Половина населения Монголии до сих пор живет в степи, другая осваивает городскую инфраструктуру. В городах многоквартирные дома соседствуют с юртами, а люди знают только язык своего региона (аймака). Корреспондент «Афиши Daily» Алексей Стрижов проехал Монголию насквозь, чтобы посмотреть, как живут центры аймаков, куда не заезжают туристы.

Улгий

Граница и местная еда

Баян-Улгий — самый западный аймак страны, который граничит с российской Республикой Алтай. Его административный центр, город Улгий, — парадоксальное сочетание монгольских пейзажей и казахских обычаев. Он будет подготовкой к центральной части Монголии: здесь еще можно найти тех, кто знает иностранный язык, и полюбоваться горами монгольского Алтая.

Сюда через российско-монгольскую границу меня перевезли на своей «буханке» два местных казаха — Беку и Лешер. Их машину я поймал на Чуйском тракте, еще на территории России; ребята не говорили ни на русском, ни на английском, поэтому дорога прошла почти в полном молчании. Горные пейзажи постепенно сменялись кочевнической степью. Кстати, местные КПП пропускают только машины, поэтому нужно обязательно поймать попутку. Мне очень повезло с попутчиками — та же «буханка» привезла меня в Баян-Улгий.

Около пяти часов в пробке неподалеку от границы у села Ташанта — и я стал иностранцем: «сайн байна уу, Монголия», то есть «привет, Монголия». Или, как лучше сказать в казахском Улгие, — «салам алейкум, Монголия».

1 из 3
2 из 3
© Marka/GettyImages.ru
3 из 3

Если вы не готовы в Монголии питаться исключительно консервами или только в дорогих ресторанах, придется есть много бараньего мяса. Кроме того, вся еда и чай будут только на бараньем бульоне — смиритесь.

Осенью в Улгие проходит фестиваль орлиной охоты — праздник беркутчи (так называют себя охотники), — считается, что эта традиция досталась от казахов. Конному наезднику с орлом даже посвящен памятник в центре города. Само действо завораживает: вот птица сидит на руке беркутчи, а через секунду летит за убегающей лисицей.

На границе степи и леса, на пересечении культур Монголии, России, Казахстана и Китая, стоит побывать, чтобы начать погружение в жизнь городов центральной Монголии, которые слабо соприкасаются с чем-то культурно другим. Сняв палатку с берега реки Ховд, где провел одну ночь, я отправился дальше. Мой путь лежал в соседний аймак — в главный неофициальный город Западной Монголии, куда я добрался на местном небольшом автобусе, наполненном монголами.

Что есть на западе

Обязательно попробуйте местные буузы, которые похожи на русские пельмени, но еще больше — на казахские манты. В местной столовой, где мы остановились после пересечения границы, Лешер научила меня правильно их есть. В пельмень, который напоминает юрту с дырой под дымоход в центре крыши, капают соевый соус — мясо пропитывается, и только после этого надкусывают тесто. Сначала нужно выпить бульон, затем можно есть начинку. Запивают монгольским чаем — в столовых и кафе он подается в термосе — соленым, на молоке и бульоне. В общем, напиток на любителя.

Ховд

Столица западных буддийских кочевий

В Монголии больше половины населения — буддисты. Западная часть страны — более дикая, неосвоенная и, как мне показалось, кочевая — считает своим центром именно город Ховд. Но стоит приезжать не в сам город, а в его окрестности. На окраине Ховда расположен главный буддийский монастырь запада страны — Гандан Пунцаг Чойлон Хийд. В нем можно попросить молитву с пожеланием хорошей дороги. Настоятель монастыря приятно удивился, когда я дал ему 7000 монгольских тугриков, это меньше 200 рублей по курсу 2018 года.

Ховд — озерный край. Поэтому обязательно стоит посетить озера — именно здесь живут традиционные кочевники. Некоторые из них не только не ездили в другие страны, но и не покидали территорию аймака. Будьте готовы, что ваш язык здесь никто не поймет.

Для общения с кочевниками я использовал онлайн-переводчик. Точнее, скриншоты с переведенными вопросами, потому что интернета в степи практически нет. Но все же большую часть времени в юртах я улыбчиво и молча показывал местным жителям фотографии и видео из России. Особенно интересными им показались записи с последнего Alfa Future People.

Я проехался по еще нескольким столицам западных аймаков Монголии, но так и не встретил чего-то интересного или непохожего на все остальное. После странствования по западу я попал на юг страны, в аймак Умнеговь, едва ли не единственный оазис посередине пустыни Гоби. За ним, южнее, уже тянется дорога в Тибет.

1 из 6
2 из 6
6 из 6

Сколько стоит транспорт и жилье

Дорога обойдется на обычном рейсовом автобусе из любого города запада Монголии в Улан-Батор обойдется в 60–70 тысяч тугриков (около полутора тысяч рублей). На меньших расстояниях между городами можно встретить что-то вроде маршрутки и проехать всего за 40 тысяч тугриков — чуть больше тысячи рублей.

Цены на жилье стабильно держатся от 40 до 80 тысяч тугриков, то есть 1000–2000 рублей, за ночь в двухместном номере с душем. Но сумма сильно варьируется от города к городу. В одном населенном пункте за тысячу рублей предложат двуспальный номер с вайфаем, горячей водой, тапочками и одноразовой бритвой с увлажняющим гелем. В других — номер с общим туалетом на этаже обойдется в 70 тысяч тугриков. Самый дешевый вариант — не дороже 40 тысяч практически в любом городе, где я был, — поселиться в юрте.

