Новая инициатива Министерства культуры о пятимиллионном прокатном сборе может оказаться последним гвоздем в крышку гроба российских дистрибьюторов, прокатывающих фестивальное, неочевидное и авторское кино. Рассказываем в деталях о самом противоречивом законопроекте о кино последнего времени.

Что случилось?

Министр культуры Владимир Мединский заявил, что рассматривает законопроект о повышении стоимости прокатного удостоверения до 5 млн р. для каждого фильма. Это в 1500 раз больше, чем оно стоит сейчас. Напомним, что сегодня для любого прокатчика эта пошлина составляет 3500 р.

Забавный факт: новость на сайте министерства вышла под лукавым заголовком — «Минкультуры России предлагает упростить процедуру подачи копий фильмов в Госфильмофонд».

В начале 2017 года в первом заявлении, которое также вызвало массу негодования, говорилось, что от новой пошлины будут освобождены фильмы ограниченного проката, чей прокат не превышает 120 копий. Теперь же будет рассматриваться более жестокий вариант — 5 млн р. для любого фильма, не важно, голливудский блокбастер это или фестивальное кино, в том числе и русское. Для каждого! Цена «входа на рынок». Это значит, что для выхода в прокат эту немалую сумму должны будут заплатить все — как голливудские мейджоры, выпускающие «Звездные войны» или российские лидеры вроде «Викинга», так и арт-прокатчики Джима Джармуша, Андрея Звягинцева или вот даже «Тесноты» Кантемира Балагова. Все верно, никаких исключений для авторского кино.

Забавная поправка: стоимость прокатного удостоверения по бумагам останется неизменной — 3500 рублей. Сумма в 5 млн будет прописана как дополнительный сбор. Кроме того, предлагается еще одна дополнительная пошлина: если фильм собирает в прокате больше 200–300 млн р., то итоговая стоимость прокатки будет включать в себя еще 3–5% от общих сборов фильма.

Рассчитаем на примере фильма «Патерсон». По данным «Бюллетеня кинопрокатчика», сборы фильма Джима Джармуша в России составили 24 млн р. Ровно половину забрали кинотеатры, еще 5 млн р. собирается забрать Минкульт. Получается, что российским прокатчикам фильма и американским дистрибьюторам остается от этой суммы 7 млн р. Отсюда еще стоит вычесть затраты на прокат.

Пример Франции: стоимость прокатного удостоверения одинакова как для французского фильма, так и для иностранного — €0,82 за минуту фильма. За стандартную двухчасовую картину — €98.

Куда будут уходить деньги?

В Фонд кино, в специальный резерв, который будет субсидировать производство и прокат отечественных лент. Более того, задумана еще более хитрая схема. В заявлении говорится, что в полномочиях Фонда кино будет возможность компенсировать стоимость прокатного удостоверения — «наиболее выдающимся» среди иностранных фильмов, и российским на основе абстрактного питчинга. Полностью или частично, решат без нас, совет при Фонде кино это будет решать по собственному желанию.

Судьба иностранных фильмов в таком разрезе останется полностью в руках совета ФК, в законе не будет прописан обязательный возврат суммы по иностранным фильмам. Опять же, по желанию. Кто будет входить в данный совет и принимать решение о культурной значимости фильмов, определять, насколько это выдающий шедевр или художественный провал, — никто сейчас не знает. Будет ли в данном вопросе подниматься пресловутый фактор цензуры — пока не говорится, но несложно догадаться, что фильмы с любым намеком на острые темы (гомосексуальность, политика, продолжите список) не будет ждать ничего хорошего. Как и любой фестивальный фильм, представляющий Россию в невыгодном свете, — та же «Кроткая» Лозницы.

Для чего это делается?

Мединский таким образом продолжает борьбу со своим вечным врагом — условным заморским «Левиафаном». Министр культуры уже долгие годы ищет методы борьбы с засильем, как он любит повторять, низкопробных голливудских фильмов, которые якобы отнимают сеансы и зрителей у отечественных картин. Понятное дело, эти меры едва ли спасут российское кино от большой голливудской продукции — то есть как минимум не исключат в будущем противостояние условных «Времени первых» и очередного сиквела «Форсажа». А вот авторское кино будет выжжено напалмом. Количество больших иностранных фильмов не уменьшится. Что касается российского кино — таким образом возрастет разве что количество антикоррупционных фильмов Навального. Станет больше работы для его видеообзоров: предложение Минкульта — почва для коррупции.

Что это значит?

Побор, оброк. «Платон» от Министерства культуры» — и куда более страшный и разрушительный, чем для дальнобойщиков. По единому мнению профессионалов, если будет принято предложение Мединского, прокат в том виде, в котором он сейчас существует, просто прекратит свое существование. Это полностью убьет рынок и любую малую или среднюю компанию. О фильмах с Каннского кинофестиваля в российском прокате придется забыть. Документальное кино? Нет, не слышали. После ликвидации независимых продюсеров (см. закрытый клуб продюсерских компаний, получающих государственные деньги) империя наносит еще один удар по бизнесу.

Есть ли надежда?

Всем профессиональным участникам рынка вся эта ситуация кажется полнейшим абсурдом и безумием. «Убийство независимого кинопроката», — в унисон говорят кинопрокатчики. Можно верить, что идея Мединского останется на уровне троллинга для массмедиа, но не будет принята на законодательном уровне. Иначе нас ждет и бунт независимых дистрибьюторов, и какой-то мощный ответ руководителей киносетей. Пока все это настолько безумно и сокрушительно, что все остаются в выжидающей позиции. Последнее слово Владимира Мединского: «До 2018 года еще подискутируем».

Татьяна Долженко
Соучредитель кинопрокатной компании «ПРОвзгляд»

«Та ситуация, когда комментарии излишни, а инициатива представляется дурным анекдотом или новым Кафкой. Причем для того, чтобы осознать абсурдность, совсем не обязательно смотреть изнутри киноиндустрии — достаточно в самых общих чертах представлять социальные, культурные, рыночные реалии. Либо же у инициативы есть иные цели, о которых замалчивают. Например, введение цензуры на кино как разновидность СМИ. Без всякого сомнения, в своей последней формулировке новый закон отрежет от рынка кинопроката не только мелких, но и средних игроков, оставив горстку мейджоров — выжженное поле и торжество блокбастера. Также произойдет еще большая маргинализация арт-мейнстримного и авторского кино, появятся тайные кинотеатры почти как тайные бордели и прочие атрибуты полицейского государства — гигантский шаг назад, в архаику, одним словом. Ну и, конечно, это усугубит приверженность российского зрителя пиратскому контенту. Не принесут эти нововведения радости и на территорию российского кинопроизводства: согласно новой инициативе, чтобы прокатная мзда была возвращена, ее нужно сначала внести. Так что ситуацию можно квалифицировать как узаконенное предумышленное убийство проката не только иностранных независимых фильмов, но и российских».

Сэм Клебанов, основатель компании «Кино без границ»:

Владислав Пастернак, продюсер, соучредитель кинодистрибьютора OvalGrid:

Олег Березин, гендиректор «Невафильм Research»: