На прошлой неделе Александр Кибовский уволил нескольких руководителей культурных учреждений, и «Афиша Daily» опубликовала их реакцию. Теперь — мнение другой стороны.

Что произошло

В начале марта без объяснения причин глава Департамента культуры Александр Кибовский уволил директора музея «Царицыно» Наталью Самойленко, за которую вступился директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Официальной причиной увольнения стала проверка ФАС, которая выявила неправильно проведенные тендеры на уборку территории парка. Сейчас идет судебное разбирательство по этому поводу.

10 марта департамент объединил «Центр музейного развития» и «Выставочные залы Москвы». Работы лишились главы обеих площадок, новую структуру возглавила директор Музея Москвы Алина Сапрыкина. Московские деятели культуры посчитали увольнения незаконными.

23 марта появилась информация, что вице-мэр Леонид Печатников негласно запретил Кибовскому увольнять подчиненных без его ведома, однако сам Печатников опроверг эту информацию.

Что говорят уволенные

Директор «Центра музейного развития» Татьяна Гафар рассказала, что ей предложили написать заявление на увольнение «по собственному желанию» после того, как она отказалась возглавить объединенный центр и «Выставочные залы Москвы». Бывший директор «Выставочных залов Москвы» Елизавета Фокина пожаловалась, что ее уволили без всяких объяснений, а о возможном сокращении не предупреждали, как положено по закону. Почитать монологи Гафар, Фокиной и других уволенных Кибовским сотрудников можно здесь.

Что говорит Кибовский

Александр Кибовский
Глава Департамента культуры Москвы

«За последние три недели я столько прочитал про департамент и про себя лично, что если это комментировать, то я пущусь в перебранку со всеми недостоверными, непроверенными фактами.

У нас постоянно идет ротация кадров. Каждый день кто-то уходит, приходит, контракты истекают, люди меняют фамилии и уходят в отпуска. Это рабочий процесс, из которого мы не делаем никаких сенсаций и повышенных ажитаций.

Сейчас развивается скандал с Театром на Малой Бронной. Опять какой-то непонятный источник, якобы все знающий лучше, чем руководство Департамента культуры, сообщает, что мы не продлеваем контракт руководству театра. Хотя это даже физически невозможно. Контракты заключены до середины июля, а мы с вами пока еще в марте. У меня складывается впечатление, что ради такой бурной реакции все и делается на самом деле. Если кому-то нравится генерить скандалы, мы спокойно к этому относимся.

Понятно, что можно держаться классического правила „кому это выгодно“, но я думаю, что если вы поймете, кто и когда начал информационный старт этой кампании, то легко можно найти все ответы.

Департамент никогда не принимает кадровые решения, исходя из творческой повестки того или иного учреждения. Мы никогда не пользуемся категориями „свой/чужой“, „нравится/не нравится“. Это немыслимо. Поэтому любая дискуссия на тему, удачно работает музей или нет, не является предметом административного рассмотрения. Это я в целом говорю, не только про музей-заповедник „Царицыно“.

Театры нельзя сравнивать по головам. Понятно, всегда Большой театр будет по посещаемости выигрывать у прекрасного детского Театра юного актера, который рассчитан на 80 мест в подвале.

Но когда речь идет о музейном учреждении, почему-то считается, что это главный аргумент. Даже если я скажу о том, что в музее-заповеднике „Кусково“ посещаемость увеличилась на 10% больше, чем в „Царицыно“, это не значит, что один музей лучше, а другой — хуже. Это может поменять бравурную риторику тех, кто сейчас воспевает заслуги руководителей того или иного учреждения, но в целом это не предмет сравнения.

У нас была аншлаговая встреча с органами финансово-бюджетного контроля. Ведь в театрах есть художественный руководитель, который творит, его не интересует бытовуха, а есть директор театра, который отвечает за правильность того, что происходит в этой организации. Есть гениальные сцепки многолетние, как в „Ленкоме“, где есть Марк Борисович Варшавер, который занимается хозяйством, и есть Марк Анатольевич Захаров, который является душой и творческим сердцем театра. Но в других учреждениях у нас такого разделения нет.

И если кому-то покажется, что продолжающийся с декабря конфликт с Федеральной антимонопольной службой на общую сумму 430 миллионов рублей — это ерунда, то мне так не кажется. Потому что музей „Царицыно“ — это музей-заповедник, и в парк приходит больше людей, чем во дворец, который участники полемики именуют лужковским новоделом. Люди приходят в парк и заходят во дворец, а не наоборот. Есть судебное рассмотрение дела, назначенное на 14 апреля. Департамент не является участником этого процесса, это отношения между ФАС и музеем-заповедником. У департамента есть своя оценка ситуации, но давайте дождемся решения. Сфера культуры всегда была эмоциональной, обычно такие истории у нас происходят в театральном мире. И сейчас принципы те же самые».