Уже несколько месяцев жители Архангельской области массово протестуют из‑за строительства мусорного полигона на юге региона. При этом власти связывают недовольство с «неосведомленностью людей». «Афиша Daily» попыталась разобраться в происходящем на стройке экотехнопарка «Шиес».

С чего все началось?

В октябре 2018 года представители компании «Технопарк» показали презентацию экотехнопарка «Шиес», строительство которого должно было решить различные инфраструктурные и социальные проблемы региона. В рамках сотрудничества Москвы и Архангельской области власти планируют обновить дорожно-транспортную сеть и коммунальную инфраструктуру, а также предоставить 500 рабочих мест с зарплатой от 44 тыс. рублей (средняя зарплата в Архангельской области — 47,5 тыс. рублей).

Что собираются строить?

Цель проекта — ликвидация свалок и создание современной инновационной инфраструктуры по размещению и утилизации твердых бытовых отходов. В течение 20 лет каждый год туда планируют свозить по 500 тыс. тонн переработанного мусора в брикетах, завернутых в пленку. При захоронении на полигоне такие отходы будут разлагаться более 30 лет.

Почему недовольны местные жители?

На Шиес будет вывозиться мусор не только из Архангельска, но и из Москвы. Полигон строится на болотистой местности — жители опасаются, что загрязненные стоки могут попасть в реку Вычегду (приток Северной Двины) и дойти до города.

С ноября 2018 года по всей области регулярно устраивают митинги. Самый крупный прошел 7 апреля: тысячи людей потребовали закрыть строящийся полигон и отправить региональное правительство в отставку. Сразу после митинга в Архангельской области началась бессрочная акция протеста, а на следующий день полиция задержала несколько участников акции, среди которых были ее организатор Елена Калинина, а также главред местного издания «НД29» Евгений Богучарский.

© vk.com/pnparh
Дмитрий Секушин

активист общественного движения «Поморье — не помойка!»

«Сейчас стройка на Шиесе временно приостановлена, точнее — заморожена благодаря нашим активистам. Строительная техника не может работать из‑за нехватки топлива. Оно поставлялось незаконно: бензовозы шли по лесным дорогам, которых нет на картах. Также мне известно о попытках доставки топлива по железнодорожным путям, что тоже является нарушением: станция Шиес — пассажирская, там запрещены погрузочно-разгрузочные работы.

С 22 февраля наши активисты блокируют поставку топлива. Полицейские пытаются их разогнать: постоянно проверяют документы у вновь прибывших членов движения, ищут оружие у жителей поселков Урдома и Мадмас. Говорят, что боятся вооруженных столкновений, но оснований для этого никаких нет, потому что у нас ненасильственное сопротивление. И жители области тоже это прекрасно понимают.

26 апреля [на место будущего полигона] приехали сотрудники Росгвардии. Говорят, их тоже на товарняках привезли. Зачем — непонятно, с активистами они не общаются. Просто ходят в балаклавах с грозным видом, всех обыскивают и проверяют палатки. Насколько мне известно, сейчас там несколько десятков гвардейцев, порядка 20 полицейских и не меньше 150 активистов.

Депутаты разных уровней периодически выражают нам поддержку. Многие на нашей стороне, и это действительно заметно. Они пытаются продвигать законодательные инициативы по запрету ввоза мусора, организовывать предоставление центральных площадок для митингов, но все безуспешно. А со стороны администрации не было ни одной попытки выйти с нами на контакт и объяснить происходящее.

Мы пытаемся всеми возможными способами достучаться до власти: люди пишут петиции и жалобы, но это пока не работает. Самое действенное наше оружие — это активисты, которые задерживают строительство, и соцсети, где мы можем распространять информацию [о происходящем]».

Константин Добрынин

экс-сенатор от Архангельской области, адвокат, статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов РФ

«Кто предложил строительство мусорного полигона — этот вопрос лучше задать губернатору Архангельской области. Но ответ важно знать, поскольку именно в нем, возможно, кроется разгадка и ошибки, и последовавшего за ней публичного федерального скандала, который длится уже более полугода.

