Максим Сухагузов посмотрел свежий российский блокбастер новогоднего проката и увидел в нем кино, которое поможет оживиться перед трудной для российских спортсменов Олимпиадой 2018 года.

После провала на чемпионате мира по баскетболу в 1970 году начальство меняет многолетнего наставника сборной на революционного тренера Гаранжина (Владимир Машков), который публично обещает обыграть американцев на Олимпиаде 1972 года в Мюнхене. Все в шоке, так как это нереальная задача: сборная США, самая мощная в мире, за всю историю не проиграла ни одного матча — 63 победы в 63 играх. В советской номенклатуре все понимают, что, если не выполнят обещание, полетят головы. А Гаранжин уже начинает заводить советскую баскетбольную «красную машину», набирая в команду двух грузин, литовца Паулаускаса, слеповатого узбекского казаха Жармухамедова, сутулого белоруса Едешко и двух однофамильцев Беловых, один из которых, как скоро выяснится, сляжет с больным сердцем. Так как все это снято по мотивам реальной истории (хотя некоторые участники событий попросили заменить фамилии, так Кондрашин стал Гаранжиным), зрители уже знают, что в конце героев ждет один из самых драматических матчей с адскими финальными тремя секундами.

«Три секунды, которые потрясли мир», «три секунды славы», «три секунды до золота» — как только не называли ту злополучную концовку на мюнхенской Олимпиаде, о несправедливости которой американцы готовы спорить до сих пор, отказавшись от медалей и сняв несколько документалок. Вполне логично, что одну из самых ярких страниц нашего спорта решилась перенести на экран продюсерская компания Никиты Михалкова и Леонида Верещагина, которая уже выпустила в свет одну успешную спортивную драму «Легенда № 17», а также фильм-катастрофу «Экипаж». На должность режиссера позвали постановщика еще одного аварийного фильма, «Метро», Антона Мегердичева.

Собственно, поэтому «Движение вверх» больше напоминает упражнение в жанре фильма-катастрофы, чем привычную спортивную драму. В классическом фильме про успех в спорте главный герой, как правило, должен долго преодолевать неудачи, кому-то обязательно проигрывать, чтобы зритель начал за него переживать, и лишь в конце собрать волю в кулак и победить. Здесь же роковая часть длится всего три секунды, а успех и удача сопутствуют советским баскетболистам с самого начала и до конца — это история про везунчиков вопреки всему. Весь фильм нам показывают, как советские баскетболисты выигрывают один матч за другим (тяжелые игры нам показывают вскользь), но понятно, что советская «красная машина» мчится на красный свет, как «Титаник» навстречу айсбергу. Герои сталкиваются с терактом в олимпийской деревне, про который Стивен Спилберг, к примеру, сделал отдельный фильм, а тут все это их обходит как бы стороной. Спортсменам везет на таможне, когда они везут контрабанду. Герой Машкова в первой же сцене издалека закидывает мяч в кольцо, предрекая тем самым финал. Ему же дают карт-бланш чиновники. За неприятную совковость тут в основном отвечают два персонажа: партийный червь Марата Башарова и серый кардинал Андрея Смолякова в своем привычном амплуа системного человека в пиджаке.

С моментом таможни связаны не самые приятные воспоминания тех лет для советских спортсменов, которые, будучи выездными, зарабатывали на перевозке за границу и обратно всяческих товаров. Это были вынужденные унизительные спекуляции для заработка, причем зачастую наказуемые — впоследствии некоторые чемпионы даже погорели на этом, получив реальные судимости. Этот странный и невообразимый для другой страны факт осветили в фильме, но превратили скорее в комический эпизод с пряжей, чтобы никого не задеть. Привоз банок икры в США тоже выливается в отдельную забавную комедию про то, как наши баскетболисты сыграли с уличной чернокожей бандой. Понятно, что в реальности ничего такого не было, но нужно понимать, что для создания кино такие сцены нужны.

Как и нужна для драматургии линия редкой болезни Александра Белова (его играет Иван Колесников из довлатовского «Конца прекрасной эпохи»), хотя в жизни он слег гораздо позже (Белов умер в 1978 году в 26 лет), но из этих сцен рождается важная параллель, что у героя Машкова есть больной сын-колясочник, а Белов — его главный молодой воспитанник в сборной. Еще это дает излом мелодраматической линии с небольшим, но запоминающимся выходом в душевой артистки «Гоголь-центра» Александры Ревенко. Так авторы раздают каждому баскетболисту в исполнении неизвестных актеров яркие эпизоды, чтобы к финальному матчу зрители уже привыкли к ним, стали отличать и даже переживать за них. У литовца тут самая выпуклая метафорическая линия, такая советская версия Иуды, подчеркивающая, что на экране не просто советская сборная по баскетболу, а, вообще-то, маленький макет СССР — пока мы едины, мы непобедимы.

Как бы там ни было, в конце создатели подходят к основному зрелищу с подготовленными крючками и вцепляются в зрителей так, что даже не разбирающиеся в баскетболе люди начнут тревожно следить за битвой за золотые олимпийские медали. Финальная глава действительно сделана на ура, задает свои правила игры и включает в многоголосый водоворот, идеально передавая те самые эмоции болельщиков, когда уже не до всяких тонкостей. Границы ясны: СССР и США, победа или нет, справедливость или ошибка. Поэтому тут могут быть клишированные американцы, патетичные россияне, выпивающие чиновники, вся страна перед телевизором. Это сцена жирных эмоциональных мазков, передозировки патриотизма, налитых глаз Машкова, который нужен в фильме ровно для того, чтобы тем самым своим голосом транслировать эту иррациональную мощь. Производственная машина авторов «Легенды № 17» идеально освоила этот киноязык.

А что в итоге? Очень русская и всегда актуальная история о фатализме, нелогичном, но праведном наказании, вере, что необходимо дойти до крайней точки отчаяния и несправедливости, чтобы потом совершенно мистически получить надежду на спасение. А главное, так же необъяснимо быть готовым использовать этот шанс, желать победы, даже когда уже все возможные ошибки произошли. Поэтому когда на финальных титрах «Движения вверх» начинают идти документальные кадры олимпийских побед от советских до наших дней, то тут же вслед за этим трехсекундным скандалом в далеком 1972 году вспоминается нынешнее олимпийское наказание для российских спортсменов, которые так же, как и герои фильма, унизительно застряли в жерновах истории. На это у героя Машкова (а точнее, у Кондрашина) есть знаменитая фраза, опять же, очень по-русски снимающая шок от истекающих последних трех секунд: «У нас еще вагон времени. Можно выиграть, проиграть и снова выиграть».

Фильм
Движение вверх
4.6 из 5
★★★★★
★★★★★
Купить билет
Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!