Даланзадгад

Семьдесят источников посреди пустыни

© Timothy Allen/GettyImages.ru

Песчаной пустыни в Монголии практически нет. В Гоби растут небольшие кустарники, загЗаг, или саксаул — род растений семейства амарантовых., пасутся верблюды, а в межсезонье идут дожди. Но если захочется посмотреть именно на пески, следует ехать именно сюда, в Даланзадгад, город «семидесяти источников» в переводе с монгольского.

Прямой дороги с запада страны сюда, к самому южному городу Монголии, не найти — удобнее всего сначала доехать до Улан-Батора, а оттуда — до Даланзадгада. Я же снял машину с водителем и проехал из Арвайхээра (столицы южного аймака Уверхангай) через всю пустыню практически по бездорожью. Дорога обошлась мне в 500 тысяч тугриков (почти 12 500 рублей), но это еще отличная цена, за которую пришлось торговаться.

1 из 2
2 из 2

Встретятся и громадные пески Хонгорын-Элс, и ярко-рыжего цвета каньон Баянзаг, а вместе с ними — дорога, которая соединяет Монголию с Тибетом. В стороне от города расположены своего рода ворота в загадочную страну Шамбалу. Я попросил водителя проехать через Баянзаг, чтобы увидеть песчаную пустыню.

Если на западе страны можно встретить повсеместные упоминания монгольских петроглифов, древней наскальной живописи, то Даланзадгад — настоящее царство статуй динозавров. Но ехать сюда стоит не ради города, а именно для путешествия по пустыне, потому что городская жизнь незамысловата, а территорию можно обойти за день.

Хархорин

Столица Чингисхана

Монголы первую столицу империи Чингисхана называют Хархорин, хотя изначально это Каракорум. Это достаточно туристическое место — менее чем в 400 км от столицы Монголии, Улан-Батора. Здесь я оказался еще раз, проехав насквозь пустыню Гоби.

Несмотря на популярность Хархорина, ехать сюда стоит хотя бы для того, чтобы посмотреть на старейший буддийский монастырь Монголии Эрдене Дзу. Я советую прийти в него дважды — днем и на закате. Днем можно посетить храмы, давно уже ставшие музеями, а ближе к вечеру — встретить один из самых лучших закатов своей жизни — солнце будет опускаться сначала к ступам, стоящим по периметру монастыря, а потом скроется за грядой гор.

1 из 3
2 из 3
3 из 3

В стране исповедуют северный буддизм — это отражено в убранстве храмов. Внутри монастыря есть не только огромные статуи будд, но и храмы, посвященные памяти далай-лам прошлого и изображения загадочной страны Шамбалы.

В Хархорине, на берегу реки Орхон, которая протекает сбоку от города, я на несколько дней разбил палатку, чтобы почувствовать себя кочевником из прошлого: сон под звездным куполом всего в паре километров от столицы — одной из самых великих империй прошлого. Но из-за сильного ледяного дождя несколько раз я приходил ночевать в город — в несезон здесь пустует масса постоялых дворов с недорогими юртами.

Улан-Батор

Юрты, «Санктпетербург» и «Битлз»

После почти месяца скитаний по Монголии, мне нужно было ехать в столицу. Слово «Улаанбаатар» на устах едва ли не у всех монголов — где бы вы ни находились, все дороги ведут сюда. Несколько часов в пути на автобусе — и я попал в бывшую Урга, столицу Внешней Монголии, которая превратилась в Монгольскую Народную Республику в начале XX века.

Сегодня город отстроен: в нем есть даже многоэтажки, чего нет во всей остальной — одноэтажной — Монголии. Посмотрите на него как на альтернативную историю России: советская застройка встречается с широкими улицами и современным, даже московским, темпом жизни. При этом на улицах есть продовольственные киоски и напольные весы для взвешивания прохожих за небольшую плату.

Рекомендую посетить местный исторический музей, очень интересный. Будьте внимательны — в Улан-Баторе есть два исторических музея: один посвящен динозаврам, другой — местной истории, который вам и нужен.

© Tuul & Bruno Morandi/Gettyimages.ru

В Улан-Баторе сильнее всего заметно, как смешиваются степь и город, местная и иностранные культуры, прошлое и настоящее. На окраинах люди живут в юртах, в городе встречаются памятники буддистского наследия, а многие местные по прошлому, связанному с Советским союзом, помнят русский язык. Одновременно с этим современная жизнь обрастает западными брендами и образами. Например, в одном из центральных скверов Улан-Батора установлен памятник «Битлз». А в самом центре Улан-Батора, у остановки автобуса «Санктпетербург», расположена площадь Сухэ-батора, основателя современной Монголии.

Прогулка при ночном освещении напоминает заставку «Карточного домика», только вместо Линкольна у здания парламента восседает основатель могучей Монголии — Чингисхан.

За сувенирами лучше всего идти на местный рынок, который расположен на юге города. Там встречаются вещи, которые сохранились в единственном экземпляре. Кроме того, на лавках пестрят статуэтки будд, Ленина и лапки ежиков для шаманских обрядов.

Я покинул Монголию на поезде «Улан-Батор — Иркутск» — и уже через день снял квартиру в городке на берегу Байкала. Но еще долго был восхищен пейзажами, красоту которых трудно передать словами, и ощущением, что прикоснулся к величию цивилизации, совершенно непохожей ни на что другое.