Мне понятны причины, побудившие областную власть искать в мусоре дополнительные источники финансирования региона. И среди этих причин мы едва ли найдем желание навредить. Мусор — это, безусловно, золотое дно, но есть несколько «но». Это сложнейший проект, которому необходима доскональная юридическая проработка. При всем уважении к моим бывшим коллегам из Поморья, в данном случае они подошли к вопросу довольно легкомысленно и не вполне профессионально. Я не знаю коллег-юристов, специализирующихся на подобных вопросах, которые были бы привлечены к проработке проекта. Сама же региональная власть, к сожалению, не улавливает разницы между хранением и захоронением отходов.

Захоронение — изоляция отходов в специальных хранилищах с целью предотвращения попадания вредных веществ в окружающую среду. При таких условиях отходы остаются закопанными навсегда — а это уже совсем другие инвестиции в проект и в регион.

Важно отметить, что если инициатива о захоронении мусора шла из Москвы, то карт-бланш на изменение условий проекта до сих пор находится у Поморья. Нужно не стесняться отстаивать свои интересы и выбивать для области действительно комфортные и выгодные условия. Если же это была инициатива губернатора, то нет ничего зазорного в том, чтобы поставить на паузу обсуждение вокруг проекта и провести работу над ошибками.

К тому же власти действительно слишком поздно сообщили о планах создания полигона. Уважительный и открытый диалог до сих пор не состоялся — это вторая ошибка. В этом кроется глобальная проблема современной российской власти: она искренне считает, что все знает и ей нечего спрашивать у народа.

Надеюсь, что речь все же идет не о всероссийской помойке в Поморье. У нас действительно большие проблемы с мусором, но я убежден, что не стоит их так грубо решать с помощью прекрасного Русского Севера».

© vk.com/pnparh
Алексей Киселев

руководитель токсического отдела Гринпис в России

«Экотехнопарк — это красивое название для маркетинга. У этого проекта есть техническое задание, где написано, что его назначение — прием и размещение неутилизируемых фракций твердых коммунальных отходов. Поэтому можно называть это место как угодно, но суть одна: в Архангельскую область поедет мусор, с которым Москва не захотела разбираться.

До сих пор нет никаких официальный документов в открытом доступе. Я видел только это техническое задание, презентацию и видеоролик. Насколько я понял из представленных данных, в Москве появилось три цеха, куда привозят мусор, — в Таганском районе, Чертаново и Люберцах. Там его измельчают, чистят от органики, прессуют и заматывают в пленку. Эти пленочные блоки как раз и собираются везти в Архангельскую область.

А вот что именно будут делать с этим мусором, пока не совсем понятно. Сначала губернатор Орлов говорил, что люди протестуют от незнания, а он всю проектную документацию видел и убежден, что все хорошо. А потом на своей странице в «ВКонтакте» написал: «Что же все-таки происходит — будет Шиес или нет? Экология региона погибнет, если проект будет? Ответов на эти вопросы сегодня нет и у областного правительства. Более того — их нет ни у кого».

Тот самый видеоролик

В начале апреля было опубликовано письмо от архангельского управления Росводресурсов. Там написано, что Шиес расположен в границах зоны санитарной охраны источника питьевого и хозяйственно-бытового назначения города Коряжма. А значит, там нет возможности строить объект с целью захоронения отходов.

Перед принятием решения о строительстве должна проводиться крайне важная процедура — оценка воздействия на окружающую среду. Ее не было, а стройка уже идет, техника стоит, лес вырубается.

В России четко отрегулирован процесс перевозки отходов. Для того чтобы перевести пакет мусора из одного города в другой, необходимо, чтобы пакет был включен в территориальную схему обращения с отходами региона-экспортера, а между регионами был подписан договор о принятии отходов. Этих документов у Шиеса тоже нет.

Для Москвы, Петербурга и Севастополя мусорной реформы не существует: эти города до 2022 года ввели для себя мораторий. Поэтому никакой территориальной схемы, где был бы Шиес, у Москвы нет. Соответственно, и договора быть не может».

Подробности по теме
Зеленая страна: как вывести 10 тысяч человек на уборку улиц и совсем не потратить денег
Зеленая страна: как вывести 10 тысяч человек на уборку улиц и совсем не потратить денег