассматривает иск о признании здания объектом культурного наследия.

© pastvu.com
Павел Гнилорыбов

основатель проектов «Моспешком» и «Архитектурные излишества», сотрудник Музея Москвы

Про историю появления здания

Что такое чаеразвесочная фабрика? Чай набирает популярность в Российской империи только в XIX веке. Раньше чай был дорогой — его приходилось доставлять морем через мыс Доброй Надежды, потому что Суэцкого канала не было. За время путешествия чай часто хранили с другими продуктами, и он приобретал неприятный вкус. Представьте: чай и солонина, которые трясутся вместе несколько месяцев. Нужно было сократить путь доставки чая из Поднебесной.

В Российской империи был создан санный путь: через всю Сибирь из маленького пункта русско-китайской торговли чай шел в Москву. Времени в пути это занимало меньше. Москвичи всегда гордились и задирали нос перед петербуржцами, что их чай прямо из самой Сибири, гораздо лучше. Когда чая стало много, его стали расфасовывать в красивые баночки и коробочкиРекламная вывеска «Чай Вогау и К» из собрания Леонида Лифлянда. , которые мы до сих пор находим на чердаках и видим в музеях.

Развесочные фабрики были очень распространенным явлением в Москве. Их располагали на тогдашней окраине города, за Третьим транспортным кольцом или поблизости, как случилось с фабрикой Вогау.

© «Архнадзор»

Про снос

Промышленный модерн, к сожалению, пока не имеет в глазах общества такой общепризнанной ценности, как дома других эпох. И если виллами и особняками Шехтеля и Кекушева готовы восторгаться, то модерном в виде завода в Мытищах — пока нет.

При Сергее Собянине сносы переместились из центра города на окраины, где труднее это отследить, где активисты и градозащитники узнают о ситуации через несколько дней или через несколько недель. Многие такие места перед программой реновации просто беззащитны. Среди многоэтажек, среди домов эпохи индустриального домостроения именно они создают ощущение исторического города и создают культурный ландшафт в этих районах.

Это здание было ценным. Пусть у него и не было больших статусов. К тому же сейчас охранные статусы не всегда защищают.

Смириться с этим сложно. Не из всех промышленных зданий можно сделать «Флаконы», «Винзаводы», «Хлебозаводы», «Трехгорки». Мы будем продолжать нести потери, пока не найдем новые функции, а их десятки: от большого танцпола до городского рынка. Сейчас вопрос о смене функции не стоит — речь о варварстве и желании уплотнить район.

© Геннадий Грачев
Подробности по теме
Посмотрите на здание библиотеки ИНИОН, которое мы потеряли
Посмотрите на здание библиотеки ИНИОН, которое мы потеряли