Глава МВД Владимир Колокольцев заявил, что уголовное дело Ивана Голунова прекращено «в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления», а полицейские, задержавшие журналиста, отстранены от работы. «Афиша Daily» рассказывает, как друзья, коллеги и другие неравнодушные встретили Ивана после отмены ареста.

В 17.00 сообщение о том, что Ивана Голунова освобождают от ответственности, разлетелось по всем СМИ и телеграм-каналам, а уже через полчаса у здания Главного следственного управления МВД России собрались десятки журналистов. Именно туда должны были привезти Ивана, чтобы официально снять все обвинения.

«Такая гробовая тишина, будто все боятся спугнуть», — говорит кто‑то из толпы. Журналисты обступили здание со всех сторон: кто‑то стоит у ворот, кто‑то выжидает рядом с забором у главного входа, а кто‑то — у черного. С каждой минутой людей становится все больше, но они мало общаются между собой, потому что все внимание приковано к двери. Она периодически открывается, все судорожно хватаются за камеры, но безуспешно — из здания выходит очередной сотрудник. Так повторяется несколько раз в течение двух часов.

«Ну где же он уже?» — спрашивает кто‑то из стоящих у забора. «Может, попробовать позвонить Ване?» — отвечает редактор отдела расследований «Медузы» Алексей Ковалев и непосредственный начальник Голунова. «Да, звони и говори: «Ваня, где статья?» Он, наверное, теперь всегда будет отвечать: «Извини, не могу сейчас говорить, меня принимают».

В 19.39 ТАСС со ссылкой на источник в правоохранительных органах сообщает, что Ивана Голунова ознакомили с постановлением о прекращении дела и сняли браслет слежения. Кто‑то предлагает начать кричать «Ваня, выходи!» или «Ваня сегодня выйдет?».

«Иван — мой хороший знакомый, мы с ним вместе работали на «Дожде». Конечно, я ни секунды не сомневалась в том, что он невиновен, — говорит Мария Лекух, шеф-редактор «Свободы». — Но до сих пор не могу осознать происходящее. Я надеюсь, что всех виновных накажут, но я не верю, что это произойдет. Конечно, надо пристально следить за этим. И вот сейчас я увидела много людей, которые [это] умеют и готовы следить. Поэтому надеюсь, что руку с пульса никто не снимает».

Наконец, еще через полтора часа, из здания следственного управления выходит Иван Голунов. Он улыбается и, смущаясь, подходит к забору, чтобы всех поблагодарить. В это время толпа начинает аплодировать и скандировать: «Ваня! Ваня!»

Голунов проходит вдоль забора, постоянно повторяя «Спасибо!». Кто‑то пытается пожать ему руку, кто‑то просто машет, а кто‑то даже протягивает букет белых роз, но Иван отказывается — говорит, что не может их взять. На выходе его окружают десятки журналистов.

«Лучшей моральной компенсацией для меня будет, если таких дел никогда больше заведут. Я и дальше буду заниматься своими расследованиями. Надеюсь, что никто не окажется в такой ситуации, как я. Чувствую себя нормально, нужно прийти в себя. Вероятно, мне придется очень много работать, чтобы оправдать ваше доверие», — заявил толпе Голунов.

Друзья журналиста просят собравшихся дать Ивану спокойно уехать домой, но вопросы не заканчиваются. Спустя еще полчаса кто‑то спрашивает Ивана, что он будет делать в ближайшее время. «Я очень хочу к своей собаке», — отвечает он. А собака Марго уже ждет своего хозяина у здания следственного управления.

Подробности по теме
«Систему можно только заставить быть человечной»: почему арест Голунова возмутил всех
«Систему можно только заставить быть человечной»: почему арест Голунова возмутил всех