«Афиша Daily» вместе с ASICS поговорила с бегунами-марафонцами и путешественниками и узнала, какой путь прошла с ними любимая пара кроссовок.

партнерский материал
партнерский материал

«После марафона, у меня, как и у многих, произошло расширение сознания»

Павел Крысанов
Марафонец с диагнозом ДЦП

Бегать я начал еще в студенческие годы. Бег давал мне позитивную энергию, бодрость, и в итоге я лучше справлялся с учебой и стрессовыми ситуациями, а три года назад я познакомился с тренером московского бегового клуба Ильей Ковалевым, который вдохновил меня и сумел внушить, что участвовать в забегах никогда не поздно.

Главное удовольствие в беге мне доставляет сам процесс. На высокие результаты мне не приходится рассчитывать, так как у меня есть проблемы с физическим здоровьем и слухом. Поэтому я постепенно улучшаю свои результаты и просто получаю удовольствие.

Первые кроссовки ASICS два с половиной года назад мне подарил брат, который тоже бегает. В них мне было очень комфортно, я их полюбил и начал покупать кроссовки этой фирмы. В своих вторых кроссовках ASICS я пробежал свой первый марафон в Сочи, что забыть невозможно.

Перед марафоном я бегал несколько полумарафонов и понял, что марафон мне по силам, только надо больше тренироваться. За месяц до марафона во время тренировки я пробежал 42 километра, тогда появилась уверенность, что я преодолею марафон и уложусь в лимит времени — 6 часов. Несмотря на сложность трассы — неравномерный рельеф, спуски и подъемы, — я смог пробежать его за 5 часов и 36 минут. Когда финишировал, чувствовал радость, что первый официальный марафон преодолен. С тех пор я пробежал 10 марафонов.

После марафона у меня, как и у многих, произошло расширение сознания. Ведь раньше я не представлял, как можно вообще бегать без остановки 10 километров, а марафон был для меня чем-то из области фантастики. Длинные дистанции заставляют много работать над собой и появляется смысл жизни. Со временем начинаешь понимать, что все ограничения у нас в голове.

Меняется отношение к жизни в целом. Бег — это своего рода психологический тренинг. Дает возможность побыть наедине с собой и собраться с мыслями.

Благодаря бегу ты бываешь в местах, где вряд ли побывал бы, не бегая. К примеру, в мае этого года я бегал в условиях полупустыни у соленого озера Эльтон, вряд ли бы поехал туда просто так. В этих же кроссовках, которые отдал на «Аллею Славы», я пробежал свой первый зарубежный забег в Денвере, штате Колорадо, а перед этим тренировался в них в Центральном парке Нью-Йорка. Да и сейчас я в них продолжаю бегать на даче по грунтовке, это вызывает у меня приятные воспоминания. Всего в них я пробежал около 1000 километров, они участвовали в 15 забегах.

© Из личного архива Павла Крысанова
1 из 2
2 из 2

«Одно из самых крутых ощущений, которое я там словил, я назвал «стерильная тишина»

Богдан Булычев
Путешественник, видеоблогер, руководитель экспедиционного центра «РГОэкспо»

В детстве я не мечтал о том, чтобы путешествовать. Но, когда все стали взрослыми и решили, что мечты и идеи — это бессмысленно, я продолжал мечтать. Три года назад я работал коммерческим директором аэропорта и понял, что если так и дальше пойдет, то, когда я буду выходить на пенсию, мне подарят какие-нибудь часы с гравировкой. Это будет символ того, что мое самое дорогое время ушло. Тогда я уволился, подумал, чем хочу заниматься, и понял, что хочу быть путешественником.

В 2015 году я решил путешествовать на машине, но автомобиль — это все-таки некая социальная капсула: если на улице идет дождь, то тебе сухо и комфортно, холодно — ты включил печку, жарко — кондиционер. И я решил испытать себя, сделать проект «до Северного полюса на фэтбайке». Уже тогда я понимал, что буду первым в мире, кто доберется туда на велосипеде.

