Библиотека киноискусства им. Эйзенштейна открывает программу, приуроченную к Году кино в России, выставкой дореволюционного и раннесоветского киноплаката. «Афиша Daily» попросила искусствоведа и дизайнера рассказать, что нужно знать о главных экспонатах.

Рынок кинорекламы в начале XX века

Игорь Гурович
дизайнер, сооснователь объединения Ostengruppe
В Москве и Петербурге существовали многочисленные училища живописи, поэтому хороших рисовальщиков было много. Для целого пласта людей художественное образование было путевкой в новую жизнь. Евреи, например, поступая в столичное училище, имели уникальную возможностью пересечь черту оседлости. Поэтому, когда рекламному рынку понадобились художники киноплакатов, желающих хватало. Однако дизайн киноафиш в первые десятилетия развития киноиндустрии был делом, не слишком ценящимся в художественном плане. Чаще всего художники этим занимались, чтобы подзаработать. Именно поэтому многие плакаты не подписаны — люди не хотели себя дискредитировать работами в рекламном жанре. Но со временем появились свои звезды вроде братьев Стенбергов, которые умели не просто нарисовать сюжет, но создать особый мир в пространстве плаката, погрузить зрителя в «свою атмосферу». Рисовать плакаты стало не только выгодно, но и модно.

«Лея Лифшиц. Страницы печального прошлого», 1917

Художник П.Житков, фильм не сохранился

Сергей Бардин
эксперт аукционного дома «Литфонд»
Ранние работы в нашей коллекции — лирические, они привлекают внимание не столько к сюжету фильма, сколько к главному персонажу, настроению. Плакат «Лея Лифшиц. Страницы печального прошлого» передает идеальную женскую красоту согласно канонам модернизма. В героине мало от нашего мира, она не обременена бытовыми невзгодами и не классифицируется как представитель какой-то социальной группы. Художник изображает красоту как таковую, поэтому героиня может также быть далека от прототипа на экране, выглядеть скорее как анимированный персонаж.

«Песнь любви недопетая», 1918

Художник Александр Апсит, фильм не сохранился

Сергей Бардин: «Александр Апсит впоследствии станет крупнейшим советским художником плаката. Его имя у многих ассоциируется с военной агитацией и красноармейскими лозунгами, поскольку он написал такие узнаваемые вещи, как «Жертвуйте на табак солдату» или «Все на защиту Урала». Здесь же — его раннее творчество, первые шаги в рекламе. Видимо, он пробовал себя, искал решения, менял стили. «Песнь любви» еще далека от агитпропа — как видите, здесь все такое благостное и сочное, а сюжет и настроение перекликаются с картиной «Неутешное горе» Крамского».

«Наполеон Газ», 1921

Художник Борис Зеленский

Наивный агитационный фильм о противостоянии Красной армии химатаке США. Талантливый американский ученый изобретает сверхмощный ядовитый газ. В военном министерстве ему пророчат наполеоновскую карьеру и направляют самолеты с газом на Ленинград. Об операции узнают американские рабочие и находят способ предупредить советских товарищей об угрозе.

Игорь Гурович: «Здесь нарочито небрежная композиция, не свойственная ни 20-м, ни 30-м. Общий стиль рисования наследует московскому мейнстриму, но собрано все нетипично. Видите, какое необычное расположение элементов, скажем, наложение фигур в черном на лицо злодея? Мне даже интересно, как так получилось, специально и нечаянно. И к этой истории шикарно подходит кучерявый таджикский текст. Сказка про коварных американцев плюс арабский шрифт — очень смешно».

«33 несчастья» («Seven Years Bad Luck»), 1921

Художник неизвестен

Макс Линдер в комедии положений (поставленной им же, хоть плакат и сообщает, что режиссер —Чарли Чаплин). Франтоватый джентльмен живет — не тужит: ходит на вечеринки, сорит деньгами, ждет свадьбы с возлюбленной. Но, разбив зеркало из-за розыгрыша лакея, соображает, что это плохая примета, и начинает изо всех сил остерегаться неприятностей, из-за чего попадает в еще большие неприятности.

