Сегодня в прокат выходит «Чудо-женщина» — фильм о той самой богине и амазонке, которая украсила кино «Бэтмен против Супермена» и заставила говорить о себе весь мир. «Афиша Daily» поговорила с новым воплощением Чудо-женщины — израильтянкой Галь Гадот — о женщинах, мужчинах и комиксах.

— Простите, что стою во время интервью, мне нравится возвышаться над всеми вами. И над Крисом Пайном. Шучу! Просто потянула спину.

— Ого, тогда начнем скорее — считаете ли вы Чудо-женщину феминистским символом и советовались ли вы с Линдой КартерПервая исполнительница роли Чудо-женщины в одноименном американском сериале 1970-х на эту тему?

— Чудо-женщина — икона феминизма для меня и, думаю, для всех остальных. Но, когда дело доходит до определения феминизма, возникает недопонимание. Даже у некоторых женщин встречается защитная реакция, когда им задают тот самый вопрос, реакция моментальная: «Ой, я не феминистка». Феминизм, прежде всего, — это выбор, это про равенство и свободу выбора. Я думаю, что Чудо-женщина именно эти ценности и представляет, ей совершенно неважно, кто какого пола. Она выросла на острове, где не было мужчин. Даже когда она попадает в мужской мир, она считает, что мужчины такие же люди, как она сама. И у каждого есть свои качества, как плохие, так и хорошие. Да, я встречалась с Линдой Картер, когда я была в Нью-Йорке. Одной встречи стало достаточно, чтобы понять, почему именно она была первой Чудо-женщиной. Она обладает совершенно особой энергетикой, она смешная, умная, язвительная — словом, потрясающая. Конечно, мы с ней играли одного и того же персонажа, но в совершенно разное время и в разном контексте. Кстати, в ООН она сделала очень интересный жест в мою сторону. Мы сидели рядом в ООН, слушали выступающих женщин, в руках она крутила ручку. В какой-то момент она передала ее мне, как олимпийцы передают эстафету друг другу. Я была очень тронута этим и сохранила эту ручку.

— А вы смотрели телесериал «Чудо-женщина»?

— Я тогда еще не родилась. (Смеется)

— А кто был вашей ролевой моделью, когда вы были маленькой девочкой?

— Если честно, когда я росла, у меня никогда не было плакатов с кумирами в комнате. Хотя мне всегда нравилась поэтесса Майя Энджелоу. Меня всегда вдохновляли те сильные женщины, которых я знала лично, будь это моя мама или подруги, — в мире так много великих женщин!

— В первой половине фильма много сцен с амазонками. Тут и актриса Робин Райт, и Конни Нильсен, и модель Даутцен Крус, и чемпион Олимпийских игр по бобслею, и женщина-полицейский, и бывшая мисс Греция. Каково было работать с ними?

— Это было потрясающе. На меня эта часть произвела впечатление как на зрителя, когда я посмотрела фильм в первый раз. Существует много эпических сцен сражений, в которых фигурируют мужчины, — например, «300 спартанцев». И видеть женщин, которые это делают в своем собственном стиле, — это что-то особенное, это вам не мужеподобные схватки. И работать с женщинами было просто замечательно. У меня много друзей там и тут — я очень общительная. И во время съемок мы с девушками все время смеялись, мы очень поддерживали друг друга. Но когда мы снимали в Италии, это было настоящее безумие. Все женщины путешествовали с семьями, мы снимали на пляже, пока их мужчины тихо прохаживались вокруг с колясками и нашими малышами — чувствовалось, будто наступила новая эпоха! (Смеется)

— Что для вас значило то, что режиссером фильма была Патти Дженкинс? Чувствовалась ли разница между работой с режиссером-женщиной и режиссером-мужчиной?

— Это замечательно, что режиссером картины была Патти. Патти была очень воодушевлена «Чудо-женщиной», у нее было четкое представление о Чудо-женщине, какую историю она хочет рассказать. Работа с Патти была потрясающим опытом. Она уникальный человек: теплый, умный, отзывчивый. Она умеет сближаться с актерами. Есть в принципе разница между работой с разными режиссерами, но я не думаю, что их пол имеет значение.

— Отличалась ли ваша подготовка к роли в этом фильме от подготовки к «Бэтмену против Супермена»?

— Это был совершенно разный опыт. В «Бэтмене против Супермена» у меня небольшая гостевая роль. Это был фильм совсем не про моего персонажа. В «Чудо-женщине» у нас появилась возможность проследить путь моей героини, пойти гораздо глубже, узнать, кто она, понять, что сделало ее такой, какая она есть.

— Расскажите о физической подготовке к роли. Пригодился ли вам опыт службы в армии и вообще — как проходили ежедневные тренировки?

— Я начала подготовку к роли примерно за 5–6 месяцев до начала съемок. Занималась одновременно разными вещами: ходила в тренажерный зал, отрабатывала хореографию трюков, училась верховой езде. Опыт армейской службы не очень пригодился, в армии я была инструктором. Два месяца назад я родила ребенка, так что постепенно возвращаюсь в ту форму. Я выполняю кардиоупражнения, которые ненавижу, также я работаю с поднятием веса, тренирую разные мышцы отдельно.

— Какая именно серия комиксов вдохновляла вас? Комиксы, как известно, сильно повлияли на культуру.

— Я никогда не была большой поклонницей комиксов, они не были частью моей жизни, как бы странно это ни звучало. Естественно, когда я начала готовиться к роли, я начала читать много комиксов, у меня появилась целая коробка. Нужно понимать, что в комиксах было очень много разных версий Чудо-женщины — в итоге просто невозможно использовать их все для экранизации. Нужно придерживаться одной выбранной концепции. Так что моей библией был сценарий.

— Действие фильма происходит в поворотную эпоху в истории человечества — во время Первой мировой войны. Что вы думаете о вовлеченности ваших героев в процессы, происходящие в мире? Есть ли для вас в этом какой-то политический аспект?

— Для меня это вряд ли имеет первостепенное значение. Я никогда не была особым поклонником историй о супергероях. Обычно это такая библейская притча о мести: плохой парень совершает зло, хороший мстит за это зло, убивает плохого парня и восстанавливает справедливость. Я не думаю, что этот черно-белый подход актуален для XXI века с его более размытой и неоднозначной моралью. В этом фильме, что необычно для жанра, героем-мужчиной движет не месть, а любовь и сострадание. И фильм показывает, что не месть, а любовь и надежда должны быть мотивацией. Эта мысль сильно вдохновляла меня.

— Этот фильм во многом об отношениях матери и дочери. Что это для вас значит и что для вас более важно: быть Чудо-женщиной или снова быть мамой?

— Однозначно быть мамой. Это самая важная, это главная роль, которая у меня когда-либо будет. Что же до отношений между матерью и дочкой, моя мама всегда опекает меня, очень волнуется о моем благополучии. Вообще тема таких отношений в кино всегда интересная, потому что в них, как правило, много нюансов, сложностей.

— А вас не пугает, что вам придется играть Чудо-женщину как минимум еще лет десять?

— Совсем нет, это весело, и, пока есть возможность работать с классными людьми, как Крис и Патти, я буду только рада.

— Раз уже мы заговорили о будущем, не могли бы раскрыть какие-нибудь детали «Лиги справедливости», подтвердить какие-нибудь слухи?

— Боюсь, что нет. «Лига справедливости» — это большое, но совершенно другое кино. Нас, супергероев, будет так много и каждый привнесет свою личную магию на экран — было весело в нем сниматься.

Фильм
Чудо-женщина
3.5 из 5
★★★★★
★★★★★
Купить билет