Стодвадцатилетний Асташовский терем — музей-гостиница с уникальным интерьером, на кухне — продукты от фермеров, на территории — фестивали и арт-объекты. В окрестностях — озера, опустевшие храмы и исчезающая история русского села. Бизнесмены Андрей Павличенков и Ольга Головичер рассказали «Афише Daily» о новой жизни памятника резного зодчества.

© Дмитрий Алексеев
Ольга Головичер
Андрей Павличенков

Традиции русского сумасбродства

Терем в Асташово  — часть ушедшей культуры крестьян-отходников, живших на севере Костромской области. Отходники были не крепостными людьми, а государственными, поэтому свободно могли отправляться на заработки. Все они были первоклассными строителями — возводили дома и виллы для заказчиков в Петербурге. Возвращаясь к себе в деревню, строили терема, перекладывая столичный опыт на собственное понимание красоты. Всего в этой местности было порядка 100 домов, деревянных и каменных, возведенных отходниками для своих семей.

Мартиан Сазонов построил терем в Асташово за два года, с 1895-го по 1896-й, в центре деревни. Сейчас в это сложно поверить — вокруг один лес. По воспоминаниям местных старожилов, перед домом был большой пруд, сообщавшийся с прудами меньшего размера. Были и хозяйственные постройки — ледник и беседка, — а также фруктовый сад и аллея, тянувшаяся вдоль парадного фасада.

Терем пережил годы запустения после революции: до 40-х был закрыт на замок, в 1942-м стал центром всех событий деревни. Второй этаж заняли почта, медпункт, сельсовет и контора колхоза, нижний этаж дома отдали под сельский клуб с библиотекой и кинозалом. В начале 70-х годов все организации съехали из‑за укрупнения Асташовского сельского поселения. Постепенно рядом с теремом не осталось ни одного жилого дома. Как и все бесхозные дома в селе, терем в течение многих лет растаскивали на стройматериалы — местные забирали полы, печной кирпич, рамы, наличники, двери. Мы нашли его во время экспедиции по местным деревням в конце 2000-х благодаря книге «Памятники архитектуры Костромской области». И нам захотелось эту китчевую, броскую, но очень особую красоту сохранить.

© Дмитрий Алексеев

История покупки

Утраты были титанические — было понятно, что нужна реставрация. Действовать требовалось оперативно. Был план найти каких‑нибудь олигархов, чтобы они перевезли терем на Рублевку и там восстановили. Еще мы пробовали определить его в музей деревянного зодчества в Костроме (Костромская слобода — территория под открытым небом, куда свезены памятники деревянного зодчества из удаленных деревень области. — Прим. ред.), ходили на встречи с губернатором, но получили ответ «денег нет». К тому же у Асташовского терема не было даже статуса памятника архитектуры.

Мы поняли, что нет вариантов, кроме как заняться воссозданием самим. Начали считать бюджет покупки и реставрации — думать над концепцией новой жизни. Сумма получалась сравнимой со стоимостью дачи в лучших местах Подмосковья. Сама по себе история терема романтическая — и то, как он был построен, и как мы его восстановили, но только романтическими историями жив не будешь. Решили, что кроме музея крестьянского быта здесь будет отель. Так появилась концепция путешествия в настоящую русскую глубинку — довольно сказочную.

© Дмитрий Алексеев

Путешествие терема и «Асташовский Дамаск»: процесс реставрации

Чтобы отреставрировать терем, его пришлось полностью разобрать и отвезти на реставрационную базу в Кириллове на севере Вологды. Десять лет назад ни дороги, ни электричества, ни жилья для команды реставраторов в Асташово не было. Проектом руководил Александр Попов — реставратор-деревянщик, который также работал над усадьбой Поленова в Тульской области и многими объектами деревянного зодчества на Русском Севере. В его команде было два ключевых архитектора — Антон Мальцев и Антон Бабичев. Они восстановили утраченную лестницу, отрисовали заново все резные элементы и каждую деталь фасада. После возвращения терема в Асташово над внутренней отделкой работала белорусская команда деревянщиков, которую мы нашли по рекомендации. Все это фантастической ответственности и четкости люди.

Очевидно, что крестьянин-миллионщик Мартьян Сазонов вдохновлялся проектами архитектора Ропета, одного из основоположников псевдорусского стиля в архитектуре и автора русских павильонов на Всемирной выставке в Париже в 1878 году и в Чикаго в 1893 году. Эскизы и чертежи его загородных домов публиковались в альбоме «Мотивы русской архитектуры», но никакой документации по строительству Асташовского терема нам не удалось найти. Реставраторы восстанавливали архитектуру дома по уцелевшим деталям.
Например, по сохранившемуся куску обоев воссоздали изначальный рисунок — помог британский профессор Роберт Вестон, работавший со многими старинными английскими поместьями. Потом он даже добавил паттерн в свой каталог под названием «Асташовский Дамаск». Старинные печные изразцы в течение полутора лет восстанавливала фирма «Паллада» из Петербурга. Цветные витражи были полностью утрачены, новые, как роспись стен «под мрамор», делали по ориентирам на проекты того времени.