Самое сложное в путешествии было собраться, найти партнеров, потому что это миллионный проект, ну и психологически, конечно. Ты находишься очень-очень далеко, под тобой замерзший лед Северного Ледовитого океана, который постоянно в движении: если ты замрешь на месте и у тебя в руках будет GPS-навигатор, то он будет показывать, что ты перемещаешься. Одно из самых крутых ощущений, которое я там словил, я назвал «стерильная тишина». В нашей жизни всегда что-то внешнее слышно очень хорошо, а внутреннее мы практически не замечаем, а там было все наоборот. Настолько тихо, что ничто не шелохнется, и ощущение, что в машине на полную громкость включили басы, а это не басы, это твое сердце.

Когда ты находишься там, начинаешь думать о настоящих ценностях. О семье, о своих близких, о каких-то обещаниях, которые ты дал. С Северного полюса я первым делом позвонил жене. Обратно мы летели на вертолете с астронавтом НАСА, и у него была с собой фляжка с какао. Он угостил меня и сказал: «Это тебе, русский путешественник, настоящее американское какао». Оказалось, что у них есть традиция пить какао, когда они возвращаются на Землю, и я решил ее перенять. Теперь, когда у меня заканчивается какое-то серьезное путешествие, я всегда пью какао, и это помогает продлить эмоции.

Для меня самое главное в путешествии — процесс, а не результат, ведь когда ты финишируешь — все, проект закончился. Мне очень важно все путешествие с самого момента старта, причем оно начинается не с «выстрела пистолета», а с дня, когда ты только начинаешь прокручивать в голове идею. Вот этот процесс, реализация какой-то идеи с нуля, — это невероятно.

Я считаю, что наш мир — это гигантский пазл, и когда ты начинаешь путешествовать по разным странам и континентам, то собираешь все больше его кусочков. Изначально одной из моих целей было замотивировать хотя бы одного человека отправиться в путешествие, а теперь таких людей уже сотни! И это говорит о том, что все не зря.

На «Аллею Славы» я отдам кроссовки, в которых как раз ездил на Северный полюс. Они вообще много где были, думаю, что большинство людей за всю свою жизнь столько не путешествуют, сколько эти кроссовки. Они побывали в 80% Европы, всех странах Скандинавии, в Центральной Азии, на Эльбрусе, по России они проехали, я думаю, регионов 40. На самом деле, они мне очень дороги, так что отрываю от сердца!

1 из 2
© Из личного архива Богдана Булычева
2 из 2

«Для многих марафон сегодня и есть способ самовыражения»

Леонид Швецов
Участник двух Олимпиад, тренер, автор книги «Техника естественного бега»

Марафонский забег на Олимпиаде в Афинах проходил по историческому маршруту — по легенде, именно по этому маршруту пробежал греческий гонец Фидиппид, чтобы оповестить о победе афинян в битве при Марафоне. Трасса эта достаточно сложная из-за большого количества подъемов и спусков, к чему добавлялись непростые погодные условия — старт был в четыре часа дня, когда температура воздуха еще довольно высокая. К сожалению, забег прошел не совсем удачно с тактической точки зрения, потому что мы не имели возможности проехать и изучить трассу, так еще и нашему старшему тренеру по ходьбе и марафону и еще нескольким членам команды по ошибке забронировали билет домой в день марафонского забега, а вместо них на дистанции нас сопровождали массажисты, которые, соответственно, не могли в полной мере нам помочь.

По дистанции я шел весьма уверенно и держался лидирующей группы, но поздно стал добавлять темп из-за чего сначала оказался за пределами лидеров, а затем не смог их догнать: на последних 10–12 километрах я постоянно обгонял бегущих впереди спортсменов, но финиш оказался раньше, чем я смог догнать лидеров.

