Разбираемся в самой насыщенной событиями серии седьмого сезона.

Джейме выжил. Его спас Бронн, который быстро постарался разубедить Ланнистера (да и всех зрителей), что всему причиной был не благородный порыв, а меркантильные соображения: «Слушай меня, тварь. Пока ты мне должен, тебя не убьет дракон, ты не убьешь себя сам. Только мне это можно». Так с заправским цинизмом он снижает градус пафоса своего подвига.

Тем временем Дейнерис на ратном пепелище предлагает остаткам армии Ланнистеров либо преклонить перед ней колени, либо превратиться в кебаб. Некоторые пытаются ерепениться, но аргумент в виде Дрогона убеждает большинство воинов все-таки покориться. Но не всех: завидное благородство (или отсутствие здравого смысла, это с какого ракурса посмотреть) демонстрируют Рендилл и Дикон Тарли, после чего моментально узнают, что такое огненное дыхание дракона. Эта сцена показательна тем, что раскрывает всем глаза на довольно очевидную вещь: семейное безумие Таргариенов все сильнее произрастает в Бурерожденной. И такое не может остаться незамеченным десницей Тирионом Ланнистером, который впоследствии обсуждает с Варисом, как уберечь Дейнерис от помешательства. Сходятся на том, что помочь ей могут только верные советники.

Со схожим безумством, но уже другой королевы, сталкивается брат Тириона, Джейме, когда прибывает с плохими известиями к Серсее. У той на все один аргумент — победить или умереть. И даже три дракона ее не пугают. Оно и понятно: то, что Серсея не самая разумная женщина, было заметно давно — иначе бы ее, например, не поверг в изумление тот факт, что Джоффри (звучит тревожная музыка) отравил не Тирион, а Оленна Тирелл! Хотя об этом уже догадался каждый житель Вестероса, не обладающий особыми детективными навыками.

Пускай лидеров семейства Тарли сожгли заживо, но все-таки не стоит сбрасывать со счетов Сэма. Он окончательно разочаровался в мейстерах Цитадели, выкрал из библиотеки всевозможные книги, в которых может быть указано, как убить Короля ночи, взял Гилли, ее сына и с формулировкой «Я устал читать про великих!» сбежал из этого места. Действительно, сейчас про великие свершения актуальнее не читать, а смотреть сериалы телеканала HBO.

Не менее интересные дела творятся и на Севере. Пока Бран с помощью воронов высматривает перемещения армии Короля ночи, отношения между Сансой и Арьей начинают накаляться. В прошлой серии авторы «Игры престолов» убедительно показали нам то, как родные после долгого расставания могут стать чужими друг другу — и что по-настоящему близкими людей делает совместно пережитый опыт. В этом эпизоде они идут дальше и демонстрируют то, как хитроумному манипулятору Мизинцу удается легко обострить конфликт между сестрами, но не благодаря письму Сансы, а из-за того, что Арья изначально не доверяет старшей сестре. Кстати, это письмо, как и клинок Мизинца, еще один привет первому сезону — Санса написала его тогда под диктовку Серсеи для Робба Старка.

В то же время все большим доверием к Джону Сноу проникаются Дейнерис и ее дракон Дрогон, почуявший в бастарде Таргариена. Но едва наметившийся романтический момент между королем Севера и кхалиси нарушает вылечившийся Джорах Мормонт, который своим появлением образует новый любовный треугольник — особенно если учесть то, что Бурерожденная теперь, как никогда, к нему благосклонна. Обнимашки!

Теперь Джон в курсе, что Арья и Бран живы — и что Король ночи движется к Восточному дозору. Также он понимает, что если армия мертвых пройдет за Стену, то всем конец, поэтому намерен вернуться домой. Однако на малом совете у Дейнерис Тирион предлагает пусть и самоубийственный, но план: установить перемирие с Серсеей, доказав, что Белые ходоки существуют. Для этого Сноу надо будет доставить живого мертвеца в Королевскую Гавань.

Но прежде нужно убедить Серсею, что такая встреча в принципе целесообразна. Тирион намерен сделать это через Джейме, поэтому вместе с контрабандистом Давосом Сивортом тайком плывет в столицу. Пока Тирион довольно успешно общается со старшим братом (а как же иначе? Их роднит здравомыслие), Сиворт находит бастарда короля Роберта Баратеона — Джендри, о котором все позабыли на три сезона, — и берет его с собой. Несмотря на то что Давос просил Джендри, чтобы он не раскрывал никому тайну своего происхождения, бастард при первом же контакте с Джоном Сноу демонстрирует, что он истинный сын Баратеона: рубит правду-матку. Примечательно, что их знакомство происходит в темной пещере по добыче драконьего стекла, которую освещают только всполохи факелов. Симпатичная метафора, говорящая о том, что оба бастарда как бы находятся в тени своих прославленных отцов и понимают это, но они храбры и не готовы мириться с таким раскладом, поэтому быстро находят общий язык — и движутся к выходу как из пещеры, так и из этой ситуации.

Серсея беременна. Она на удивление благосклонно отнеслась к переговорам Джейме с Тирионом, но затем шокировала брата новостью о том, что на этот раз не намерена скрывать от всех, кто отец ребенка. Это известие еще сильнее привязывает Джейме к королеве, чем она мастерски пользуется, прося никогда не предавать ее вновь. Ланнистер явно в замешательстве.

Серия заканчивается тем, что Джон Сноу, Джендри, Джорах Мормонт и Давос Сиворт прибывают в Восточный дозор, а рыжеволосый одичалый Тормунд сообщает королю Севера, что бастард вовсе не единственный человек, который рвется за Стену. В темнице замка томятся Сандор «Пес» Клиган, лорд Беррик Дондаррион и Торос из Мира, которых Джон, поразмыслив, вербует в свой маленький «Отряд самоубийц». При этом в самый напряженный момент герои недоверчиво косятся друг на друга, точно находятся в фильме Квентина Тарантино «Омерзительная восьмерка». Но у них нет выбора, они на одной стороне. Почему? «Мы все дышим», — справедливо замечает Сноу.

Пожалуй, серия «Восточный дозор» получилась самой насыщенной по событиям за очень долгое время. Объяснение этому видится не только в том, что сезон получил ограниченное количество эпизодов (всего 7), но и то, что ее мастерски поставил режиссер предыдущей серии — новичок Мэтт Шэкман. Отличное приобретение для сериала. Побольше бы таких образцово-показательных серий в «Игре престолов» — тогда цены бы ей не было.

Тизер 6-й серии «Игры престолов»

Заметки на полях:

В новой серии герои ставят рекорды по скорости перемещения. На вопрос, как такое возможно, может быть два ответа: либо они живут на очень маленьком планетоиде, либо показанные события разворачиваются с хитрым временным сдвигом.

Давос продолжает вырастать в короля стендапа этого сезона. «Я думал, ты все еще гребешь» — лучший панчлайн в сторону Джендри, уплывшего на лодке в конце третьего сезона.

При помощи лепетания Гилли Сэм Тарли все-таки мог наткнуться на важные записи о происхождении Джона Сноу, но пропустил это мимо ушей, потому что был слишком озабочен своим побегом из Цитадели. Между тем в словах Гилли промелькнула очень важная информация о разводе принца Рейгара Таргариена и его тайной женитьбе в Дорне — видимо, на матери Джона. Выходит, Сноу вовсе не внебрачный королевский наследник, а вполне себе официальный сын Рейгара и Лианны Старк.

Где все это время на Драконьем Камне так удачно прячется Мелисандра, что ее не увидели ни Джон, ни Давос, ни Джендри? (UPD: она уплыла в Волантис)