Сергей Бардин: «Такой вот ранний конструктивизм, простой и познавательный. Тут у нас комедия, поэтому игривая сборка: автор подбирает шрифты разного цвета, размера, наклона. Был бы классический шрифтовой плакат, если б не было изображения главного героя, — а так уже получается смешанный жанр, который перекликается с опытами Родченко в фотомонтаже».

«Кабинет восковых фигур», 1924

Художники братья Стенберги

Один из первых фильмов ужасов. Хозяин выставки восковых фигур поручает писателю сочинить рассказы о персонажах его страшной экспозиции — Иване Грозном, Франкенштейне, Джеке-потрошителе. В процессе работы автор так увлекается историями великих злодеяний, что они начинают превращать его жизнь в кошмар.

Игорь Гурович: «Вот Стенберги. Не главная их работа, но забавная. Чтобы вы представляли: стояли голодные годы после войны, а у этих были мотоциклы! Они их коллекционировали, поэтому так много и писали, чтобы пополнять коллекцию. Гонорары им часто выпадали, хотя сами работы не всегда выходили в печать. Здесь композиция немного деструктивная, это не всем нравилось, зато есть свой стиль, нетипичный конструктивизм того времени. Они часто писали такое, что не проходило на худсоветах. Эта работа, кажется, из таких шалостей. Когда они и не надеялись провести плакат через цензуру, то писали смело и легко, так и получались шедевры».

«Намус», 1926

Художник неизвестен

Первый полнометражный армянский фильм. Середина XIX века, в Армении царят суровые горские законы — жених не должен видеть невесту до свадьбы. Сын горшечника из города Шемаха тайно встречается с полюбившейся девушкой, до тех пор пока соседи не доносят на молодых влюбленных отцу невесты. Защита семейной чести выливается в настоящую греческую трагедию.

Сергей Бардин: «Простая и четкая композиция в контрастных цветах. Драматический плакат хорошо отражает настроение фильма — ужас в глазах влюбленных, насыщенный красный, синий, и все это в черной рамке. Стиль и шрифт плаката очень характерны для первых лет советской власти, вспомните недавнюю ностальгическую айдентику театра РАМТ».

«Конвейер смерти», 1933

Художник неизвестен

Фильм Ивана Пырьева по сценарию Михаила Ромма. Формально это история о нелегкой судьбе трех девушек в абстрактной капиталистической стране, в реалиях которой угадывается предвоенная Германия. Фактически — пропагандистский фильм о борьбе рабочих с угнетателями: ущемление прав трудящихся на фабрике, подпольные собрания, в финале, как следствие, стачка.

Игорь Гурович: «Отмечу старомодное, крепкое рисование. Серьезно: лица, фигуры — посмотрите, как прописаны. При этом все признаки художника, делающего халтуру. Не подумайте, что это плохо! Но по настроению видно, что фильм художник ненавидит, советскую власть ненавидит, а плакат рисует за гонорар, автоматически — ну неинтересно ему это. Кино же в те годы снималось в нереальном количестве и делалось не во имя искусства, а для пропаганды. С плакатами такой же конвейер случился».

«Частная жизнь Петра Виноградова», 1934

Художник А.Бельский

Один из первых фильмов о том, как Москва меняет жизнь провинциала. Молодой изобретатель перебирается в столицу из маленького городка, устраивается на автозавод, параллельно учась на вечернем отделении университета. Карьерный взлет и новая компания кружат ему голову: он бросается во все омуты сразу, ухаживает за двумя девушками одновременно, никуда не успевает и, как сейчас бы сказали, теряет идентичность.

Игорь Гурович: «1934 год, поворот в сторону реализма. Прекрасный плакат, не столь формальный, как все, что делалось в те годы. Тут пока есть воздух — образность, формы. То есть реализм еще не безликий, а иллюстративный, авторский. Красиво собраны элементы: вот это падение героя, тут художник экспериментирует с пространством и временем, и у плаката появляется оригинальный сюжет. К тому же симпатичная колористика, тоже своя, без кричащих агитпроповских цветов».


Выставка продлится до 24 февраля, подробности и адрес — на сайте Библиотеки им. Эйзенштейна.