Тогда я бегал в несколько необычных кроссовках — по сути, это были все те же «марафонки» от ASICS, но для азиатского рынка, изготовленные на японском заводе компании. Такие кроссовки могли получить спортсмены, кого спонсировал бренд. Отличий от современных кроссовок, если честно, не так много: они были такими же легкими, материалы уже тогда были технологичными, уже существовали разные типы кроссовок в зависимости от пронации. Единственное существенное изменение, случившееся в последние годы, — технология бесшовного верха. На длинных дистанциях важно предотвратить появление мозолей, но я с такой проблемой никогда особенно не сталкивался, для меня всегда была важна легкость обуви.

Что же касается бега на ультрадлинные дистанции, то я стараюсь отговаривать от них даже подготовленных спортсменов, несмотря на то что сам неоднократно бегал ультрамарафоны. Я уверен, что даже классическая марафонская дистанция — это серьезное испытание для организма, которое может сказаться на здоровье. Раньше марафон преодолевали только профессиональные легкоатлеты, а сегодня только в Москве ежегодно тысячи человек выходят на старт 42-километровой дистанции. Любому из нас хочется признания, чтобы его достижениями восхищались другие — для многих марафон сегодня и есть способ самовыражения. Однако нужно всегда помнить о своем здоровье и выходить на старт, только если уверены в собственной подготовке, иначе можно нанести непоправимый вред организму.

© Gallo Images / Stringer / GettyImages.ru
1 из 2
2 из 2

«Думал, что я вряд ли дотяну до конца»

Таш Саркисян
Шоумен, продюсер

Несколько лет назад я поменял свой образ жизни практически на 180 градусов. Многие прежние привычки начали приносить мне дискомфорт: сначала я расстался с курением, а через год понял, что «один раз в пятницу выпить хорошего вина» и потом три дня восстанавливаться — это тоже меня не устраивает, поэтому попрощался и с алкоголем.

Но любой вакуум рано или поздно должен быть чем-то заполнен. И вот эту нишу мне удалось заполнить теми эндорфинами, которые вырабатываются в процессе аэробных нагрузок. Я не склонен переводить все это в какие-то аморфные истории о радости, счастье и веселье, потому что в сухом остатке это все-таки химия, но вот бег заменил мне все.

Ты начинаешь пошагово, с малых дистанций, потом переходишь на средние, а потом делаешь то, что казалось тебе невозможным, например, бежишь марафон, и понимаешь, что есть вещи, которые не может дать ничто, кроме бега. На «Аллею Славы» я отдал ASICS Kayano 24, именно в них я был на своем первом марафоне. Это был Московский марафон ровно год назад, где я пробежал свои законные 42,2 километра.

О чем только я ни думал, когда бежал. Сначала, что это все на самом деле легко, но после 30-го километра думал, что я вряд ли дотяну до конца. Потом как-то собрал волю в кулак и все-таки добежал. Мне повезло, что со мной бежал мой тренер Саша Полушкин, это очень упростило ситуацию, ну и когда ты уже пробежал 30 километров, то понимаешь, что нужно закончить. Очень важно осознавать, что марафон — это не два полумарафона. И стереотипные высказывания о том, что марафон начинается на последних десяти километрах, — это все правда, самое сложное и самое неприятное именно на этом участке происходит.

Скоро я побегу свой второй марафон — на этот раз в Нью-Йорке. Думаю, что мне будет значительно тяжелее, потому что я буду бежать один, плюс там тяжелее трасса — два больших подъема, мосты, бетон — ну и разница во времени. Сейчас я поставил себе цель пробежать марафон за четыре часа.

Вообще, я обязательно беру с собой в путешествия кроссовки и беговую одежду, потому что бегать в новой локации — это кайф. Из последнего, что доставило мне особое удовольствие, — пробежки в Норвегии. Это был бег в 15–16 километров по небольшой дороге, где с одной стороны залив, переходящий в фьорд, а с другой — скалистая местность, которой ты «прибит» к этому фьорду. Плюс идеальная температура для бега была — около 15 градусов. Там, кстати, я тоже бегал в своих Kayano 24. Кроссовки для меня — особая тема, и к спортивной обуви я отношусь с большим трепетом. Общий километраж этих кроссовок — где-то в районе 700 километров.