© Дмитрий Алексеев
© Дмитрий Алексеев
© Дмитрий Алексеев

Музей-отель: очарование крестьянского быта

Обстановка терема и всех номеров были спроектированы с нуля, но в соответствии с изначальным планом дома. Резные кровати, шкафы, прялки, стулья и столы мы подбирали, ориентируясь на аналоги времени, когда терем был построен. Первый этаж получился «крестьянско-деревенский», здесь есть несколько номеров и большая столовая с настоящей печкой. Второй — «буржуазно-городской», тут расположены номера для гостей, детская комната и парадная гостиная с музейной экспозицией. Названия комнат даны по наименованием рек, которые есть в округе, — Вига, Нея, Ракостель, Ида и др.

Для музея мы собрали мебель и предметы крестьянского искусства, атрибуты века, периодику того времени и фотографии. Восстановить историю и создать сторителлинг нам помогла куратор образовательных и музейных проектов Алена Каменская. Аудиогид с инфракрасным датчиком позволит гостям прослушать истории в произвольном порядке и в удобное время. Частично расходы на экспозицию покрыл грант Потанина — и это единственная сторонняя инвестиция в этот проект, все расходы на реставрацию — собственные средства нашей семьи.

На чердаке экспозиция продолжается, там находится музей советского времени — медпункт, библиотека и кабинет председателя сельсовета. С башни, в которую можно попасть через светлицу, открывается вид на окрестности и глухой лес. Также в тереме работает сувенирный магазин, где можно купить продукты и изделия местных жителей.

Неповторимая атмосфера русской дачи была бы невозможна без команды — управляющего, экскурсовода, повара, горничных, местных жителей и наших московских друзей, которые помогают в течение этих десяти лет.

© Пресс-материалы

Что делать в Асташово

Асташово находится вдали от жилых деревень в лесу — здесь легко забыть о городской суете. У нас часто снимают весь терем целиком отпраздновать день рождения, корпоративные клиенты приезжают на стратегические сессии, мы проводим собственные события — Масленицу, «Русалью неделю», забеги. Зимой планируем запустить недельную программу катаний на снегоходах. Вокруг терема много романтических руин посреди леса — церкви, заброшенные монастыри, — куда можно дойти только пешком.

Полуторачасовоя прогулка по лесу вокруг терема — шанс увидеть объекты, созданные молодыми архитекторами в рамках фестиваля «Древолюция» в 2018 году, а также заброшенную церковь в Озерках, искупаться на озере и поплавать на весельной лодке

Лодочная прогулка по лесной реке Виге займет не менее двух часов. Купание, пикник или обед на костре, лесистые берега, норы бобров, останки водяных мельниц. Есть варианты сплавов на целый день или несколько дней, в том числе по другим местным рекам.

Можно отправиться на обзорную экскурсию по древнему торговому городу Галичу, бывшей столице удельного княжества. Рыбная слобода с характерными избами и заливными огородами, особняки купцов и ремесленников, торговые ряды и церкви стоят целого дня. Или по крошечному старинному городу Солигалич с посещением Рождественского собора с иконостасом — образцом костромской декоративной резьбы — и войлочного цеха со столетними машинами, до сих катающими валенки.

Устроить поход в заброшенную усадьбу Нероново — 8 километров по заросшим медоносами полям. Дворец, флигель управляющего; храм с резным иконостасом, исчезнувшие пруды, «философский» парк, остатки теплицы, сыроварни, ледника, купальни и прачечной. Погореловский терем — вторая интересная точка, о которой лучше узнать на месте.

© Дмитрий Алексеев

Про работу с местными

Окрестные жители терем и всю эту историю очень любят и, скорее всего, благодарны за то, что мы не увезли его ближе к цивилизации, хотя такие мысли были. В деревню Асташово Чухломского района едут туристы, про нас пишут, показывают по телевизору, а раньше Чухлома было просто смешным названием. Местные приезжают трудовыми коллективами, сельсоветами, семьями, школьными классами, приходят на поляну перед теремом в дни больших праздников и летние выходные.

Это сложилось не сразу — все, что необычно и ново, в сельской местности требует довольно долгого принятия. Местных волонтеров на проекте не было — люди в деревнях занимаются своими делами, вполне оправданно считают, что они живут тяжело, и тратить свое время на частном объекте не будут, но даже идея прийти поработать возникла не когда началась стройка, а через несколько лет. И только когда интерьер отеля был закончен, нам стали приносить из амбаров или дальней избы фантастической красоты старинные вещи — расписные шкафы, прялки и игрушки. И с продуктами то же самое: в отеле мы кормим гостей — покупаем местные продукты, но еще не все поняли, что можно увозить грузди и землянику не в Кострому и в Москву, а к нам. Сейчас работаем над собственным меню вместе с Марьяной Орлинковой, бренд-шефом терема. Собираемся немного перепридумать русскую кухню и двигаться в сторону изобретательной и высокой.

Все, что происходит в сельской местности в России, — особый процесс (и хорошо понимать его заранее, чтобы не разочаровываться), но в этом очень много правды и красоты.

Подробности по теме
Как работает фонд «Внимание», который спасает старинные здания по всей России
Как работает фонд «Внимание», который спасает старинные здания по всей России