Станислав Зельвенский посмотрел новую «Мумию» с Томом Крузом — откровенно плохое кино, которое спасает лишь самоирония.

Рабочие, роющие тоннель под Лондоном, натыкаются на склеп тамплиеров; метростроевцев немедленно изгоняют оттуда ученые с армейской выправкой, которыми руководит вальяжный мужчина, чья имя, доктор Джекилл (Расселл Кроу), намекает на сложную внутреннюю жизнь.

Тем временем в Ираке сержант разведки Ник Мортон (Том Круз) вместе с напарником (Джейк Джонсон) ищет какие-нибудь ценные древности для личного обогащения и благодаря точечному авиаудару обнаруживает подземную египетскую гробницу. Он еще не знает — а оказавшаяся поблизости английская женщина-археолог (Аннабель Уоллис) уже догадывается, — что так далеко от дома захоронена дочь фараона по имени Аманет (София Бутелла), которая пыталась заключить сделку со злым богом Сетом и по-прежнему, спустя несколько тысячелетий, на нее рассчитывает.

© UPI

Сейчас, как известно, у каждой уважающей себя киностудии должна быть «вселенная» для масштабной переработки старых идей — тем более в ней нуждалась студия с названием Universal. И вот «Мумия» Алекса Курцмана перерезает ленточку на открытии корпорации монстров, мегафраншизы «Темная вселенная» по мотивам классических юниверсаловских хорроров 1930–1950-х годов. Впереди — Франкенштейн и его невеста, Человек-невидимка, Человек-волк, Дракула с Ван Хельсингом, Тварь из Черной лагуны и даже, кажется, Призрак оперы.

У первой «Мумии» 1932 года не было официальных сиквелов, но историю про оживших египтян многократно и довольно удачно перекладывали — в том числе британцы со студии Hammer. Последнюю попытку все помнят: это поначалу очаровательная и до конца невероятно успешная трилогия с Бренданом Фрейзером, собравшая полтора миллиарда долларов. Но та «Мумия», несмотря на все спецэффекты, была старомодным, веселым приключенческим ретро в духе «Индианы Джонса». Теперь задача другая: время действия — наши дни, и выглядеть фильм должен как блокбастер 2017-го, а не восемьдесят какого-нибудь года. Что ж, что хотели — то и получили.

© UPI

Терракотовая армия топовых сценаристов — во главе, собственно, с самим Курцманом, для которого это лишь второй режиссерский опыт, — накидала для фильма множество идей, но ни одна из них не доведена до конца. То, что герой — жулик, забывается уже ко второму акту. Линия про агентство по борьбе с монстрами — которое, видимо, в «Темной вселенной» будет чем-то вроде организации «ЩИТ» — пока что едва проработана. Даже секс между Крузом и блондинкой-археологом произошел еще до вступительных титров (что, впрочем, не помешает актеру вовремя обнажиться). С головы до ног забитая иероглифами, элегантно обмотанная дизайнерскими бинтами и снабженная дополнительными зрачками мумия в исполнении гуттаперчевой алжирской танцовщицы Бутеллы на вид, безусловно, поавантажнее, чем Борис Карлофф, Кристофер Ли и тем более лысый мужчина из фильма с Фрейзером, но представить, что она способна кого-то напугать или хотя бы как следует насмешить, решительно невозможно.

«Мумию» бросает то в непритязательную комедию (важный диалог происходит в женском туалете), то в неизобретательный боевик, то в нестрашный зомби-хоррор, то в какую-то мечтательную ориентальную эротику — барханы, кинжалы, полуголая принцесса. Время от времени что-нибудь горит или взрывается. За казни египетские отвечает пара компьютерных крыс. Остросовременный поворот классического сюжета состоит в том, что не восставший из могилы жрец ищет, как бывало раньше, свою возлюбленную, а, наоборот, женщина положила глаз на Тома Круза (для начала она ощупывает его как лошадь) и хочет провести с ним ритуал, включающий символический акт пенетрации.

© UPI

Но что здесь делает Круз, вообще не очень понятно. До сих пор все его фильмы и франшизы были выстроены вокруг него, под него, с учетом особенностей именно его харизмы. В «Мумии» он просто один из актеров, обычный человек, подтянутый мужчина средних лет. У которого как бы героическая, но скорее комическая роль: его всю дорогу разнообразно унижают и обижают, бьют, сбрасывают с самолета, затыкают ему рот, критикуют его мужские способности. И которому категорически не удаются лирические сцены: между ним и Уоллис не пробегает даже подобие искры, в связи с чем и без того абсурдный финал теряет всякие остатки смысла.

Есть у «Мумии» и положительные стороны. Во-первых, фильм идет невероятно скромные для блокбастера час сорок (без титров). Во-вторых, он и сам, очевидно, не принимает себя всерьез, что для откровенно плохого кино — почти спасение. Правда, будущее «Темной вселенной» несколько беспокоит: дом, построенный на таком фундаменте, рискует утонуть в зыбучих песках.

Фильм
Мумия
3.2 из 5
★★★★★
★★★★★
Купить билет