© Из личного архива Таша Саркисяна
1 из 2
2 из 2

«Все крупные старты, которые были в моей жизни, пробежала именно в них»

Анастасия Васильева
Бывшая профессиональная триатлонистка

Я бросила профессиональный триатлон и сейчас ухожу в любительский спорт, поэтому кроссовки ASICS Gel-Hyper, которые я отдала на «Аллею славы», — память о прошлом. Я купила их шесть лет назад и даже помню, где — на Партизанке.

В этих кроссовках я выступала на множестве соревнований и все крупные старты, которые были в моей жизни, пробежала именно в них: свой первый Кубок мира, Гран-при во Франции… Мы ведь бегаем на босу ногу, и они у меня все в пятнах крови и грязи, которая уже не отмывается, но это единственная пара, которая натирала только в крайних случаях, и ноги в них практически «не умирали».

В этих ASICS Gel-Hyper я пробежала около 600 километров. По идее, для кроссовок это слишком долгий срок, и я могла их поменять на более новые, но настолько полюбила, и они так хорошо проявляли себя на соревнованиях, что бегала в них до того момента, пока они не стали выглядеть совсем убого. Тогда я попала в команду ASICS FrontRunner и положила эти кроссовки на полку.

© Пресс-материалы
1 из 2
2 из 2

«Я обрел в этом путешествии семью»

Евгений Кутузов
Благотворительный бегун

Свой забег я начал в день рождения — мне кажется, это довольно символичный и эффективный ход для того, чтобы начать какое-то благотворительное дело: всем твоим друзьям приходит уведомление о твоем дне рождения в соцсетях, они заходят на страничку, чтобы поздравить, и видят пост, что ты бежишь почти через всю страну и хочешь таким образом собрать средства для лечения нуждающимся в этом детям. В частности, я попросил всех своих друзей и знакомых вместо подарка на день рождения перевести деньги в благотворительный фонд.

В основном я все-таки иду пешком, а не бегу, и прошел уже более 3 тысяч километров: от Санкт-Петербурга до Минеральных Вод с подъемом на Эльбрус. Сейчас двигаюсь в обратном направлении из Москвы и должен финишировать в Петербурге 21 сентября в Международный день мира на выставке «Мы в одной команде» фонда «Звезды детям», которому я и помогаю. Чтобы быть честным, нужно сказать, что не шел весь маршрут пешком, а иногда передвигался на автобусе: от Минеральных Вод до Приэльбрусья и в обратном направлении до Москвы. Прямо сейчас я иду пешком в сторону Петербурга и буду двигаться таким образом до самого финиша.

За все время, что я нахожусь в пути, нам удалось собрать более миллиона рублей, которые должны помочь детям, страдающим ДЦП, сделать свои первые шаги в жизни. А сам я обрел в этом путешествии семью: буквально за месяц до отправления в поход я познакомился с девушкой по имени Маша, а уже по ходу путешествия я сделал ей предложение (и есть вероятность, что как только я вернусь, мы отправимся в загс), а на пути в Ростов я подобрал котенка и прошел с ним до самого Эльбруса, откуда Маша забрала его в Петербург. С одной стороны, мне было не совсем удобно передвигаться вместе с ним, но морально было намного легче преодолевать это огромное расстояние, учитывая, что у меня не было никакой команды сопровождения за исключением друзей, которые помогали мне дистанционно с поиском жилья и решением разных иных проблем.

Кроссовки, которые я отдаю на «Аллею Славы», уже вторые по счету за это путешествие — заменить обувь пришлось в Ростове, новую пару мне подарили местные жители, когда увидели, в каком состоянии находятся кроссовки, в которых я тогда был.

© Промсвязьбанк / Московский марафон
1 из 2
2 из 2